Роль генерала Касема Сулеймани во внешней и внутренней политике Ирана и возможные ответные шаги на его ликвидацию

В ночь на 3 января на выезде из аэропорта иракской столицы – Багдада – был ликвидирован командир спецподразделения «Аль-Кудс» иранского  Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерал Касем Сулеймани. Двумя днями ранее, когда США обвинили Иран в организации нападения на свое посольство в Багдаде, лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи жестко заявил, что Америка совершит страшную ошибку, если попытается нанести ущерб иранским интересам.  То, что случилось в ночь на пятницу, нельзя не назвать иначе как громадный урон для иранских интересов.

Несмотря на не самый высокий пост даже в структуре КСИР, генерал К.Сулеймани считался в стране человеком номер два после А.Хаменеи, так как самолично принимал решения во всех странах, где действовали его боевики  и различные шиитские формирования, прямо или косвенно аффилированные с Ираном – Сирии, Ливане, Ираке, Йемене. Именно он и возглавляемый им «Аль-Кудс» несет прямую ответственность за настоящую смуту последних месяцев в соседнем Ираке. Именно он был максимально важным винтиком в иранской государственной машине, который реально претворял идеи экспорта Исламской революции. США знали, что лично генерал К.Сулеймани  планировал кровопролитные атаки против американцев повсюду на Ближнем Востоке. Именно его, а не Мохаммада-Джавада Зарифа, считали реальным главой МИДа, по крайней мере – на ближневосточном пространстве, ибо там вершится подлинная иранская политика.  Именно он, а не президент Хасан Роухани, собирал и инструктировал руководителей стран шиитской «дуги» в их столицах.  Как раз К.Сулеймани стоял за зафиксированным в начале 2018 г.  первым прямым военным столкновением  между Израилем и Ираном на сирийской территории, когда размещенные  там вблизи израильско-сирийской границы иранские военные соединения произвели запуск ракет в сторону еврейского государства, а Израиль в ответ обстрелял иранские позиции. Вспомним и о запущенном 9 апреля того же года на территорию Израиля иранском беспилотнике с зарядом взрывчатки, в ответ на который Израиль подверг обстрелу авиабазу Тияс, или, T-4, в глубине сирийской территории. В результате этого рейда израильской авиации погибло 7 иранских военнослужащих, представлявших КСИР.

Сегодня абсолютно ясно, что за попытками штурма американского посольства в Багдаде тоже стоял глава спецподразделения КСИР. В социальных сетях в эти дни циркулировал видеоклип с надписью на ограде здания багдадского диппредставительства США – «Касем Сулеймани – наш командир».  В день гибели К.Сулеймани его заменили другим, где написано: « Американцы два дня не стирали имя генерала с забора, а сегодня стерли его самого».  Американцы расквитались с военачальником, который стоял в последние годы за организацией или реализацией всех крупных  терактов или операций на ближневосточном геополитическом пространстве, унесших тысячи и тысячи жизней, шаг за шагом создавал в регионе «шиитскую дугу», никак не отвечавшую планам США на этом пространстве. Думается, гибель генерала К.Сулеймани обрадует многих иракцев, обеспокоенных повышением влияния Ирана в их стране. Символом этого и был покойный глава «Аль-Кудс», закончивший свои дни в стране, где находятся святые для шиитов Наджаф и Кербела и куда он хотел окончательно распространить идеи шиитской Исламской революции.

Уже несколько лет и КСИР, и знаменитый генерал находятся под санкциями США, считающих их террористами.  В Иране с этим категорически не согласны,  и даже либеральный по иранским меркам экс-президент  Мохаммад Хатами заявлял по этому поводу:  «Разве может кто-либо охаивать КСИР, который  противостоит террористам и приносит своих бойцов в жертву?». На стороне Хатами и его нынешний коллега Хасан Роухани: «Если США сделают что-либо против КСИР, это будет с их стороны непростительной ошибкой. Они не знают, что КСИР – это не только военная сила, это нечто, что нашло свое место в сердце каждого иранца». Об этом же говорил и глава МИД Мохаммад Джавад Зариф: «Сегодня все иранцы – стар и млад, мужчины и женщины чувствуют себя бойцами КСИР. Все они рядом с нашими бойцами, которые защищают нас в соседних странах ближневосточного региона перед лицом агрессии и террора».

Однако реальность в том, что и в Иране не все любят КСИР и его спецподразделение «Аль-Кудс». Ни для кого в стране не являются секретом  острые противоречия, существующие между либералами, составляющими ныне большинство в правительстве президента Х.Роухани,  и фундаменталистами из КСИР. Они проявляются практически во всех сферах деятельности – внешней и внутренней политике, экономике, культуре. После подписания венских договоренностей 2015 г. КСИР организовал подлинную кампанию травли либерального правительства, сумевшего добиться снятия с Ирана санкционного прессинга. Х.Роухани и всю переговорную команду во главе с министром М.Д.Зарифом клеймили позором и обвиняли в предательстве национальных интересов. В свою очередь, Х.Роухани  заявлял о коррупции в КСИР, саботаже Корпусом реализации приватизационных планов и др.

