Турецкая позиция по Ливии и берлинский саммит. Часть 2

Ливийский вопрос, в контексте более широкой проблемы газовых месторождений Восточного Средиземноморья, становится для Турецкой Республики, начиная с 2019 года, внешнеполитическим вопросом №1.

19 января 2020 года в Берлине состоялся саммит, посвященный урегулированию ливийского конфликта. А буквально накануне саммита, президент Турции Р.Т.Эрдоган опубликовал статью в европейском издании Polemico с призывом «доверять Турции в Ливии».

Эта публикация выдержана в доброй традиции турецкого лидера перед любым, мало-мальски, значимым зарубежным визитом, публиковаться в важном издании страны, с целью донесения до местного населения официальной турецкой позиции по актуальным для Турции вопросам. Р.Т.Эрдоган практикует этот подход с достаточно недавнего времени, но уже успел «отметиться» своими статьями в ведущих изданиях США, Германии, Франции и России.

Накануне визита в Берлин, Р.Т.Эрдоганом была написана статья под заголовком «Путь, который ведет в Ливии к миру, пролегает через Турцию».

Приведем цитату из статьи турецкого лидера (перевод с турецкого языка, перепечатанного в тиражном издании Турции, газете Hürriyet – авторский): «Вооруженная группировка Хафтара, которая пытается совершить переворот в (собственной) стране получает поддержку от антидемократических государств – Египта, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Мир, в достаточной степени, не поддержал в Ливии акторов, которые являются сторонниками дипломатии и диалога. Ливийский кризис открыл путь к расчленению (страны) из-за Европы, которая пытается решить что-ей делать».

Отметим, что турецкий лидер именует Ливийскую национальную армию «вооруженной группировкой» и противопоставляет себя тройке стран в лице Египта, КСА и ОАЭ. Причем продвигает тезис об их «антидемократичности». На самом деле, гиблым делом является говорить Европе о наличии или отсутствии демократии применительно к тем странам, которые европейцы не оценивают на приверженность демократическим принципам. А вот саму Турцию европейцы с этой точки зрения рассматривают и самому президенту Р.Т.Эрдогану давно вынесли оценку на этот счет.

Продолжаем цитировать турецкого лидера:

«Вероятность того, что ЕС не окажет необходимой поддержки правительству национального согласия Ливии, будет означать то, что Европа предаст собственные базовые ценности, включая демократию и права человека. Исторической ошибкой будет оставить Ливию на волю военного барона».

Вообще, довольно интересно, что Турция, в своей внешней политике, устойчиво отказалась от того, чтобы быть независимым посредником и жестко связывает себя с одной из сторон конфликта, противопоставляя себя множеству игроков. В то время, как даже та же Россия играет куда как более многосторонние комбинации, стараясь поддерживать диалог со всеми, даже вне зависимости от текущего характера отношений и наличия или отсутствия серьезных противоречий.

Стоит ещё раз отметить, что Турция пробует новую внешнеполитическую стратегию, в которой нет места тезисам того же Ахмета Давутоглу про «балансирование» и про «ритмичную политику» с принципом «равноудаленности» ото всех участников международной жизни. Нынешняя политика – это та политика, которую связывают с нахождением на посту министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу, который прочертил границу стратегических интересов Турции, не совпадающую с её географическими границами. Именно при нем Турция заговорила и о своей военной мощи, как об инструменте отстаивания своих интересов на международной арене.

Продолжаем цитировать турецкого лидера: «»Исламское государство» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.) и «Аль-Каида» (запрещена в России В.К.), терпящие поражение в Сирии, могут вновь встать на ноги в Ливии, найдя там, в этой ситуации, благоприятную для себя среду. Не следует забывать о том, что, если продолжатся столкновения, насилие и нестабильность станут питательной средой для неконтролируемой миграции в сторону Европы».

Разумеется, президент Р.Т.Эрдоган не мог не напомнить ЕС про миграционные риски из-за ситуации в Ливии. В случае той же Сирии, на пути сирийских беженцев оказывается Турция и страна, к настоящему времени, значительную долю сирийских беженцев абсорбировала.

В случае же Ливии, ливийских беженцев от Европы отделяет лишь только акватория Средиземного моря и нет больше М.Каддафи, который в жесткой манере мог пресекать незаконное пересечение границы. По сути, Турция говорит о том, что незаконную миграцию надо пресекать внутри Ливии и даже предлагает Европе подумать об этом.

Кстати, ещё довольно интересный вопрос. Часто можно слышать о том, что Турция, вследствие присущего ей гуманизма дала приют 4 млн сирийских беженцев и понесла расходов на их пребывание на турецкой территории приблизительно на 40 млн долл. Иными словами, Турция не строила никаких практических расчетов, а просто проявила человеколюбие по отношению к беженцам. Именно так об этом принято говорить.

