К вопросу о закрытии американских военных баз в Турции

15 декабря 2019 г. президент Турции Р.Т.Эрдоган, выступая в программе «Специальная повестка» на телеканале A Haber, заявил о готовности «если будет необходимо» закрыть американские военные базы Инджирлик и Кюреджик.

Процитируем турецкого лидера: «Если потребуется закрыть, то мы и Инджирлик закроем и Кюреджик тоже».

Поводом к этому заявлению Р.Т.Эрдогана стал очередной виток в Конгрессе США по принятию антитурецких экономических санкций в связи с закупкой Турцией российских систем ПВО С-400, а также законопроекта по вопросу признания событий 1915-го года «геноцидом армянского народа».

Сразу отметим некоторые обстоятельства.

Во-первых, экономические санкции в отношении Турции важны не сами по себе. Понятно, что они, в любом, даже самом плохом для Анкары случае (который предвидеть достаточно крайне сложно — В.К.) будут носить весьма точечный характер.

Но на кого американцы могут наложить санкции? На Министерство национальной обороны Турции и на министра обороны Хулуси Акара? Заморозят их американские активы, ограничат экономическую деятельность с ними американских компаний и ограничат им проезд в США? – Звучит в отношении союзника по НАТО довольно странно. По сути это будет означать блокирование всей переговорной активности в рамках блока НАТО.

Во-вторых, признание событий 1915 года «геноцидом армянского народа», если оно случится, станет из ряда вон выходящим событием для турецко-американских отношений. Заметим, что все американские президенты, выступая на публике, в том числе, перед армянской диаспорой США, до сих пор, избегали использовать слово «геноцид», всеми правдами и неправдами заменяя его на какие-то другие эпитеты. Лишь бы не раздражать излишне турецкую сторону. Так поступал и Б.Х.Обама и Д.  и, вряд ли, можно предвидеть какие-то перемены в позиции США по отношению к Турции, даже при том, что НАТО переживает очевидный кризис идентичности и южный фланг НАТО, в лице Турции, сильно утратил свое прежнее, стратегическое значение.

Санкции США в отношении Турции за С-400 лишь ещё больше будут способствовать военно-техническому сотрудничеству с Россией. И так уже появилась информация о российско-турецких переговорах по закупке дополнительных дивизионов С-400. Не говоря уже о реальной перспективе того, что Турция переключится с программы F-35 на закупку российских истребителей Су-35.

А закон о «геноциде», в случае его принятия, обещает стать огромной, плохо заживающей занозой для турецко-американских отношений, и, без того, отягощенных сложными проблемами и противоречиями. Принятие закона будет автоматически означать, что теперь американским президентам в их ежегодных обращениях к армянской диаспоре страны придется переходить на использование слова «геноцид» и получать с той же регулярностью  ноты протеста со стороны турецкого МИДа.

Уже американцы своими неразумными действиями по отношению к Турции, как к союзнику на Ближнем Востоке, добились того, что ей пришлось строить в регионе другие долгосрочные (!) форматы решения своих проблем, в том числе, с Российской Федерацией, включая Астанинский формат переговоров по Сирии.

Отказ же, по сути, от использования статьи Устава НАТО о коллективной безопасности, вынудил Турцию строить собственную, национальную архитектуру безопасности и самостоятельно латать те бреши, которые в ней сейчас имеются. Речь, в первую очередь, идет о системе ПВО страны, которую Турция получает у России. А на очереди – обновление турецкого парка ВВС.

Заметим, что и то и другое – это необратимые шаги со стороны турецкого руководства, которые не будут им отыгрываться даже в случае реального применения санкций. Подчеркнем, даже в случае принятия самых жестких санкций, Турция не откажется ни от Астанинского формата, ни от закупки российских систем С-400.

Да, Турция могла бы эти вопросы разменять (!) в случае если бы со стороны США поступило бы адекватное предложение. А адекватным предложением надо считать, как минимум, отказ от поддержки сирийских курдов и высылку в Турцию беглого проповедника Фетхуллаха Гюлена.

Но Турция, как нормальная восточная страна, не может вестись на угрозы. Иначе её лидер потеряет лицо в глазах своего электората, а у Р.Т.Эрдогана, и так, сейчас рейтинг пошел по нисходящей. По некоторым оценкам, он сейчас опустился до 40% электоральной поддержке – самого низкого уровня за всю его политическую карьеру.

Зато в случае введения американцами антитурецких санкций у Реджепа Тайипа Эрдогана есть возможность к тому, чтобы, во-первых, объяснить электорату, почему с экономикой в стране не становится кардинально лучше. А также, во-вторых, построить свою дальнейшую риторику на антиамериканских лозунгах, которые столь любимы его электоратом.

Кроме того, у Турции есть реальные рычаги к тому, чтобы ответить. Собственно, Р.Т.Эрдоган их (хотя, как представляется, далеко не все — В.К.) обозначил – закрытие военных баз Инджирлик и Кюреджик.

