Французские эксперты о Сирийской национальной армии

Французские эксперты и аналитики уделяют традиционно большое внимание ситуации в Сирии и ходу сирийского конфликта. Это обусловлено тесными в недавнем прошлом политическими и экономическими связями между двумя государствами, отчасти обусловленными общим историческим прошлым (в 1920-1944 годах Сирия находилась под французским мандатом). До начала протестных выступлений, а затем гражданской войны в 2011 году Франция была одной из немногих западных держав, «обхаживавших» президента Башара Асада. Позитивный потенциал во французско-сирийских отношениях был обнулен, когда правительство Николя Саркози поддержала вооруженную оппозицию в САР, о чем сейчас не скрывая жалеют многие представители французской элиты. Другой причиной внимания французских экспертов к сирийской ситуации является фактор безопасности. Международный терроризм, получивший новый импульс в ходе сирийской смуты, выплеснулся на улицы французских городов, когда в 2015-2016 годах состоялись нападения на редакцию журнала Charlie Hebdo, а затем кровавые теракты в Париже и в Ницце.

На портале Les Cles du Moyen Orient («Ключи к Ближнему Востоку») был опубликован доклад Эмиля Бувье «Сирийская национальная армия: кто они, помощники Анкары в борьбе против курдов?» (1). Речь идет о Сирийской национальной армии (СНА), вооруженной группировке сирийских боевиков, являющейся турецкой ударной силой на земле при проведении военных операций против сирийских курдов. Автор задается несколькими вопросами. Из кого состоит СНА? Действительно ли являлись ее боевики в прошлом членами террористических групп? Каков интерес Анкары развертывать этих наемников в Сирии, несмотря на их крайне негативный имидж в СМИ и среди местного населения?

По мнению эксперта, СНА является большой и крайне разношерстной коалицией разных в идеологическом отношении групп, объединенных турецкими силовиками под знаменами Вооруженных сил Турции. Образование СНА относится к маю 2017 года. При этом большая часть бойцов новой организации пришла туда из рядов Сирийской свободной армии (ССА), которая была официально образована 29 июля 2011 года. Первоначально ее костяк составили дезертиры из Сирийской Арабской Армии. Затем к этой вооруженной группировке стали присоединяться все недовольные сирийским режимом. Большое содействие на начальном этапе организации оказали Катар и Турция, рассматривавшие ее как свое оружие для свержения правительства Башара Асада и перехвата власти в этой стране. С октября 2011 года в турецком Искендеруне был развернут оперативный пункт НАТО, в задачу которого входила поддержка вооруженной оппозиции в Сирии. Пережившая свой расцвет в 2012 году ССА с весны 2013 года стала клониться к упадку. Причинами были то, что ССА оставалась зонтичной структурой со слабой дисциплиной, ее боевики были хуже оснащены, чем представители радикальных исламистских группировок, теряли популярность среди местного населения в связи со своими бесчинствами и коррумпированностью.  С 2013 года начался отток боевиков из ССА в «Джебхат ан-Нусру» (запрещена в России), идеологически более мотивированную, дисциплинированную, лучше вооруженную и оснащенную. А с 2014 года и на сторону «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) после того как его боевиками была занята Ракка.

Французский эксперт рассматривает вмешательство России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года как поворотный пункт в истории гражданской войны в САР. С этих пор вооруженные формирования ССА терпели одно поражение за другим. Уход же боевиков из Восточного Алеппо в декабре 2016 года стал для них «невосполнимой потерей». Еще одной привлекательной организацией для дезертиров из ССА стали в этот период «Силы демократической Сирии» (СДС), хорошо финансируемые и оснащаемые американцами, которые претендовали на тот момент на создание широкой коалиции вооруженных группировок, включая курдские, арабские и туркоманские.