Так ли это? – На самом деле, конечно, турки – это, разумеется, сердобольный народ. Однако, немыслимо себе представить ситуацию, что страна принимает на своей территории 4 млн человек и никаких стратегических оценок этой ситуации не делается. Тем более, турками, которые отличаются крайней прижимистостью и считают, буквально, каждую копейку. Для читателей ИБВ специально подчеркнем, что турки крайне не любят расставаться с деньгами и никогда не тратят деньги просто так. А тут – речь идет о сумме в десятки миллиардов долларов, которые тратятся «на пришлых» из турецкого бюджета.

Какие стратегические расчеты строились при этом турецким руководством?

Как минимум три значения сирийские беженцы могут иметь в расчетах турецкого руководства: 1 – значение для Сирии (будущая турецкая пятая колонна в САР — В.К.), 2 – значение для Турции (проэрдогановская армия избирателей, которым можно дать турецкие паспорта и получить дополнительные «неучтенные» очки на выборах – В.К.), 3 – значение для Европы (попытка получить средства на содержание и интеграцию беженцев в Турцию и фактор давления на Европу – В.К.).

Выразим уверенность, что все эти факторы и ещё некоторые другие держались турецкими руководителями, когда встал вопрос, держать ли турецкую границу открытой для беженцев или запереть её на «засов»?

Что же до ливийцев, то здесь ситуация для турок – отличная от сирийской, с учетом отсутствия общей границы. Однако, и здесь Турция пытается выступать стороной, которая ставит вопрос беженцев перед ЕС и декларирует свою роль в урегулировании возможной проблемы.

Процитируем статью Р.Т. Эрдогана:

«Будут ли европейские лидеры, сбежав от ответственности за то, что было сделано в Сирии, смотреть за переживаемым кризисом (в Ливии) с трибуны? Наши европейские друзья и союзники должны понять, что они не изменят мир, лишь только жалуясь. Не принимая на себя ответственности, нельзя говорить о международном праве, демократии и правах человека. Последняя ситуация в Ливии наводит на мысль о том, что некоторые европейские лидеры пока не поняли (преподнесенных) уроков».

И далее:

«Мы ожидаем, что европейские лидеры будут немного меньше говорить и будут принимать больше конкретных шагов. Что же до военной поддержки со стороны Европы Ливии, если бы мы представили, что они (европейцы) будут чуть менее активными, то самым понятым выбором было бы сотрудничество (Европы) с Турцией, которая в вопросе военной помощи дала своей слово (Правительству национального согласия – В.К.). С целью достижения этой цели, Европа может доверять Турции, как своему старому другу и союзнику».

Итак, если оставить в стороне призывы Р.Т.Эрдогана к европейским лидерам следовать своим собственным ценностям, то мы видим призыв к тому, чтобы сформировать некий альянс (при лидирующей роли Турции? – В.К.), который будет оказывать поддержку правительству национального согласия. Тот факт, что ПНС является формально поддержанным международным сообществом, дает туркам законное право говорить о том, что они находятся на «правильной стороне истории», поддерживая законное правительство, которое пригласило их в страну.

Более того, есть ещё один вопрос, про который сейчас, очень кстати, вспомнило турецкое руководство. Речь идет о том, что ещё каких-то сто с лишним лет назад Ливия была территорией Османской Империи и на её территории проживали этнические турки.

Ссылаясь на исторические записи, президент страны Р.Т.Эрдоган и глава правой Партии националистического движения Д.Бахчели заговорили о ливийских тюрках («köroğlu türkleri», «kuloğlu», «kouloughlis»). Как написало в своей статье от 19 января 2020 года влиятельное турецкое издание Milliyet под заголовком «Историческое приключение ливийских турок», в Ливии, в настоящее время, проживает 13 крупных племен, идентифицирующих себя как «kuloğlu», и численность тюркского населения страны превышает 1 млн человек. Хотя, как указывается изданием, география расселения тюрок – даже шире. Их потомки живут в Ливии, Алжире и Тунисе.

Как заявили президент Р.Т.Эрдоган и глава турецких националистов Д.Бахчели, ливийские тюрки столкнулись с угрозой этнических чисток. Как пишет Milliyet, это заявление всколыхнуло интерес общественности к проживающим в Ливии тюркам. Не будем ударяться в цитирование статьи, посвященной истории тюркских племен в Ливии. Нам достаточно знать приведенное выше: общая численность тюрок в Ливии самими турками оценивается на уровне около 1 млн человек (при общем населении Ливии на уровне около 6,5 млн человек! – В.К). В Ливии действует Ассоциация ливийских тюрок (название: «Köroğlu Derneği»), к которой сейчас, совершенно очевидно, также Турцией будет проявлено повышенное внимание.

Отдельно турецкое издание пишет о том, что в ливийской Мисурате – численность населения составляет около 500 тыс. человек. Из которых – около 300 тыс. тюрок. Исследованиями, связанными с ливийскими тюрками, занимается Университет Думлупынар в Кютахье (в частности, Кафедра исламской истории и искусства).

Разумеется, довольно интересно, что про ливийских тюрок «анатолийские тюрки» вспомнили лишь спустя 9 лет после начала гражданской войны в Ливии. Впрочем, оно и понятно, с учетом того, что турецкому руководству надо как-то объяснять своим гражданам, почему Вооруженные силы Турции должны отправляться в Ливию, чтобы поддержать одну из сторон затяжной гражданской войны. С этой точки зрения, можно объяснить, вообще говоря, отправку ВС Турции в любую точку Балкан, Северной Африки, Кавказа, Ближнего Востока и Центральной Азии.