Вернемся к цитированию сказанного турецким лидером по поводу ответных действий Турции, если США примут санкции и закон о событиях 1915-го года:

«Когда я объясняю тамошним (американским) официальным лицам про армянскую проблему, что именуется армянским геноцидом, то я вижу, что они не владеют этим вопросом. Мы сейчас раскрываем около 1 млн документов, находящихся в руках наших Вооруженных сил. Пусть приезжают (зарубежные) историки и юристы и изучают (документы). Говорится, что некоторое количество (документов) есть в Гарварде. Говорится, что есть во Франции. Пусть они тоже (откроют свои архивы). В Армении есть что-либо? – Нет! Пусть все раскроют свои архивы. Пусть будут сформированы делегации из историков, юристов, археологов. Пусть они занимаются изучением (вопроса). Тогда, если необходимо, пусть вмешаются политики. Пусть это решение (о наличии или отсутствии геноцида — В.К.) будет принято после того, как историки сделают свои исследования, юристы и археологи произведут свой анализ. И лишь после этих исследований пусть решение будет приниматься юристами. Те, кто не могут представить никаких документов, не имеют права голоса. А они взяли и приняли решение. Решения, которые вы принимаете, не имеют значения. Эти решения являются политическими. В них нет ни одной стороны, которая бы отвечала праву. Мы не можем их принять. (Даже) они говорят это прямо сейчас. Говорят, что это решение не имеет значения. Нет нужды называть их имена. Мы идем решительно. Они же пытаются удовлетворить кого-то. Понятно, почему сегодня прошло более 100 лет и Палата представителей и Сенат принимают подобного рода решения».

При этом, президент Р.Т.Эрдоган достаточно четко выразился по поводу того, что ждет военные базы Инджирлик и Кюреджик в том случае, если закон о событиях 1915-го года будет, в итоге, принят.

Процитируем Р.Т. Эрдогана:

«Если и будет решение закрыть базы Инджирлик и Кюреджик, то это решение будет принадлежать нам. Когда этот момент наступит, мы сядем, вместе со своими делегациями, и если нужно будет закрыть, то закроем Инджирлик, закроем и Кюреджик. Если против нас будут реализованы меры, вроде санкций, то мы будем реализовывать меры в рамках принципа взаимности. Для обеих сторон является важным не предпринимать таких шагов, которые станут необратимыми, не подлежащими ремонту для наших отношений с США. Турция не является племенным государством (в контексте, банановой республики – В.К.). У Турции – более чем 2000-летняя история и она не из тех, кто оставит такие шаги без ответа. Мы являемся стратегическим партнёром (для США). Но что (они) пытаются сделать? Надо сесть и подумать об этом. Если продолжат реализовываться «разные сценарии», то у нас есть, чем на них ответить».

В эти дни в Турции много вспоминают историю строительства и работы турецких военных баз в Турции, в частности, базы Инджирлик, на которой, согласно широко растиражированным утверждениям, находится ядерное оружие.

Скажем буквально несколько слов про довольно любопытную историю создания Инджирлика в Турции.

Решение о строительстве американской базы было принято в 1943-м году на второй Конференции в Каире (для справки: англо-американо-китайская встреча президента США Рузвельта, премьер-министра Великобритании Черчилля и президента Китайской Республики Чан Кайши при участии соответствующих военных и дипломатических советников, состоялась в Каире в конце ноября 1943-го года, накануне Тегеранской конференции — В.К.).

Это – довольно любопытное обстоятельство, некоторым образом размывающее турецкий тезис о том, что сначала после окончания Второй мировой войны СССР выдвинул территориальные претензии к Турции, а лишь потом Турция была вынуждена отказаться от своего внеблокового статуса, присоединиться к США и вступить в НАТО. Как мы видим, процессы дрейфа Турции в сторону США начались несколько раньше, а СССР оказывается лишь реагирующей стороной.

Строительство авиабазы началось после завершения Второй мировой войны – в 1951-м году при участии Инженерного корпуса американской армии. Первоначально ВВС США планировали использовать авиабазу в качестве места аварийной остановки и спасения для средних и тяжелых бомбардировщиков. Соглашение о совместном использовании авиабазы было подписано между Генеральным штабом Турции и ВВС США в 1954-м году. 21 февраля 1955 года в качестве названия авиабазы было выбрано «Аданская воздушная база». На авиабазе дислоцировался 7216-й воздушный флот. 28 февраля 1958 года авиабаза получила свое нынешнее название «Воздушная база Инджирлик».

На самом деле, база Инджирлик уже в прошлом веке закрывалась – в 1975-м году в связи с оружейным эмбарго, наложенным со стороны США на Турцию из-за ввода последней войск в 1974-м году на Северный Кипр (увенчался провозглашением Турецкой Республики Северного Кипра – В.К.). 25 июля 1975 года решением Совета министров Турции все военные базы и объекты США на территории Турции (числом 21) были закрыты. База Инджирлик осталась открытой для использования лишь со стороны блока НАТО.

12 сентября 1980-го года в Турции случился военный переворот, а уже 18 ноября 1980-го года главой путчистов Кенаном Эвреном было принято решение о возобновлении функционирования в Турции американских военных баз (это к вопросу об ориентации светских военных в сторону США и Запада – В.К.). После 1980-х годов авиабаза претерпела серьезную модернизацию.

