О причинах, по которым невозможно вывести Ливан из глубокого политического кризиса

Активисты протестного движения перекрыли в пятницу 10 января движение в центре Бейрута, устроив массовый митинг у муниципального дворца. Как сообщил портал «Нахарнет», полиция попыталась вытеснить демонстрантов с проезжей части, в результате произошли столкновения. По его информации, среди участников уличной акции есть пострадавшие, им оказывается медицинская помощь. Демонстрации, которые сопровождаются перекрытием улиц и автострад, возобновились в столице в четверг вечером, когда протестующие заняли эстакаду Ринг, связывающую христианские и мусульманские кварталы Бейрута. Сообщения о столкновениях между патрулями ливанской армии и демонстрантами поступили из города Триполи на севере Ливана. Толпы молодежи вели себя агрессивно и бросали камни в военнослужащих. В коммюнике, распространенном пресс-службой Минобороны, сообщается, что в результате столкновений в районе Баддави получили ранения 14 солдат. Задержаны восемь активистов, которые нападали на армейские патрули. Массовые волнения в Ливане начались 17 октября прошлого года и привели к отставке 29 октября главы коалиционного правительства Саада Харири. 19 декабря после консультаций с парламентскими фракциями президент республики Мишель Аун поручил сформировать новый кабинет независимому политику Хасану Диабу. Его кандидатуру поддержали 69 из 128 депутатов. Назначение нового премьера не успокоило протестное движение, лидеры которого требуют роспуска парламента и проведения досрочных выборов. Президент Ливана Мишель Аун заверил 3 января сограждан, что процесс формирования нового правительства республики будет завершен на будущей неделе. Соответствующее заявление Ауна приводит национальное агентство «Аль-Ватания». «Кабинет будет состоять из опытных экспертов, которые, я надеюсь, вернут доверие к государству у населения и международных спонсоров», — сказал Аун. Как подчеркнул президент, состав кабинета будет полностью обновлен. По его словам, правительство «сразу приступит к плану реформ, который предусматривает диверсификацию экономики и развитие производственного сектора, что позволит создать новые рабочие места и ослабить зависимость страны от импорта». Правительство Ливана рассчитывает на получение от стран-доноров 12 млрд долларов в качестве финансовой помощи для осуществления крупных инфраструктурных проектов. Новостной портал «Нахарнет» сообщил, что в состав кабинета Диаба войдут 18 министров, соответственно по девять представителей от христианских и мусульманских общин. Как ожидается, главой МИД станет Демианос Каттар, министром финансов — Гази Вазни, главой МВД — отставной адмирал Хосни Дагер. Согласно конфессиональному устройству Ливана, президент республики выдвигается из общины христиан-маронитов; пост премьер-министра принадлежит мусульманам-суннитам, а спикера парламента — мусульманам-шиитам.
По оценке американских экспертов, Хасан Диаб, который должен стать новым премьер-министром Ливана, не сможет преодолеть политические, экономические проблемы или проблемы безопасности страны. Продолжительный политический паралич усугубит экономический кризис в Ливане и потенциально вызовет новый всплеск внутреннего насилия, поскольку основные группировки, такие как «Хизбалла», борются за власть. Повышенная напряженность в отношениях между Соединенными Штатами и Ираном может также привести к усилению санкций в отношении Ливана или даже к открытому конфликту там.
Новый кандидат Ливана на пост премьер-министра Хасан Диаб имеет мало шансов выйти из политического тупика Ливана. И он столкнется с еще более серьезными проблемами, чем нынешний политический паралич, такими как обострение экономического кризиса и кризиса безопасности, поскольку «Хизбалла» переходит к более сильной тактике давления, чтобы сохранить свое влияние, а также по мере роста шансов на региональный конфликт между США и Ираном, который может втянуть в себя и Ливан. Диаб, который собирается сменить давнего премьер-министра Саада Харири на посту премьер-министра, столкнется с серьезными проблемами установления баланса власти. Они включают в себя завоевание поддержки протестного движения, которое не примет премьер-министра в связи с его устоявшимися связями со старым истеблишментом, которого они обвиняют в экономическом кризисе Ливана и в запредельном уровне коррупции. Попытки нового премьера в рамках получения общественной поддержки будут включать в себя одновременное завоевание симпатий либо «Коалиции 8 Марта», к которой принадлежит «Хизбалла», либо «Коалиции 14 марта», основой которого является движение Саада Харири. Чтобы сохранить поддержку любого из этих союзов, ливанские премьер-министры должны продолжать оказывать им и их сторонникам государственную поддержку. Но именно такого рода инсайдерская деятельность побуждает протестующих выходить на улицы. Протесты способствовали ускорению экономического кризиса в Ливане, разрушая экономику, отпугивая туристов и вызывая отток капитала. Попытки балансировать между протестующими и старой политической элитой будет значительно затруднять для любого премьера управление страной.
В то же самое время, когда обеспечение внутренней поддержки является сложной задачей, поиск внешней поддержки является еще более трудной проблемой. Ливанские премьер-министры, как правило, ранее в рамках своего управления страной опирались в основном на иностранную финансовую поддержку. Эта поддержка, которая в прошлом принимала форму прямой американской или французской помощи и выгодных покупок облигаций у арабских государств Персидского залива, позволяла правительству иметь необходимый финансовый ресурс как для покупки лояльности своих собственных сторонников, часто предоставляя им правительственные рабочие места или выгодные контракты, так и для снижения уровня социальной напряженности путем поддержания системы субсидирования. Но сегодня иностранные партнеры стали неохотно предоставлять Ливану новую помощь, четко увязывая такую поддержку с проведением мер жесткой экономии, что должно коренным образом привести к снижению уровня государственных субсидий. Управляющий Банком Ливана Риад Саляме 10 января заявил, что страна нуждается в помощи других государств. Об этом сообщило агентство Рейтер со ссылкой на интервью с Саляме, которое транслировало местное ТВ. «Думаю, Катар хотел бы поддержать Ливан», — заявил глава банка. В то же время он отметил, что контакты между Ливаном и Катаром не входят в обязанности его организации. Это заявление мы бы не стали трактовать как свершившейся факт по ряду причин.