Покойный генерал К.Сулеймани отдал КСИР два десятилетия своей жизни, и именно там он заслужил национальную славу.  И нажил много врагов. Но в эти годы произошла и разительная перемена в позиционировании КСИР.  Поначалу, в год Исламской революции 1979 г., он был создан с целью обеспечения безопасности и защиты внутреннего порядка в стране. Хорошо зарекомендовав себя во время ирано-иранской войны 1980-1988 гг., КСИР создал ситуацию, когда только ему стали поручаться самые крупные операции, а регулярная армия привлекалась лишь для артиллерийской поддержки. С приходом на пост президента одного из бывших высокопоставленных командиров КСИР — Махмуда Ахмадинежада —  появились заметные индикации к тому, что возможна реализация идеи поглощения армии со стороны КСИР. С течением времени КСИР принял на себя карательно-репрессивные функции. Он жестко подавлял стихийные протесты населения в азербайджаноязычных провинциях северо-запада страны, выступления арабского населения в южной провинции Хузестан, недавние массовые бунты, инспирированные  резким подорожанием бензина и критической экономической ситуацией. С течением времени  Корпусу были предоставлены права подрядчика по ряду объектов государственного значения. Фанатики-исламисты показали, что им ведома и четкая деловая хватка. КСИР настолько обрел политическое и организационное могущество, что стал государством в государстве. Его олицетворением в последние годы и был генерал К.Сулеймани. Он чуть было не стал президентом: уже несколько месяцев  идут разговоры о том, что фундаменталистское крыло духовенства было намерено провести на этот пост вполне способного удовлетворить их притязания крепкого силовика К.Сулеймани. 3 января стало ясно, что этому не бывать.

Хотя аятолла Али Хаменеи сказал, что Иран жестоко отомстит США за гибель К.Сулеймани,  возникает резонный вопрос, каким должен быть ответ, чтобы не вызвать войны, которую не хотела бы ни одна из сторон.  Одной из опций ответа может быть мощная ракетная атака руками ливанской «Хизбаллы» или палестинских террористических структур. Возможно, такая атака будет предпринята силами «Аль-Кудс» с территории  Сирии. Однако в любом из вариантов за операцией мщения будет виден Иран.  В Израиле считают, что вряд ли в ближайшее время возможна прямая непосредственная угроза безопасности еврейского государства. Разумеется, здесь понимают вероятность мер отмщения на израильском направлении, не представляя точно, в чем это может выразиться. Как пишут местные СМИ, Иран потенциально может задействовать свои прокси-формирования. Катарский телеканал «Аль-Джазира» сообщил, что Израиль через египетских посредников информировал палестинские террористические организации в Газе о необходимости дистанцироваться от Ирана в операциях отмщения против Израиля, ибо реакция Иерусалима может быть очень жесткой. Введены особые меры предосторожности для израильских диппредставительств по всему миру, которые могут подвергнуться террористическим атакам. Подобное может быть реализовано и против подобных американских учреждений, причем, как пишут СМИ, в первую очередь – в африканских странах. Однако в Израиле не снимают и мер предосторожности. Именно в этой связи на сутки был закрыт горнолыжный центр на горе Хермон в непосредственной близости от границы с Сирией. Армия приведена в состояние боевой готовности, но страна живет в обычном порядке.

Разумеется, иранская операция отмщения способна предельно обострить  ситуацию в регионе, поставив ее на грань полномасштабной войны. Однако в Тегеране, надо полагать, отдают себе отчет в том, что такой ход развития ближневосточной истории поставит под вопрос судьбу исламского режима, отягощенного глубокими социально-экономическими трудностями, с практически пустой казной и туманными перспективами ее наполнения.  Исходя из этого, трудно ожидать жесткой реакции Тегерана, несмотря на декларативно пугающий тон заявлений.  Однако если не ответить жестко, как же тогда быть верным не раз звучавшим прежде заявлениям, что «Иран сильнее проклятой Америки и разделаться с ней Тегерану ничего не стоит». Или, переводя дословно персидскую идиому «запачкать в земле американскую морду». Кроме того, иранцы никогда  не принимают необдуманных и скоропалительных решений. Вряд ли нынешняя ситуация заставит их отойти от этого принципа. Но в том, что реакция последует, можно не сомневаться ни на минуту.

47.16MB | MySQL:109 | 0,806sec