Основные направления китайско-пакистанских отношений в сфере обеспечения национальной безопасности

Известно, что в Исламабаде отношения с Пекином рассматривают в качестве приоритетных, относя Китай к числу ближайших союзников и партнеров. Весьма активные разноуровневые контакты имеются в политической, торгово-экономической, военной, научно-технической и других сферах. Довольно регулярно проходят визиты глав государств и правительств. В апреле 2005 года между двумя странами был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедских отношениях, который зафиксировал важнейшие направления стратегического партнерства двух государств. В документе содержится положение о том, что подписавшие его стороны не могут вступать в союзы или иные объединения, заключать соглашения с третьими странами и предоставлять им свою территорию, если это создает угрозу для одного из них. Осуществляется интенсивный обмен делегациями по линии парламентов, военных и деловых кругов, научных и молодежных организаций.

Стороны тесно увязывают свои подходы к актуальным международным проблемам, в том числе к реформам Совета Безопасности ООН. Позиция Пакистана по статусу Тибета и Тайваня соответствует официальной китайской позиции. Китай же, наметивший линию на сближение с Индией, не так однозначен по весьма чувствительному для Пакистана вопросу Кашмира и не выступает на чьей-либо стороне, поддерживая идею решения этого застарелого индийско-пакистанского конфликта путем переговоров между заинтересованными сторонами.

Большое внимание уделяется региональной проблематике, в первую очередь речь идет о деятельности в рамках СААРК и ШОС. Еще в 2005 году при взаимной поддержке они получили статус наблюдателей в этих организациях. В Исламабаде предпринимаются попытки привлечь Пекин к более активному подключению к делам Южной Азии, что могло бы привести к некоторой корректировке имеющегося на субконтиненте дисбаланса в пользу Индии, а также создать возможности для установления более тесных связей с центрально-азиатскими странами. Исламабадская администрация нацелена на прием Китая в СААРК и в то же время претендует на получение полноправного членства в ШОС. Хотя главы государств ШОС понимают, что прием новых членов в организацию на данном этапе нецелесообразен, некоторые обещания Исламабаду все же были даны.

Китайские специалисты отмечают, что ключевой областью двустороннего взаимодействия является сотрудничество в сфере ВТС. Пекин оказывает Пакистану содействие в модернизации его вооруженных сил. ВВС страны практически полностью состоят из китайской техники (более 30 штурмовиков А-5, около 150 истребителей F-7 и более 50 учебно-тренировочных самолетов различных типов). Практически завершена совместная разработка легкого многоцелевого истребителя третьего поколения JF-17 «Гром». Силовая установка этого самолета оснащена китайским авиационным двигателем, производимым на базе российского образца RD-93. В настоящее время решается вопрос о возможности поставок Китаем этих двигателей Пакистану, что требует согласования с российской стороной. Заключены контракты на поставку в Исламабад истребителей F-7PG и РЛС, подписан меморандум о совместной разработке самолета, оснащенного системой раннего обнаружения и наведения. Серийное производство JF-17 налажено в Пакистане на авиасборочной линии, мощность которой составляет более 20 единиц в год. Эти истребители должны заменить устаревшие F-7, а также в недалеком будущем, как предполагают, даже стать предметом экспорта.

Сухопутные войска Пакистана имеют на вооружении китайскую технику (более 70 % танков Т-59, Т-69, Т-85 и 60 % артиллерийских орудий). Пекин ежегодно выделяет беспроцентный кредит для осуществления поставок в Пакистан стрелкового оружия, боеприпасов, средств связи, автотранспорта, запасных частей и оборудования. Исламабаду поставляются переносные зенитно-ракетные комплексы QW-I, QW-II для средств ПВО.

Развиваются связи и по линии военно-морских ведомств. Подписано рамочное соглашение (стоимость сделки – 1 млрд. долл.) о строительстве для ВМС Пакистана четырех фрегатов F-22P (три из которых будут собраны в Китае, а один на судоверфи в Карачи).

Между сторонами регулярно проводятся консультации по обороне и безопасности. По итогам этих встреч подписываются соглашения – о ВТС и военной помощи.

Как представляется, в ближайшие годы не стоит ожидать каких-либо кардинальных изменений на рынке вооружений Пакистана, где «первую скрипку» по-прежнему играет Китай. Вместе с тем возможны и некоторые изменения, поскольку пакистанское руководство с учетом некоторых подвижек и смягчения ограничений со стороны Запада на поставки сюда военно-технической продукции начинает принимать меры по диверсификации связей в области ВТС.

