Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (20 – 26 января 2020 года)

В Сирии на юго-востоке провинции Идлиб и в районе города Алеппо на всем протяжении минувшей недели продолжались бои правительственных войск с вооруженными формированиями террористических и экстремистских группировок. Одновременно террористы из группировки «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в РФ) обстреливали гуманитарные коридоры на юге провинции Идлиб, препятствуя эвакуации мирных жителей в зоны контроля правительственных сил. Первоначально боевики в течение нескольких дней атаковали позиции сил сирийской армии и смогли оттеснить их с некоторых позиций и захватить два населенных пункта. В ходе боев обе стороны понесли значительные потери в личном составе и боевой технике. Затем, 24 января, правительственные войска при поддержке авиации вновь перешли в наступление и после ожесточенных боев не только отвоевали у бандформирований утраченные ранее позиции, но 26 января вышли к окраинам крупного опорного пункта противника города Мааррат ан-Нааман. В районе Алеппо сирийские военные успешно отбили атаки противника, а 25 января перешли в наступление. В то же время боевики продолжают вести интенсивные обстрелы города, в результате чего имеются многочисленные жертвы среди мирных жителей. МИД Сирии направил в Совбез ООН и генсеку ООН письма, в которых объяснил, что вооруженные силы САР проводят боевые операции в провинциях Алеппо и Идлиб в ответ на систематические нарушения режима прекращения огня со стороны террористических группировок.

20 января завершились совместные учения подразделений ВС России и Сирии по защите объектов международной морской экономической деятельности, которые прошли в порту Тартус.

Спецпредставитель США по Сирии Д. Джеффри заявил 23 января, что американская сторона не усматривает «особой активизации деятельности» «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) ни на северо-востоке Сирии, ни в Ираке. По словам Д. Джеффри, возглавляемая США международная антитеррористическая коалиция продолжает проводить операции против ИГ совместно с преимущественно курдскими «Силами демократической Сирии» на северо-востоке САР, а также вести диалог с Россией по недопущению инцидентов между ВС двух стран в регионе. При этом он отметил, что Россия и США «сталкивались с определенными сложностями в процессе предотвращения инцидентов в ходе наземных операций своих вооруженных сил в Сирии». Д. Джеффри констатировал, что «подобного рода случаи практически неизбежны, когда вооруженные силы разных стран действуют независимо друг от друга в непосредственной близости». Тем не менее, по оценке американского дипломата, речь всегда шла о незначительных событиях, не требовавших рассмотрения на уровне политического руководства двух стран. Со своей стороны, в Пентагоне сообщили, что не располагают сведениями о каких бы то ни было мелких стычках, будто бы имевших место в последнее время между российскими и американскими войсками в Сирии. В ответ в Минобороны России заявили 25 января, что некоторые представители Пентагона искусственно нагнетают обстановку вокруг взаимодействия стран в Сирии, в том числе при патрулировании, что не способствует стабилизации обстановки. Было подчеркнуто, что «сегодня в Сирии между ВС России и США сложились абсолютно нормальные и профессиональные отношения».

Власти Сирии не смогут обеспечить «эффективное управление» в борьбе с ИГ, поэтому в регионе остаются ВС США, заявил 22 января американский генерал А. Гринквич — заместитель командующего операцией против «Исламского государства», которую проводит коалиция во главе с США.

На прошедшей неделе Москву посетил спецпредставитель генсека ООН по Сирии Г. Педерсен. Он провел встречи с главами Минобороны и МИД России С. Шойгу и С. Лавровым, обсудив ситуацию в Сирии и перспективы работы сирийского Конституционного комитета.  Сообщается, что в ходе этих встреч Г. Педерсен дал понять, что перспективы урегулирования во многом зависят от того, усилит ли Москва давление на сирийские власти.

Сложная обстановка сохраняется в Ливане. Президент республики М. Аун утвердил 21 января состав нового правительства страны во главе с премьер-министром Х. Диабом. В состав кабинета вошли 20 министров, представляющих христианские и мусульманские общины страны. Впервые министерство обороны Ливана возглавила женщина – З. Акар (православная), которая заняла также пост вице-премьера. Х. Диаб заявил, что все члены нового кабинета являются «компетентными специалистами, готовыми к совместной работе по спасению Ливана». Премьер также обещал, что правительство будет учитывать требования участников протестного движения. Отметим, что кабинет Х. Диаба опирается на поддержку парламентского большинства, которое возглавляет пропрезидентское «Свободное патриотическое движение» и шиитский тандем «Амаль» — «Хизбалла». Партии прозападного лагеря отказались от участия в новом правительстве, и перешли в оппозицию.

