К итогам 2019 года в Турции. Часть 7

В конце 2019 года Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) опубликовал Альманах, посвященный событиям завершившегося года.

Продолжаем разбор основных разделов и итогов уходящего года, по мнению большого авторского коллектива экспертов наиболее влиятельного мозгового центра, пользующегося безусловной поддержкой со стороны нынешнего руководства страны.

Напомним, что в предыдущей, второй, части статьи мы остановились на международной повестке Турецкой Республики, в частности, на отношениях страны c Российской Федерацией.

Заметим, что крупнейший мозговой центр Турции характеризует Россию, как балансирующий элемент для отношений с Западом. Вообще, если посмотреть на риторику отдельных экспертов Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции, то получится довольно интересная картина.

Можно слышать, что целый ряд стран «понимают лишь язык военной мощи». И к этим странам эксперты Фонда в своих выступлениях могут, не моргнув глазом, отнести: не только КСА, Египет и ОАЭ (что – вполне в турецком тренде — В.К.), но и Россию (что, согласимся довольно странно и по причине характера нынешних отношений между Россией и Турцией и по реальному паритету военной мощи двух стран — В.К.). Или разразиться длинной тирадой о противостоянии Турции и России в мире, пояснив, что противостояние между двумя странами разворачивается не только вокруг Нагорного Карабаха (что, опять же, ещё более-менее понятно — В.К.), но вокруг Украины и Крыма, как это произошло в ходе специального эфира на канале TRT World, посвященного Берлинской конференции 19 января с.г.

Хотя, разумеется, то, что можно позволить себе в ходе телевизионных выступлений, не удастся прочитать в ежегодных Альманахах SETAV, где приняты выражения куда как более политкорректные.

Тем не менее, стоит иметь в виду, какие настроения витают в турецком экспертном сообществе, которое, местами, окрылено военными успехами Турции в регионе, после проведения трех военных операций в Сирии и громких заявлений президента Р.Т.Эрдогана о готовности отправлять турецких военнослужащих в Ливию.

Все это происходит на волне возникновения новой внешнеполитической парадигмы Турции, когда она прочерчивает зону своих стратегических интересов достаточно далеко за пределами своих границ и выражает готовность отстаивать там свои интересы не только дипломатическими и силовыми методами. У этой идеологии уже появился и свой признанный автор – министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу.

Остается лишь пока предполагать, как развернется внешнеполитический корабль Турции, допустим, через 3 года, когда страна будет проходить очередной выборный период. С учетом того, что третье десятилетие 21 века становится в Турции периодом бурного развития национального оборонно-промышленного комплекса, который для частного сектора является самой привлекательной отраслью для инвестиций (после десятилетия инфраструктурного строительства и десятилетия энергетики, которые, к настоящему времени, следует считать уже завершенными – В.К.). Достаточно динамичное развитие ОПК сулит турецкой армии серьезное перевооружение и можно ожидать корректировки региональных балансов сил между Турцией и её соседями по региону. А, следовательно, и наращивания силовой проекции Турцией своих интересов в регионе.

Однако, вернемся к Альманаху и к его оценкам текущего состояния российско-турецких отношений. Альманах же пишет о том, что, после сделки на поставку Турции систем С-400, российско-турецкие отношения имеют перспективы достичь нового, стратегического уровня. Хотя и оговаривается, что это произойдет лишь в том случае, если отношение Запада к Турции не изменится и будет урегулирована, между Россией и Турцией, проблема последней зоны деэскалации в Сирии – Идлиба.

Следующий раздел Альманаха посвящен отношениям между Турцией и Сирией. Конечно же, даже само название этого раздела уже вызывает множество вопросов. Хотя бы по той причине, что официальная Анкара отказывается от того, чтобы признавать официальный Дамаск. А без наличия дипломатических отношений и говорить, по большому счету, не о чем. Хотя, как справедливо указывается Альманахом, в 2019-м году Сирия продолжила оставаться для Турции одним из важнейших пунктов повестки дня.

Первый заголовок раздела про Сирию в турецкой повестке, что характерно, посвящен Идлибу. В этом смысле, Альманахом делается отсылка к документу, подписанному в Сочи в сентябре 2018 года. Как указывается в Альманахе, невзирая на то, что подписание Сочинского соглашения ознаменовало отказ от масштабной операции в Идлибе, силы режима (официальный Дамаск — В.К.), а потом уже и Россия, продолжили атаковать последнюю зону деэскалации.

Как указывается Альманахом, это служит наглядным свидетельством того, что Россия не была «искренней» при подписании Сочинского соглашения. При этом, как пишется в документе, Россия, используя, в качестве предлога, атаки на террористические группировки не воздерживается и от атак на гражданские поселения. В результате атак, если считать с апреля 2019 года, в Идлибе покинуло свои жилища около 700 тыс. человек. Важным сигналом стало то, что силами режима были атакованы и турецкие наблюдательные пункты в Идлибе.

