Перспективы миграционного кризиса в Европе после переговоров А.Меркель и Р.Т.Эрдогана

В конце минувшей недели федеральный канцлер А.Меркель посетила Турцию, где провела переговоры с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. Одной из центральных тем в повестке дня беседы двух лидеров была ситуация с сирийскими беженцами.  При этом Анкара ужесточила свою риторику еще до прибытия главы немецкого правительства, сообщив, что Европейский союз не выполняет соглашения по беженцам в части финансовых обязательств. А именно, Турция по-прежнему не получила обещанные ей 3 млрд евро (первая половина выплат, согласованных в 2016 г.), которые необходимы стране для приема беженцев на своей территории.

Большинство обозревателей в преддверии визита канцлера в Турцию согласились с тем, что именно данный вопрос для ФРГ является основным, поскольку в значительной степени касается внутриполитической проблематики. Объясняется это просто, если Р.Т.Эрдоган выполнит ранее высказанные угрозы открыть границы, то правительство ФРГ столкнется с новым витком кризиса, аналогичным ситуации 2015 г., который, весьма вероятно, правящая коалиция в нынешнем составе не преодолеет. Особенную опасность обострение обстановки представляет в контексте нарастания поддержки крайне правых политических сил, и конкретно партии «Альтернатива для Германии».

Наибольшей популярностью АдГ пользуется в восточных частях страны, где теснит «Левых», а, например, в Тюрингии, как показали земельные выборы 2019 г. – еще и ХДС. Успех в борьбе за места в ландтагах – своего рода тревожный сигнал, что нечто подобное может рано или поздно повториться на федеральном уровне. И тогда ФРГ столкнется с затяжным формированием кабинета министров, где основные политические силы не захотят сотрудничать с АдГ, несмотря на ее успехи. Длительный период отсутствия  правительства, как показывает опыт ряда ближневосточных государств, чреват множеством негативных последствий.

В ожидании итогов визита ряд депутатов предостерегали А.Меркель от того, чтобы поддаваться на угрозы Анкары. Так, представитель фракции «Зеленых» в Бундестаге, депутат турецкого происхождения Д.Оздемир подчеркнул: «мы не должны обманываться: Эрдоган использует вопрос о беженцах в качестве рычага для дестабилизации либеральной демократии». Это мнение встречается и в экспертном сообществе, где распространяется точка зрения, что Анкара будет требовать за сдерживания миграционных потов различные экономические и политические бонусы. Отчасти подтверждается эта позиция комментарием М.Чавушоглу перед приездом А.Меркель в Турцию, в котором он заявил, что «нет никаких дальнейших дискуссий о нашем членстве в ЕС».

Примечательно, но такой сценарий призывают использовать и политики в самой Германии, предлагая обратный торг. С точки зрения представителя СвДП А.Ламбсдорфа, необходимо поставить вопрос о вхождении в Евросоюз в зависимость от способности Турции продемонстрировать следование «правильному курсу», причем речь идет не только о Сирии, но и о Ливии. Но в таком случае возникает вопрос, чем тогда Берлин выгодно отличается от Анкары, если использует схожую практику давления, а также, готова ли страна провести через ЕС уступки Р.Т.Эрдогану, и как это скажется на роли Германии в Евросоюзе.

В будущем обострит ситуацию и заявления Греции, которая намеревается закрыть три крупнейших лагеря для беженцев, располагающиеся на островах Лесбос, Хиос и Самос, где в среднем на одного местного жителя приходится по три мигранта. Согласно задумке Афин, вместо них будут действовать идентификационные центры, откуда нелегалов планируется депортировать назад. При этом ожидается, что скорость своей работы они существенно ускорят для того, чтобы нелегалы не оставались на греческой территории слишком долго.

В такой ситуации безопасность придется укреплять дополнительно. В  качестве вспомогательной меры министр внутренних дел Германии Х.Зеехофер должен заняться разработкой инициативы, способной помочь снизить поток мигрантов между Грецией и Турцией. В СМИ фигурирует план запустить программу обучения турецкой береговой охраны, однако, принимая во внимание остроту дискуссий по любым вопросам такого рода взаимодействия с Анкарой в Бундестаге, она может стать основанием для кризиса, который негативно скажется на будущем правительственной коалиции. Так, представители младшей коалиционной партии СДПГ настаивают, что Турция массово нарушает права человека, а потому весьма ожидаемо, что СДПГ будет выступать против расширения контактов с ней в названной форме, рассматривая обучение береговой охраны как компонент взаимодействия в военной сфере, недопустимого, исходя из названных аргументов.

Большинство немецких СМИ обратили внимание на то, что во время пребывания в Турции А.Меркель была особенно сдержана и старалась не реагировать на провокационные заявление Р.Т.Эрдогана, понимая, что любая эскалация на политико-дипломатическом треке рискует обернуться для Берлина серьезными последствиями не только в отношении вопроса о беженцах, но и на ливийском направлении. В некоторой степени это напоминает визит канцлера в Израиль в октябре 2018 г., когда глава правительства воздержалась от критики по таким традиционным темам, как поселенческая активность, а также, вопреки ожиданиям, не осудила Закон о национальном характере страны, уточнив лишь, что необходимо четче артикулировать намерение гарантировать права и свободы для всех сегментов населения. Мотивы Берлина следовать такому курсу могут выходить за рамки миграционных проблем, к примеру, распространяясь на энергетическую сферу. Так, в отличие от США и Франции, ФРГ не проявила себя в связи с недавней активностью Газового форума государств Восточного Средиземноморья,  хотя администрация Д.Трампа стремится к тому, чтобы обратить именно внимание Германии на такую перспективу диверсификации источников «голубого топлива», а президент Кипра Н.Анастасиадис призывал А.Меркель повлиять на Р.Т.Эрдогана в вопросе бурения в спорных районах.

Вместе с тем иметь дело с трудностями, касающимися миграции, ФРГ все же придется. Первую группу проблем составляет внутренняя ситуация, где оппозиция, особенно правая, обязательно воспользуется тем, что порядка 40% населения выступают, согласно последним опросам, за сокращение количества беженцев в стране. Кроме того, еще одной линией разлома здесь может стать ситуация внутри коалиции, в которой большие противоречия вызывает возможность совместной работы с Турцией, учитывая обвинения во вмешательстве в конфликты и нарушении прав человека. Еще один кризис, на который Германия не может не реагировать, назревает в ЕС, где свою собственную активность по ограничению присутствия беженцев под давлением местного населения начала Греция. В сочетании с недовольством других стран Европы, ситуация рискует закончиться тем, что ФРГ придется повысить прогнозы о приеме мигрантов в текущем году. Таким образом, именно в том, что касается доведения обстановки до кризисных явлений, аналогичных 2015 г., роль Анкары может и не стать решающей в нагнетании напряженности.

52.36MB | MySQL:103 | 0,485sec