  1. Катар конечно старается работать со своими главными региональными оппонентами в лице КСА и ОАЭ в противовес, автоматически усиливая уровень своей поддержки тем силам в регионе, которые теряют эту поддержку от этих стран. Но в данном случае такая политика не бесспорна, поскольку Доха в общем-то далека от ливанских реалий и не имеет четко выраженного союзника среди местных политических сил.
  2. Такое заявление председателя Центробанка может быть вызвано как раз попыткой возбудить в той же Саудовской Аравии чувство ревности и сподвигнуть ее на оказание финансовой поддержки. Но в данном случае такая практика вряд ли сработает: Эр-Рияд в данном ливанском кризисе занимает принципиальную позицию отказа не просто от финансовой поддержки нового правительства, но и дистанцирования в первую голову о всех тех политиков, которых поддерживает бывший премьер С.Харири, не говоря уже о сторонниках «Хизбаллы».

Такие обстоятельства баланса нового премьера между улицей и старой политической элитой подорвет политический консенсус между основными партиями Ливана (и связанными с ними ополченцами), который до сих пор базировался на межконфессиональной системе квотирования в институты власти. Кроме того, несектантский характер ливанского протестного движения подрывает этот принцип построения политической системы Ливана, бросая вызов традиционным политическим игрокам. Таким образом, новое правительство Ливана имеет мало шансов на некий прорыв в рамках преодоления политического кризиса. Оно не сможет сплотить протестные движения в рамках поляризации базы своей поддержки, как это сделали коалиции 8 и 14 марта в 2005 году, когда убийство бывшего премьер-министра Рафика Харири привело к политическому кризису. Сегодня, когда основная масса протестующих недовольна всеми политическими партиями, альянсы не имеют такого же объединяющего потенциала. Бейрут также не может увеличить госрасходы в рамках купирования протестов, учитывая падение внешней помощи, задолженность правительства и его сокращающиеся иностранные резервы.
Хотя новый премьер Диаб является относительно аполитичным суннитом, он будет сталкиваться с сильным сопротивлением со стороны протестного движения в значительной степени потому, что его считают слишком близким к «Хизбалле» — и, следовательно, слишком завязанным на старые центры политической силы. У него также нет серьезных иностранных союзников, к которым он мог бы обратиться за помощью. Поэтому он, вероятно, является проходящей фигурой и на своем посту долгое время не задержится. Ситуацию может изменить только получение новым правительством реальных финансовых траншей от международных финансовых институтов или отдельных стран. Но даже такой сценарий все равно не решает двух других главных проблем: доминирование «Хизбаллы» во внутриполитческой жизни и потенциального американо-иранского конфликта.
Глубоко нестабильная экономика Ливана ухудшается. Некоторые крупные ливанские облигации должны быть погашены уже в марте, а валютные резервы, который страна создала на случай кризиса, предельно истощены из-за комбинации банковских санкций США, направленных против «Хизбаллы» и оттока капиталов. Соединенные Штаты нарушили свой прежний принцип относительно нейтральности, введя санкции против ливанских банков и нарушив хрупкий внутренний баланс страны. В 2020 году этот тренд по усилению санкционного давления на «Хизбаллы» в американской политике сохраниться, что будет соответственно сильно бить по ливанскому банковскому сектору, в котором традиционно ведущую роль играют лица, аффилированные с «Хизбаллой». Эти санкции еще больше осложнят экономическое положение Ливана и получение любой потенциальной помощи извне. Чем дольше будет продолжаться экономический кризис, тем больше вероятность того, что Ливан будет испытывать дефицит основных товаров и не сможет платить зарплату государственным служащим, что скажется на степени поддержки всех политических партий. Это ослабит их электоральную поддержку и усилит протестное движение. В попытке спасти свою легитимность ливанские группировки — особенно «Хизбалла» — перейдут от финансовых стимулов к физическому запугиванию, что потенциально усилит степень гражданского кризиса. «Хизбалла» и ее союзники предпочли бы избежать гражданского конфликта, но сама динамика развития ситуации может сделать этот сценарий неизбежным. «Хизбалла» не будет целенаправленно разжигать гражданский конфликт, чтобы ситуация не вышла из-под контроля, но усиленное использование ею физического запугивания может породить его в любом случае. Между тем ни одна ливанская фракция не обладает потенциалом для купирования последствий американо-иранского конфликта для развития ситуации в Ливане. Более того, «Хизбалла» может оказаться в центре это противостояния в случае его эскалации, что потенциально может дать толчок для начала новой гражданской войны в Ливане или новый израильской интервенции.

52.61MB | MySQL:103 | 0,408sec