Между Пакистаном и Китаем развивается сотрудничество и в космической области, причем как на двусторонней, так и на многосторонней основе (Азиатско-тихоокеанская организация по сотрудничеству в сфере космоса – APSCO, куда помимо ИРП и КНР входят еще семь стран).

Большое внимание уделяется сотрудничеству на антитеррористическом и антинаркотическом направлениях. Правовую базу для взаимодействия составляет заключенное двустороннее соглашение о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, а также меморандум о пресечении наркотрафика. Расширяется взаимодействие в рамках соответствующей совместной рабочей группы. В Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая прошли масштабные контртеррористические учения. Пекин тщательно отслеживает вопросы, связанные с обеспечением безопасности своих граждан, задействованных в различных проектах в ИРП (были отмечены случаи терактов и похищений). В данном контексте Пекин заинтересован в активизации действий пакистанских властей против местных экстремистских организаций.

Пекин занимает второе место по объемам двусторонней торговли. Экспорт из Пакистана состоит преимущественно из хлопчатобумажной пряжи и тканей (80 %), а также нефте- и морепродуктов, кожи, овощей и фруктов, на которые приходится порядка 850 млн долл. В импорт ИРП входят машинно-техническое оборудование и запчасти к нему, изделия из черного металла и стали, сахар, химикалии, фармацевтическая продукция.

Китай широко представлен (более 60 компаний задействовано в 250 проектах общей стоимостью около 7 млрд долл.) в проектах пакистанской инфраструктуры, среди которых своей масштабностью выделяются следующие: строительство глубоководного порта в Гвадаре, сооружение второго энергоблока атомной электростанции в Чашме, а также проекты по разработке месторождений меди в Саиндаке и полиметаллических руд в Даддаре. Китайцы активно задействованы в модернизации железных дорог страны, в частности, подвижного состава.

Эффективно функционируют двусторонние Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству и Деловой форум. В Пакистане зарегистрировано более 50 китайских компаний со стопроцентным китайским капиталом, многие из них имеют дочерние фирмы, работающие в формате совместных предприятий. За последние несколько лет Пекин увеличил объем прямых инвестиций более чем в шесть раз, однако абсолютные цифры не особенно велики. Особое внимание уделяется сотрудничеству в сфере энергетики. Было принято решение о создании профильной Совместной рабочей группы, а представители пакистанских и китайских деловых кругов подписали несколько десятков документов, в частности, по разработке месторождений углеводородов, строительству перерабатывающих заводов, возведению ТЭЦ и ГЭС. Есть планы по сооружению так называемой энергетической зоны в Гвадаре, состоящей из нефтяных хранилищ и перерабатывающего завода производительностью 21 млн. тонн. Данный проект может привлечь до 12-13 млрд долл. инвестиций.

В двусторонних отношениях не остается забытой и гуманитарная составляющая. Пакистану ежегодно дается около 100 базовых стипендий, а пакистанские аспиранты имеют возможность поехать в Китай для работы над диссертацией. Каждый год более 500 пакистанских студентов отправляются на учебу в Китай на коммерческой основе. В прошлом году принята новая стратегия развития сотрудничества в гуманитарной сфере. Она предусматривает обмен делегациями, подготовку специалистов, совместное производство кинофильмов и сотрудничество в театральной области, налаживание прямых связей между высшими заведениями двух стран. В последнее время были подписаны соглашения о взаимодействии в области археологии и сохранения исторических памятников. Число транспортных маршрутов между Пакистаном и Китаем достигло восьми. В столице Пакистана начато строительство Центра пакистано-китайской дружбы, имеются планы по открытию Института Конфуция, а также специализированного центра по изучению КНР, который будет функционировать при Институте стратегических исследований.

Пакистан и в дальнейшем, по всей видимости, будет стремиться развивать разностороннее сотрудничество с Китаем, рассматриваемое исламабадской администрацией в формате стратегического партнерства. При этом и Пекину выгодна подобная ситуация, поскольку, активно взаимодействуя с Исламабадом, он в значительной степени держит в напряжении своего южного соседа в лице Индии, претендующей на звание региональной державы и ревностно следящей за ситуацией в Южной Азии. А подобная геополитическая модель, как представляется, выгодна как Исламабаду, так и Пекину. Поэтому, видимо, стоит ожидать наращивания многоплановых отношений между двумя странами.

55.87MB | MySQL:105 | 0,461sec