Турция, время от времени, предпринимала дипломатические шаги по урегулированию ситуации через Россию, однако, не достигла в этом вопросе успеха.

При этом, как подчеркивается Альманахом, Идлиб является для турецкой оппозиции одним из самых крупных завоеваний. В частности, в том смысле, что оппозиция может участвовать на переговорах в качестве стороны, которая контролирует часть сирийской территории. Таким образом, отмечает Альманах, вопрос Идлиба лежит далеко за пределами военной победы или же военного поражения.

Оборотной стороной возможной операции сил режима и России в отношении Идлиба Альманах называет неконтролируемую миграцию: при населении Идлиба в 4 млн человек, как ожидается, 2 млн человек могут стать беженцами и отправиться в сторону Турции (разумеется, конечной целью беженцев всегда является Европа — В.К.). Понятно, что беженцы для Европы – это источник не просто страха, а, буквально, паники. ЕС с трудом «переваривает» даже те небольшие ручейки беженцев, которые проникают в ЕС через турецкий буфер. Одновременно, беженцы являются фактором, который использует Турция в своих переговорах с ЕС.

Следующим пунктом раздела про Сирию является военная операция  Вооруженных сил Турции, получившая название «Источник мира».

Воздержимся от повторения обоснования проведения Турцией операции в Сирии к востоку от реки Евфрат. На эту тему мы пишем постоянно, равно как и о том, каким образом складывался между Турцией и США, а также между Россией и Турцией, диалог на эту тему.

В очередной раз, вслед за Альманахом, повторим, что отношение к турецкой операции в мире сложилось крайне неоднозначное. Неоднозначное настолько, что турки заговорили о «клеветнической пропаганде». Вот и Альманах пишет о том, что «Силы народной самообороны» (СНС) попытались манипулировать западными СМИ с целью очернения действий Турции. Более того, антитурецкое лобби, в пику президенту Д.Трампу, попыталось продавить в США антитурецкие экономические и политические санкции.

Что же до России, то как указывается Альманахом, Россия так и не продемонстрировала никакого давления на «Силы народной самообороны», невзирая на взятые на себя обязательства при заключении соглашения с Турцией (разумеется, вопрос взятых Турцией на себя обязательств по Идлибу Альманахом тщательно обходится – они не упоминаются, в отличие от постоянных напоминаний, что Россия не «отодвинула» СНС от турецко-сирийской границы; вообще, вопрос того, зачем России потребовалось встревать в вопрос создания Турцией буферной зоны – является, как минимум, открытым – В.К.).

Далее Альманах затрагивает вопрос формирования и функционирования Конституционного комитета в Сирии.

Напомним, что Конституционный комитет включил 150 человек, включая 50 представителей «режима», 50 человек от оппозиции и ещё список из 50 человек, являющихся назначенцами со стороны ООН. Первая встреча Конституционного комитета состоялась 30 октября в Женеве.

Однако, та встреча «законотворцев» не увенчалась успехом – разногласия начались ещё до того, как начался обсуждаться документ. И как указывается Альманахом, пока нет никакого графика разработки Основного закона САР. Как указывают авторы, официальный Дамаск предпринимает усилия к тому, чтобы замедлить работу Конституционного комитета, а также к тому, чтобы не было практического результата его работы.

Как указывается Альманахом, как и в 2019-м году, так и в наступившем 2020-м году, Сирия продолжит оставаться для Турции одним из важнейших пунктов повестки дня. В самой же сирийской повестке на первом плане продолжают выделяться два пункта: пункт о последней зоне деэскалации в Идлибе и тема работы Конституционного комитета.

На этом заканчивается глава, посвященная международной повестке дня Турции. Как мы видим, она – достаточно ограниченная вопросами, непосредственно затрагивающими саму Турцию и не охватывает более широкой географии, как нередко принято в турецких изданиях подобного рода, говорящих о положении турецких дел в самых удаленных уголках планеты.

Следующая глава Альманаха озаглавлена как «Безопасность и оборона в 2019-м году».

Первый же раздел этой главы называется, как «Борьба с терроризмом РПК в 2019-м году».

Императивом турецкой внешней политики является борьба с терроризмом РПК за рубежом, включая такие страны, как Ирак и Сирия. В этом смысле, Турция в 2019-м году провела три военных операции в Ираке («Лапа-1», «Лапа-2» и «Лапа-3»), а также операцию в Сирии («Источник мира»).

Параллельно, в самой Турции, силами Министерства внутренних дел, также был проведен ряд операций против террористов РПК.

Как указывается Альманахом, важным итогом действий Турции являются те трудности, которые начала испытывать РПК со своей кадровой оснащенностью и с набором в свои ряды новых членов. В этом смысле, как пишется в документе, РПК попробовали сформировать альянс, особенно в сельской местности страны, с радикальными левыми организациями – в частности, в плане ресурсов, логистики и проведения своих акций.

