Оценки китайских специалистов усиления развития исламского экстремизма в Пакистане. Часть 3

Штурм силовиками «Красной мечети» и активизация воинствующих исламистов

Противостояние воинствующих студентов-исламистов во главе с их преподавателем Абдулом Рашидом Гази в медресе при «Красной мечети» и властей, длившееся 10-11 июля 2007 года, привело к ее штурму. Расположенная в центре Исламабада, в квартале правительственных учреждений, мечеть стала символом мученичества во имя Аллаха. В результате осады и операции спецназа погибли более 200 человек. Китайские специалисты отмечают, что именно тогда пришло осознание масштабности влияния исламизма на пакистанское общество, и в первую очередь на молодежь. И одним из основных источников, питательной средой распространения исламистских лозунгов стали медресе. Пакистан предстал миру «ареалом распространения исламистской угрозы…» Если до операции спецназа в мятежной «Красной мечети» основные теракты происходили в Белуджистане, СЗПП и ТПФУ, то в дальнейшем география терроризма стала активно распространяться во внутренних районах страны – в Исламабаде, Пенджабе и Синде. Экстремисты стали активнее привлекать к своей деятельности студентов медресе. События вокруг «Красной  мечети» провели черту между политическими сторонниками и противниками действия военных властей; между военными и происламскими силами, в частности Альянса происламских партий. Позиции Альянса были сильны в северо-западных районах страны, что и способствовало определенной лояльности и сговорчивости боевиков к местной власти. События вокруг «Красной мечети» полностью изменили ситуацию безопасности в стране. В знак протеста против штурма «Красной мечети» боевики ТПФУ и СЗПП разорвали все договоренности с Исламабадом и ни о каком перемирии вопрос уже не стоял. «Аль-Каида», «Движение Талибан», «Движение Талибан Пакистана», организация «Движение за установление шариата» и т.д. провозгласили джихад военным.

Особенности исламского экстремизма в Северо-Западной пограничной провинции

Лозунги афганского «Движения Талибан» оказали влияние на  «Движение Талибан Пакистана» в пограничных с Афганистаном политических агентствах, но и на усиление исламистских тенденций во внутренних районах СЗПП. В частности, присутствие афганских талибов в ТПФУ и частично в СЗПП дало толчок активизации «Движения за установление шариата». Оно было основано в конце 80-х годов XX века Мауланой Суфи Мохаммадом, последователем школы ваххабизма Саудовской Аравии, который заявлял, что «демократия несовместима с законами шариата, и существующая политическая система Пакистана противоречит Корану», указывая, таким образом, боевикам путь на подрыв демократических институтов в стране. Китайские специалисты отмечают, что Пакистан – государство с развитыми и активно действующими гражданскими демократическими институтами. И несмотря на глубокие разногласия между официальными администрациями и религиозными партиями, вопрос об установлении норм шариата в качестве совершения правосудия и административного местного управления не рассматривался ни на парламентских слушаниях, ни президентом. Гражданская администрация Пакистана поставила себе цель применить нормы гражданского и уголовного права к населению зоны пуштунских племен. С введением поправок к Уголовному законодательству администрация получила механизм конституционного управления землями племен. Но поправки не применялись в судебной практике в ТПФУ.

Агрессия исламских экстремистов против религиозных меньшинств

Любой деструктивный элемент общества, стремясь отстоять свои социальные позиции, проявляет агрессию по отношению как к действующим институтам власти, так и к социально незащищенным, в данном случае к религиозным меньшинствам. Боевики ДТП и афиллированная группировка «Движение Талибан Пенджаба» инициировали теракты против секты ахмадия в провинции Пенджаб. Секта ахмадия (в 2018 году численность ее достигала 4 млн человек) и в последние годы подвергалась нападениям со стороны радикальных суннитов. Китайские специалисты отмечают, что официально Лахор не признавал существование в провинции организаций боевиков, а отмечал лишь «возможность их присутствия». Двойственность в подходе к данному вопросу, с одной стороны, свидетельствовала, как отмечала местная печать, об определенных связях руководства провинции и талибов, а с другой – несостоятельность противостояния террористам – лишний повод для критики ведущей в Пенджабе Пакистанской мусульманской Лиги – политического оппонента правящей в стране Пакистанской народной партии. Несостоятельность провинциальных властей лишь попустительствовала экстремистам. Многочисленные террористические акты свидетельствовали о несостоятельности как местных, так и федеральных властей контролировать террористическую деятельность и обеспечить должный уровень безопасности в стране, что, в свою очередь, сигнализировало о потенциальных социально-политических взрывах. В дальнейшем так и произошло. В целом тенденция терактов лишь усиливалась в провинции; количество жертв резко возросло с 2018 года и составляет более 280 человек.

Таким образом, представляется возможным согласиться с оценками китайских специалистов в том, что постоянная внутриполитическая борьба, которая в значительной степени отвлекает внимание федерального центра от решения многих социальных проблем на фоне разразившегося экономического кризиса и необходимости решения различных проблем восстановления экономики и районов, бесконтрольность боевиков, действующих во внутренних районах страны, и попустительская позиция правящего блока, отсутствие концепции эффективного функционирования комплекса системных и целенаправленных контртеррористических мероприятий способствовали укреплению позиций в обществе ДТП. Исламские экстремисты в лице различных боевых организаций Пакистана уже давно социализировались в обществе, занимают прочные позиции, а главное – у них есть будущее: террористы разрабатывают новые стратегии распространения террора – рекрутирование в ряды боевиков юных подростков, почти детей, мальчиков в возрасте от 10 до 12 лет.

55.84MB | MySQL:105 | 0,476sec