Утверждение президентом М. Ауном состава нового правительства во главе с Х. Диабом вызвало новую волну уличных протестов в Бейруте. Лидеры протестующих объявили, что будут продолжать кампанию гражданского неповиновения с целью усилить давление на правящие круги, требуют создания переходного правительства из независимых фигур, роспуска парламента и проведения досрочных выборов.

Новое правительство Ливана сможет добиться получения финансовой помощи лишь при проведении реальных реформ, заявил госсекретарь США М.  Помпео. МИД Франции заявил о готовности поддержать ливанские власти в реализации всех необходимых реформ.

Конфликтующие стороны в Ливии – Правительство национального согласи (ПНС) во главе с Ф Сарраджем и Ливийская национальная армия (ЛНА) под командованием фельдмаршала Х. Хафтара — обвиняют друг друга в нарушении режима прекращения огня и отказываются садиться за стол переговоров. Так, 22 января ЛНА объявила о введении запрета как для военной, так и гражданской авиации на использование единственного действующего в столице страны Триполи международного аэропорта Митига, пригрозив сбивать нарушителей. Было заявлено, что этот аэропорт «превратился в плацдарм турецких войск для атак на ЛНА, а также перевалочный пункт, через который осуществляется переброска в Ливию боевиков». В ответ власти в Триполи заявили 23 января, что аэропорт Митига возобновляет свою работу. Германия фиксирует нарушения режима прекращения огня в Ливии, но интенсивность боевых столкновений снизилась со времени проведения берлинской конференции (19 января), а также благодаря усилиям РФ и Турции, заявила 24 января канцлер ФРГ А. Меркель. Она также сообщила, что Х. Хафтар не подписывал берлинское заявление, но согласился соблюдать перемирие. Поставки оружия в Ливию продолжаются, несмотря на действующее в отношении этой страны эмбарго и договоренности, достигнутые на конференции в Берлине, сообщила Миссия ООН по поддержке в Ливии. Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 24 января, что турецкие военные инструкторы продолжат обучать силы ПНС Ливии и «отправлены в эту страну на законном основании для обучения и консультаций сторонников Сарраджа».

21 января посольство США в Ливии призвало ливийскую Национальную нефтяную корпорацию безотлагательно восстановить добычу нефти. В ответ в компании заявили, что «работа может возобновиться только после снятия незаконной блокады», введенной командованием ЛНА.

23 января главы МИД соседних с Ливией стран (Алжир, Египет, Судан, Нигер, Тунис, Чад), а также Мали на совещании в Алжире «заявили, что отвергают иностранное вмешательство в Ливию, выступают за введение запрета на распространение оружия в этой стране». Также было подчеркнуто, что межливийское политическое урегулирование является единственным решением кризиса.

В столице Ирака Багдаде и южных городах страны не прекращаются массовые антиправительственные выступления, начавшиеся в октябре 2019 г., участники которых фактически требуют смены власти в республике. В то же время на минувшей неделе отмечена повышенная активность полиции и сил безопасности по противодействию манифестантам: при разгоне акций протеста повсеместно применялись не только слезоточивый газ и дымовые шашки, но и огнестрельное оружие, что вело к росту числа жертв. Кроме того, силы безопасности жестко расчищали улицы и площади в городах от палаточных лагерей демонстрантов.

24 января по призыву видного шиитского политика М. ас-Садра в Багдаде и других городах страны прошел «марш миллионов» против иностранного, прежде всего американского военного присутствия в Ираке, в котором приняли участие несколько сотен тысяч человек. 25 января М. ас-Садр сообщил о своем отказе поддерживать в дальнейшем протестное движение в Ираке, после чего сторонники шиитского политика покинули лагеря демонстрантов.

Президент России В. Путин 23 января посетил Израиль, где принял участи в пятом международном форуме «Сохраняем память о Холокосте, боремся с антисемитизмом», приуроченном к 75-й годовщине освобождения Красной Армией фашистского концлагеря Освенцим и присутствовал на открытии памятника «Свеча памяти», посвященного защитникам и погибшим в блокаду Ленинграда. Состоялись переговоры В. Путина с премьер-министром Израиля Б. Нетаньяху, на которых обсуждались ситуация в регионе и Сирии. Российский президент также провел встречу с президентом Израиля Р. Ривлиным.

В этот же день В. Путин посетил Вифлеем, где провел переговоры с главой ПНА М. Аббасом. В Вифлееме Путин заявил, что Россия готова наращивать взаимодействие с палестинской стороной и понимает ее озабоченности в процессе урегулирования отношений с Израилем. М. Аббас в ходе встречи поблагодарил российскую сторону за постоянную поддержку палестинской администрации.