Однако, сейчас президенту Р.Т.Эрдогану нужен патриотический настрой вокруг Ливии – страны достаточно далекой от сознания рядового турецкого избирателя. В этой связи, достаточно интересно вспомнить и про то, как «неожиданно обнаружилось» и то, что в САР проживают тюркские граждане (туркоманы). Разумеется, это вспомнилось, как раз, в тот момент, когда турецкое руководство начало активное вмешательство в гражданскую войну в Сирии для помощи своим «соотечественникам».

Правда, в том случае, объяснить для турецкого руководства своим избирателям, что Турция делает в Сирии, было достаточно просто: тут, действительно, сыграла свою роль и общая протяженная сухопутная граница, и родственные связи, и трансграничная торговля и многое другое. Сложность возникла с тем, чтобы оправдать резкое изменение отношения к Башару Асаду – с которым, вроде как, ещё недавно у президента Р.Т.Эрдогана были близкие дружественные отношения и с которым они даже проводили вместе летний отпуск.

А вот с Ливией – сложнее. Опять же, если говорить про рядового турецкого избирателя. Максимум, с чем ассоциируется страна, — это с наличием у Турции в Ливии экономических интересов, в первую очередь, крупных строительных подрядов. Просто вспомним, что Ливия стала первой зарубежной страной, где Турция начала реализовывать строительные проекты. То есть, Ливия – это родина деятельности турецких строительных подрядчиков за рубежом, которая вплоть до смерти М.Каддафи неизменно являлась для турецких строителей важным рынком.

Однако, про родственные связи в Турции начали вспоминать только сейчас, когда зашла речь о возможном вводе ВС Турции в Ливию и потребовалось обоснование для турецких граждан.

Однако, говоря об экономических интересах Турции в Ливии обратимся к тому интервью, которое дал влиятельному турецкому изданию Milliyet глава Турецко-Ливийского делового совета при DEİK (Совет по внешнеэкономическим связям Турции – В.К.) Мустафа Каранфиль.

Как указывает издание, нынешняя конъюнктура в турецко-ливийских отношениях (для простоты, не будем каждый раз оговариваться, что отношения строятся Турцией лишь с правительством национального согласия – В.К.) всколыхнула деловое сообщество Турции. Стремительно возросли рейтинги любых новостей, которые связаны с Ливией. Разумеется, в топе новостей – те, что связаны с деятельностью в Ливии турецких строительных подрядчиков. Достаточно отметить, что, вследствие разразившейся гражданской войны, турецкие строители были вынуждены заморозить свои проекты и даже не смогли вывезти из Ливии строительную технику. Общий объем ущерба, понесенного турецкими строителями в Ливии, оценен изданием на уровне в 4 млрд долларов. Незамедлительно после появления новостей о том, что в Ливии готовится режим прекращения огня, Совет по внешнеэкономическим связям Турции начал готовить отправку в Ливию своей делегации в составе, приблизительно, 50 человек.

Свое заявление по поводу Ливии сделал глава Турецко-Ливийского делового совета Мустафа Каранфиль: «В Ливии проживает население около 6 млн человек. Однако, они потребляют (продукции и услуг – В.К.) как 600 миллионов. Каддафи, своей социальной помощью, приучил народ к нищете. А также запретил импорт. Импортом занималось государство, которое и продавало народу. В 2011 году, после свержения Каддафи, последовала либерализация рынка. Ливийцы начали покупать те товары, которые они хотели. Более того, в тот период времени, произошёл бум экспорта наших мебельщиков (в Ливию – В.К.). В 2014 году, после того, как возник кошмар Хафтара, половина страны опустела. Потребление упало».

А вот цитата М. Каранфиля касательно перспектив турецкого экспорта в Ливию: «В том случае, если будет обеспечена стабильность, экспорт из Турции в Ливию достигнет 10 млрд долларов. Потому что в стране есть потребность во всем, мы сможем экспортировать все». Для сравнения, просто заметим, что в настоящее время экспорт из Турции в Ливию составляет приблизительно 1,8 млрд долл. США, демонстрируя тенденцию к росту (в прошлом году – экспорт вырос приблизительно на 29%).

Кроме того, в настоящее время продолжаются турецко-ливийские переговоры по ливийской задолженности турецким строительным подрядчикам. По этому поводу, 30 января с.г. ожидается встреча между турецким Министерством торговли и ливийским Министерством планирования. По итогам этой встречи, ожидается подписание документа, который будет урегулировать задолженность перед турецкими строителями, предусматривать возврат строительной техники, а также решать вопрос с банковскими гарантиями. Как отметил М. Каранфиль, он – полон надежд на то, что удастся решить вопрос с задолженностью перед турецкими строительными подрядчиками со стороны ливийских властей.

55.8MB | MySQL:105 | 0,530sec