В это время ССА стала своего рода фантомом. Если в 2012 году она насчитывала в своих рядах 80 тысяч боевиков, то осенью 2016 года только 30 тысяч. Вторую жизнь в остатки ССА вдохнула турецкая военная операция «Щит Евфрата», начатая 24 августа 2016 года. Эта военная операция, по мнению Эмиля Бувье, обозначила конкретные параметры стратегического партнерства между ССА и Турцией. Для боевиков ССА это принесло двойственные результаты. С одной стороны, турецкая поддержка принесла дополнительное вооружение и финансирование. С другой стороны, низкий уровень профессионализма среди боевиков привел к значительному количеству человеческих потерь в их рядах. С этого времени сирийские клиенты, фактически наемники играют центральную роль в военных операциях турецкой армии на севере Сирии и стали незаменимы для Анкары в осуществлении ее планов.

В мае 2017 года турецкие власти решили институционализировать эти вооруженные формирования в рамках новой структуры – Сирийской национальной армии, разделенной на «легионы». Одновременно в провинции Идлиб СНА 4 октября 2019 года вступила в состав так называемого «Фронта национального освобождения», коалиции протурецких группировок, борющихся против просаудовской «Хайят Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра»). В состав СНА влились представители 30 вооруженных группировок различной идеологической и политической направленности. Объединяют их финансовая зависимость от Турции и  ненависть к курдам. Самыми крупными из них явились остатки группировки «Ахрар аш-Шам», «Лива Мехмед Фатих» («Бригада Мехмета Фатиха»), «Лива Султан Мурад», «Лива Самарканд», «Дивизия Хамзы», «Джебхат аш-Шам». Любопытна в этой связи судьба группировки «Ахрар аш-Шаркийя» («Свободные люди Востока»). Она была создана в 2016 году по благословению одного из религиозных судей (кади) «Исламского государства», а ее нынешним лидером является старый кадр «Джебхат ан-Нусры» Абу Хатем Шакра. Во время проведения операции «Источник мира» в 2019 года боевики этой группировки освободили жен террористов из ИГ, содержавшихся в лагере Айн Иса.  В феврале 2019 гола Абу Хатем Шакра был награжден государственной наградой Турции за «охрану собственности» в Африне.

По информации автора,  первая турецкая военная операции на севере Сирии «Щит Евфрата» (август 2016 г. – март 2017 г.) характеризовалась значительным количеством человеческих и материальных потерь для Вооруженных сил Турции. В результате погиб 71 турецкий военнослужащий, было уничтожено 11 танков и 5 БТР. В ходе второй военной операции в Африне, начавшейся в январе 2018 года, турецкие военные учли эти уроки и стали посылать в первую линию наступления сирийских боевиков из СНА. Тем самым потери среди турецких военных удалось существенно снизить в ходе операции «Оливковая ветвь» в Африне. Если потери среди турецких военных составили 46 человек, то среди их сирийских клиентов – 463 человека. Таким образом, для Анкары боевики из СНА выполняют роль своего рода «пушечного мяса», минимизируя собственно турецкие потери. Боевые действия Вооруженных сил Турции против курдских «Сил народной самообороны» (СНС) повысили рейтинг турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Уровень его популярности вырос на 3,7%, а количество турецких граждан, критически относящихся к его политике, снизилось на 9%.

Подводя итоги рассмотрению деятельности СНА, французский эксперт делает ряд выводов.  Во-первых, участие в турецких военных акциях вдохнуло новую жизнь в остатки ССА, объединившиеся под брендом Сирийской национальной армии. Во-вторых, сирийские наемники выступают в этих операциях ударной силой, ограничивая военные потери среди турецких военнослужащих. Для руководства ВС Турции это важно еще и потому, что чистки, затронувшие турецкую армию после путча 2016 года, привели к уменьшению компетентности офицерского корпуса при проведении боевых действий. В-третьих, антикурдски настроенные боевики обеспечивают для Турции создание вдоль границ с Сирией полосы безопасности, где проводятся этнические чистки, а нелояльное туркам курдское население заменяется арабами-суннитами.

  1. https://www.lesclesdumoyenorient.com/Armee-nationale-syrienne-qui-sont-ces-suppletifs-d-Ankara-engages-contre-les.html
55.88MB | MySQL:106 | 0,428sec