Иран выйдет из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), если Европа направит дело о нарушении Ираном условий Совместного всеобъемлющего плана действия (СВПД) по иранской ядерной программе в Совбез ООН, заявил 20 января глава МИД ИРИ М. Д. Зариф. Вместе с тем, по словам М. Д. Зарифа, Тегеран не намерен делать новые шаги по сокращению своих обязательств, предусмотренных СВПД по ядерной программе Ирана. Москва предостерегает Иран от опрометчивых шагов по выходу из ДНЯО, призывает Тегеран придерживаться своих обязательств в рамках МАГАТЭ, заявил замглавы МИД РФ С. Рябков.

Тегеран готов пойти на решительные меры, включая выход из СВПД, в случае, если Европа направит дело о нарушении Ираном условий ядерной сделки в Совбез ООН, заявил 22 января руководитель администрации иранского президента М. Ваези.

Иран достиг достаточного технического уровня, чтобы обогащать уран до любого уровня в процентном выражении, заявил 25 января М. Д. Зариф.

Американские санкции слабо отражаются на разработке Ираном баллистических и крылатых ракет, говорится в опубликованном на минувшей неделе докладе исследовательской службы Конгресса США.

Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 20 января: «Текущие отношения с Россией отличаются от прежних. Мы можем назвать их «стратегическими», и эти стратегические отношения связывают нас иначе, это не классические [отношения]. Теперь эти стратегические отношения выводят на более сильный уровень. Для меня невозможно представить, что у нас [с РФ] могут возникнуть какие-либо проблемы».

Турция вместе с зенитными ракетными системами С-400 получила от России более 120 управляемых зенитных ракет. При этом, по словам источника, Москва не передавала Анкаре никаких технологий производства С-400. Передача технологий, даже частичная, условиями соглашения предусмотрена не была, поэтому ничего и не передавалось.

Глава МИД Турции М. Чавушолгу заявил 23 января, что российские ЗРС С-400 совместимы с американскими истребителями пятого поколения F-35 и не представляют угрозы для НАТО. Чавушоглу также предложил создать рабочую группу под руководством НАТО для изучения этого вопроса.

 

Приложение

О продовольственной проблеме в странах Ближнего Востока и Северной Африки

(часть I)

Проблема обеспечения продовольствием в странах Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) становится все более острой. Большинство государств региона не располагает необходимыми природными ресурсами для самообеспечения продуктами питания, что во многом связано со сложными природно-климатическими условиями этого района мира, обострением дефицита земельных и водных ресурсов, высокими темпами урбанизации и роста населения. Сказываются и далеко не всегда продуманные и оправданные действия властей в сфере экономики и ее аграрного сектора, невысокая динамика роста сельскохозяйственного производства в целом ряде стран, медленные темпы освоения новых площадей, аграрное перенаселение, наличие огромного количества мелких хозяйств, где невозможно применять современные методы ведения хозяйства, высокие темпы естественного прироста населения, уровень доходов разных социальных категорий граждан и иммигрантов, демонстрационный эффект экономически развитых обществ. Ситуация усугубляется ростом цен на продукты питания на мировых и внутренних рынках.

Среди основных факторов возникновения продовольственного дефицита в странах БВСА эксперты ООН выделяют исключительные перебои в производстве продовольственной продукции в стране или поставках извне. Это может быть спровоцировано вооруженными конфликтами, массовыми внутренними перемещениями, неблагоприятными климатическими условиями, взрывным ростом цен на продовольствие и т. д. Во-вторых, масштабное ограничение доступа к продовольствию. Причины – массовые гражданские акции протеста, внутренние конфликты, экономический кризис и инфляция, воздействие засухи, наводнений и пр. В-третьих, образование локальных очагов продовольственного дефицита и голода (как например в суданском Дарфуре).

В арабских странах Ближнего Востока и Северной Африки освоено лишь 12% общего потенциала сельскохозяйственных угодий. Однако при этом эксперты подчеркивают, что освоение большей части территорий потребует очень крупных инвестиций, и в большинстве случаев будет нерентабельным.

Внушает опасение увеличение объемов производства продовольствия за счет выращивания модифицированного зерна и других сельскохозяйственных культур, что наиболее характерно для Египта. Подобная практика вызывает серьезную обеспокоенность у врачей и экологов относительно безопасности производимого продовольствия.

В регионе БВСА продовольственная безопасность является важнейшим политическим фактором, который служит катализатором масштабных вооруженных конфликтов. Продовольственный фактор стал одной из основных первопричин первой волны «арабской весны», затронувшей многие страны этого района мира и способствовавшего дестабилизации политической ситуации в ряде государств Ближнего Востока и Северной Африки.

В последние годы положение дел заметно обострилось в связи с усилением военно-политической и внутриполитической нестабильности, вооруженными конфликтами в целом ряде стран БВСА. Так, в Египте, Йемене, Афганистане, Ираке и особенно в Сирии, периодически наблюдаются скачки цен на продовольствие, перебои в поставках продуктов питания и рост зависимости от международной помощи.