15 июля 1997 года, как было заявлено, в ходе американской операции в Северном Ираке, база Инджирлик использовалась для поддержки и управления 39-м воздушно-десантным командованием.

Теперь добавим несколько слов о радиолокационной станции Кюреджик.

Кюреджик — это военный объект, расположенный в провинции Малатья, в районе Акчада, в одноименном населенном пункте Кюреджик.

Там американскими военными была создана база, впоследствии оставлена и передана турецким военнослужащим. Объект расположен по пути в Малатью на высоте в 1800 метров. Объект «Кюреджик» был построен в 2012-м году со стороны НАТО для использования в качестве радара раннего предупреждения от атак баллистических ракет. Установка радиолокационной системы была проведена военнослужащими США.  Создание радиолокационной базы было завершено в феврале 2012 г. Управление радиолокационной станцией было передано командованию НАТО в рамках Европейского поэтапного адаптивного подхода (EPAA) к разработке и развёртыванию средств противоракетной обороны.

Миссия радиолокационной станции «Кюреджик» передает данные обнаружения и слежения в удаленную систему противоракетной обороны, в комплекс системы противоракетной обороны (THAAD) в Румынии и Польше. Как указывается турецкими аналитиками, радар «Кюреджик» расположен на разумном расстоянии от (возможной) зоны запуска ракет. Станция находится на расстоянии в 700 километров от ирано-турецкой границы.

Задачи обеспечения защиты и внутренней безопасности объекта решают около 50 американских солдат, размещенных на объекте. Как указывается турецкими экспертами, турецкое правительство, проявляя озабоченность касательно возможного нахождения на ее территории иностранных разведслужб, не допустило к работе на объекте иностранных гражданских специалистов.

Турция при этом взяла на себя вопросы внешней защиты от террористических атак и от саботажа этого объекта, расположенного в изолированном от внешнего мира районе. Радар раннего предупреждения принадлежит армии США и эксплуатируется европейской армией США.

Итак, как мы видим, авиабаза «Инджирлик» и радар раннего оповещения «Кюреджик» — это ценные активы американской армии, интегрированные в их систему обеспечения своих региональных интересов США.

Отметим также ещё раз, что в Турции уже были прецеденты, в буквальном смысле, изгнания американских военных из страны и спуска американских флагов над той же авиабазой «Инджирлик». Продлилась такая ситуация около 5 лет, в период с 1975 по 1980-й год. При этом заметим, что НАТОвские военнослужащие продолжали в Турции нести свою службу.

Иными словами, то, что случилось однажды, вполне может и повториться во второй раз – то есть, базы могут (!) быть закрытыми со стороны турецкого руководства.

Тем более, что американские экономические санкции и признание событий 1915-го года «геноцидом армянского народа» не могут быть турецкой стороной оставлены без ответа. Формат этого ответа Р.Т.Эрдоганом – также обозначен, а, следовательно, ему придется предпринимать те шаги в ответ на действия американской стороны, которые он обозначил. В противном случае, случится потеря ещё нескольких пунктов в его рейтинге как политика, который и так встал на наклонную плоскость, пусть и не снижаясь стремительно, но все-таким снижаясь. За тем, что делает Р.Т.Эрдоган пристально следит оппозиция, готовясь к очередным атакам на турецкого лидера.

Аналогичного мнения придерживаются и турецкие эксперты, давшие в эти дни целый ряд интервью ведущим мировым изданиям, включая и отечественные – RT и Sputnik.

Вот как, в частности, прокомментировал для Sputnik ситуацию известный турецкий обозреватель телеканала TRT World Юсуф Эрим.

Процитируем: «Угроза санкций является более ценным инструментом внешней политики для США, чем фактическое введение санкций… Я не думаю, что санкции будут введены, но они будут продолжать висеть над головой Турции, как дамоклов меч». При этом, как указал Ю.Эрим: «Белый дом до сих пор успешно откладывает введение санкций против Анкары, в то время как Конгресс настойчиво стремится ввести их». А вот, что он же сказал для RT: «Эрдоган всегда следит за тем, что он говорит, и нам нужно дословно принять его. Если США введут санкции против Турции, это будет иметь эффект бумеранга, и, судя по риторике президента Турции, действия Конгресса могут стоить США двух ключевых баз в Турции».

Однако, выразим свое мнение, что Белому дому удастся спустить на тормозах антитурецкие санкции и законопроекта о событиях 1915-го года. Разумеется, принятие этих мер против Турции американцами полностью отвечает российским интересам. И важно понимать, что в США проживают и другие, достаточно влиятельные диаспоры, которые, в той или иной степени, заинтересованы в этих антитурецких законопроектах, включая еврейскую, армянскую и курдскую диаспоры. В том случае, если удастся продавить через Белый дом хотя бы одну из инициатив, перед Россией в Турции неизбежно откроются новые стратегические возможности наращивания российско-турецкого сотрудничества. Однако, повторимся, что, скорее всего, Д.Трамп этого не допустит.

55.83MB | MySQL:105 | 0,528sec