О политике Турции в Черноморском регионе

На фоне разгорающегося кризиса отношений между Турцией и ЕС, Анкара проводит последовательный курс на подрыв усилий НАТО в зоне Черного моря. Настойчивость Турции в приобретении российских ракет большой дальности С-400, ее поддержка вооруженных джихадистских группировок, включая «Аль-Каиду» и «Исламское государство» (обе организации запрещены в России), ее противодействие санкциям в отношении Ирана и публичные угрозы закрыть базы НАТО в Турции, включая радарную базу в Кюречике, работающую в тандеме с румынской авиабазой Девеселу, где была установлена система Aegis Ashore для обеспечения поддержки общей системы противоракетной обороны (ПРО) НАТО, являются тревожными признаками того, что Турция хочет добиться максимально автономной политики в рамках своего участия в Североатлантическом альянсе. При этом такая политика Анкары стала очевидной еще до всех событий, связанных с обострением ливийского кризиса и общего кризиса отношений с ЕС на фоне проблемы права бурения в Восточном Средиземноморье.
Согласно протоколу встречи, опубликованному Управлением планов и принципов Генерального штаба ВС Турции в мае 2016 года, представители Министерства обороны, Министерства иностранных дел, соответствующих вооруженных сил и командования береговой охраны встретились 26 мая 2016 года для обсуждения румынских предложений по созданию постоянной базы НАТО в Черном море и активизации двустороннего сотрудничества между двумя прибрежными государствами. Протокол свидетельствует о том, что Румыния обратилась к Турции с просьбой поддержать ее дипломатическую инициативу, направленную на создание регионального военно-морского командования под эгидой Объединенного морского командования НАТО (МАРКОМЕ) — штаб-квартиры всех морских сил НАТО. Однако турецкие официальные лица отклонили румынское предложение, поскольку оно не соответствовало политике Турции в отношении Черного моря, говорится в протоколе. Турция ранее выражала озабоченность по поводу предполагаемых российских амбиций в Черноморском регионе и призывала к расширению присутствия НАТО там; однако ее отношения с Россией улучшились с 2016 года, и Турция стала сопротивляться поддержке более существенной роли НАТО в Черном море. Турецкие официальные лица подчеркнули на встрече, что стабильность в Черном море должна быть сохранена; деятельность НАТО будет поддерживаться в соответствии с ограничениями, установленными Конвенцией Монтре; и Россию не следует без нужды провоцировать. Эта позиция Анкары является актуальной и на нынешний момент. Турция является ключевой страной в Черном море, поскольку она контролирует вход и выход в море через систему турецких проливов, которая включает Стамбульский / Босфорский пролив, пролив Дарданеллы / Чанаккале и Мраморное море, соединяющее Черное и Средиземное моря. Конвенция Монтре l936 года предоставила стране контроль над системой и гарантировала свободный проход гражданских судов в мирное время. Конвенция предусматривает, что только прибрежные государства могут иметь постоянное военно-морское присутствие в Черном море. Тоннаж и время нахождения в Черном море судов из неприбрежных государств ограничены 21 сутками, а подводные лодки и авианосцы неприбрежных государств вообще запрещены. Министерству иностранных дел Турции было поручено работать над концепцией морской безопасности Турции в Черном море, и новый концептуальный документ должен был учитывать румынские и болгарские предложения, говорится в протоколе. Согласно военному документу, болгарский план двустороннего сотрудничества в ходе вообще встречи не обсуждался. При этом отметим, что на сегодня МИД Турции так и не представил никакой внятной концепции в рамках реализации и румынской инициативы. Кроме того, в протоколе подчеркивалось, что турецкие официальные лица согласились не возражать против формирования многонациональной сухопутной бригады в Румынии, добавив, что турецкая бригада будет присоединена к румынской многонациональной дивизии «Юго-Восток» (МНД-ЮВ). Инициатива Румынии по созданию объединенного совместного усиленного учебного центра также была поддержана Турцией. Но в преддверии Варшавского саммита НАТО в 2016 году Румыния обратилась к Турции за поддержкой для установления постоянного присутствия НАТО в Черноморском регионе, что было отвергнуто Анкарой.
Напомним, что Румыния была приглашена присоединиться к Североатлантическому альянсу на саммите НАТО в Праге в 2002 году вместе с Болгарией, Эстонией, Латвией, Литвой, Румынией, Словакией и Словенией и официально стала членом НАТО в марте 2004 года. Четыре года спустя она принимала саммит НАТО в Бухаресте 2-4 апреля 2008 года. Согласно документу о военной стратегии, Румыния в рамках структуры сил НАТО размещает штаб-квартиру многонациональной дивизии «Юго-Восток», подразделение интеграции сил НАТО, развертываемый модуль связи и базу противоракетной обороны Девеселу. При этом Румыния рассматривала воссоединения Крыма с  Россией в 2014 года как прямую угрозу и настаивала на том, чтобы НАТО имело сильное присутствие в Черном море. После воссоединения Крыма с Россией военно-морские силы ряда союзных государств и постоянная морская группа НАТО 2 увеличили военные учения в регионе и регулярно тренируются для повышения боевого мастерства в Черном море. Кроме того, был создан Черноморский функциональный центр в Крайове (Румыния) была сформирована многонациональная сухопутная бригада. Но все эти мероприятия при этом встречают на сегодня очень прохладное отношение со стороны Анкары, что безусловно надо расценивать как сигнал со стороны Анкары в Брюссель в рамках своего недовольства нынешней позицией ЕС и НАТО по вопросу кризиса в греко-турецких отношениях.

55.79MB | MySQL:105 | 0,439sec