Здесь, Альманах ссылается на то давление, которое начало оказывать движение матерей Диярбакыра на РПК (Диярбакыр – неофициальная столица так называемого «Турецкого Курдистана», центр компактного проживания курдского населения страны — В.К.). В этой связи, количество завербованных в организацию в 2019-м году было на крайне низком уровне. Как пишет Альманах, в 2019-м году было завербовано лишь 108 человек в ряды организации.

Как указывается авторами документа, Анкара перешла к применению тактики «непрерывной операции» против РПК. Более того, операция Турции против РПК носит комплексный характер и распространяется не только на турецкую территорию – а ведется и за пределами страны. Турция ведет охоту за высокопоставленными членами организации и добилась в этом заметных успехов.

Следующий раздел Альманаха называется, как «Угрозы, связанные с РПК и борьбы с террором РПК».

Подчеркнем, что борьба с Рабочей партией Курдистана является главным аспектом безопасности Турецкой Республики. Борьба с РПК ведется исходя из стратегии, которая предусматривает единый, цельный, но, при этом, комплексный подход. Кроме того, эта же стратегия говорит о «непрерывности» борьбы с РПК. Надо ли говорить о том, что турецкая стратегия не предусматривает не только никаких пауз в проведении операций против РПК, но и какого-либо мирного процесса с организацией. В отличие от концепции, которая существовала вплоть до середины 2015-го года, но была принесена в жертву внутриполитической необходимости.

В общей сложности (после остановки мирного процесса — В.К.), как пишется Альманахом, против РПК внутри страны было проведено 613 операций, а за пределами страны 357 операций. В рамках упомянутых выше трансграничных операций в Ираке было ликвидировано 158 террористов. Внутри страны, в 2019-м году, с применением беспилотных летательных аппаратов было ликвидировано 363 террориста. Всего же, в операциях внутри страны, было уничтожено 1144 террориста.

Также в 2019-м году было уничтожено 142 высокопоставленных члена РПК. Во многом это становится возможным, благодаря мерам финансового поощрения за информацию о местонахождении террористов (за террориста из так называемого «серого списка» размер вознаграждения составляет сумму приблизительно в 300 тыс. турецких лир — В.К.).

Отдельных слов заслуживают те террористы РПК, кого турецкие власти убедили сдаться. Здесь Альманах демонстрирует растущую статистику: в 2017-м году число сдавшихся составляло 107 человек, в 2018-м году – 165 человек, а в 2019-м году – уже 289 человек. Также как указывается Альманахом, в рамках процесса убеждения террористов РПК сдаться, ещё 214 молодых людей были «спасены».

Как указывается Альманахом, это происходит благодаря стратегии, принятой на вооружение Министерством внутренних дел, которая предполагает, помимо силовых акций, меры психологической и социологической работы. Это позволяет турецким властям ослаблять кадровый потенциал РПК. Кроме того, как указывается Альманахом, МВД страны проводятся мероприятия, направленные на психологическую реабилитацию семей – бывших членов РПК.

В результате всех этих акций, участие в РПК в 2019-м году снизилось. В этих условиях приток новых террористов в РПК связывается Альманахом уже не самой Турцией, а с Сирией. Если вербовка в Турции в 2014-м году составляла 5 тыс. 558 человек, то, как мы писали выше, к 2019-му году этот показатель был снижен до 108 человек.

Следующая часть раздела о РПК, посвящена террористическим акциям этой организации.

Как пишет Альманах, в 2019-м году характер нападений РПК претерпел заметные изменения. В частности, указывается, что организация от атакующих мер перешла к фазе «остаться в живых». Иными словами, Турции удалось подорвать потенциал РПК и поставить на повестку дня вопрос о существовании этой организации, в принципе.

Если мы обратимся к статистике операций, проведенных турецкими силами безопасности против РПК, то увидим следующую картину:

Число операций, проведенных силами безопасности Турции в 2019 году (по месяцам): январь — 85, февраль — 90, март — 87, апрель — 56, май — 80, июнь — 91, июль — 150, август — 94, сентябрь — 78, октябрь – 64, ноябрь — 49.

А теперь обратимся к «ответным» акциям со стороны террористов. Также приводим ниже распределение количество террористических акций по месяцам, по данным Альманаха: январь — 5, февраль — 0, март — 3, апрель — 2, май — 9, июнь — 3, июль — 13, август — 25, сентябрь — 8, октябрь – 12, ноябрь — 0. Этой статистикой Альманах подтверждает свой тезис о том, что главной нынешней целью организации является сохранение своего существования. Сама же РПК утратила потенциал к тому, чтобы наращивать свою террористическую активность.

Та же статистика по годам: в 2017-м году число террористических атак РПК составляло 194, в 2018-м году – 78, в 2019-м году – 80.

Этой статистикой Альманах пытается подтвердить правильность нынешней политики турецкого руководства по отношению к РПК, которая предполагает полный отказ от мирных переговоров и строится на силовом давлении.

55.9MB | MySQL:105 | 0,520sec