Вооруженные конфликты напрямую воздействуют на различные индикаторы продовольственной безопасности, прежде всего отражаясь на развитии и здоровье самых уязвимых групп населения, включая детей, пожилых, беременных женщин и кормящих матерей. Они способствуют массовым переселениям пострадавшего населения внутри самих стран и в форме внешней миграции, что приводит к подрыву национальной экономики. Перестают эффективно функционировать транспортная инфраструктура и социальные службы, резко сокращаются количество рабочих мест и устойчивые источники доходов. Вооруженные конфликты на Ближнем Востоке и в Северной Африке привели к возникновению новых и срочных гуманитарных проблем, требующих незамедлительного реагирования. При этом преодоление голода в регионе станет реалистичной и выполнимой задачей только после установления мира и прекращения вооруженного насилия, причем оно потребует многократных инвестиционных, ресурсных и финансовых вложений.

В настоящее время страны Ближнего Востока и Северной Африки являются одними из крупнейших импортеров продовольствия в мире. Они вынуждены ввозить до половины общего объема потребляемых продуктов питания, а аравийские монархии — до 100% многих видов продовольствия, расходуя на эти цели значительные средства. В этих условиях арабские страны вынуждены расходовать все более значительные финансовые ресурсы на импорт продовольствия и в первую очередь зерновых. Однако далеко не все страны могут в полном объеме оплачивать импорт продовольствия только за государственный счет, поскольку не обладают достаточными природными ресурсами, средства от продажи которых можно было бы направить на эти цели. Все это делает вопросы продовольственного обеспечения ключевыми для большинства стран БВСА.

Угрожающая зависимость государств региона от импорта продовольствия вызвана также отсутствием адекватной государственной поддержки внутреннего производства. В первую очередь, речь идет об импорте зерна. К тому же темпы прироста населения свидетельствуют о том, что разрыв между национальным производством и потреблением продовольствия и в дальнейшем будет лишь увеличиваться. В то же время мировые цены на продовольственные товары и сырье для их производства постоянно растут. По мнению экспертов Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), это связано с ухудшением погодно-климатических условий, с резкими изменениями на рынке энергоносителей, усилением интегрированности рынков.

В последние годы плохие урожаи, сильные засухи, продолжающийся рост спроса на продовольствие привели к стремительному удорожанию большей части продуктов питания в странах Ближнего Востока и Северной Африки, что в ряде случаев привело к протестным выступлениям и беспорядкам. Можно также утверждать, что если продовольственная безопасность в арабских государствах не будет обеспечена в обозримой перспективе и зависимость от ввоза большого количества продуктов питания сохранится на долгие годы, то это, естественно, будет накладывать соответствующие ограничения и на их внешнюю политику.

Страны БВСА доминируют в списке государств с максимально высокой концентрацией доли населения, находящегося в стадии острого голода. Практически во всех конфликтных странах она превышает критически допустимую отметку в 25%.

В этом списке по состоянию на начало 2018 г. лидирует Йемен (голодает 60% или 17 млн человек). Далее идут Южный Судан (голодает 45% или 4.8 млн человек); Сирия (голодает 33% или 6.5 млн человек); Ливан (33% или 1.9 млн человек, преимущественно сирийские беженцы); Афганистан (25% или 7.6 млн человек) и Сомали (25% или 3.1 млн человек). Таким образом, общее число испытывающих острый голод только в 6 странах региона составляет примерно 41 млн человек из общего числа голодающих в 48 млн человек.

Эксперты отмечают, что «ситуация в сфере продовольственной обеспеченности в этих странах развивалась неоднозначно, и по сути являлась барометром происходящих военно-политических процессов и конфликтов». В январе 2018 г., по сравнению с данными за июль 2016 г., ситуация резко ухудшилась трех странах. Так, в Афганистане число голодающих увеличилось на 76%, в Ливане – на 72%, в Судане – на 9%. В Сомали и Южном Судане значительных колебаний зафиксировано не было, а в Сирии даже отмечалось сокращение числа голодающих в указанный период на 500 тысяч человек (8%), что является следствием поэтапной деэскалации вооруженного конфликта.

Эксперты ООН выделяют Ближний и Средний Восток вторым после Африки регионом по уровню угрозы продовольственного дефицита и риска возникновения голода в 2020 г. Согласно прогнозам ФАО (декабрь 2018 г.), пять следующих стран региона будут испытывать проблемы в сфере обеспечения продовольственной безопасности. Это – Сирия, Йемен, Ирак, Афганистан и Пакистан.

Таким образом, в обозримой перспективе в странах Ближнего Востока и Северной Африки ожидается дальнейшее ухудшение условий продовольственной обеспеченности и рост числа голодающих. К такому выводу пришли эксперты ФАО.

42.1MB | MySQL:92 | 0,935sec