Новые горизонты взаимодействия Иордании с Европейским союзом

В условиях роста политической напряженности в ближневосточном регионе, Иордания ищет новые точки соприкосновения с Европейским союзом. Состоявшийся в середине января 2020 года официальный европейский тур иорданского короля Абдаллы II  стал важной вехой этого нового поворота в иорданской политике. По итогам важнейших встреч с руководством Еврокомиссии в Брюсселе иорданский король четко сигнализировал о растущем намерении Аммана диверсифицировать свою внешнеполитическую линию.

В политической элите страны растет понимание, что в условиях обострения конфликтов в непосредственной близости от иорданской границы (Сирия, Палестина, Ирак), безусловная ставка иорданских властей на традиционных союзников – США и Саудовскую Аравию – отныне перестает эффективно работать. Ранее проводимый Амманом вполне осознанный курс на безусловную поддержку американской стратегии в Сирии и Ираке оказался в итоге крайне неудачным выбором и с точки зрения политических рисков поставил под удар в том числе и внутреннюю стабильность в Иордании. Сегодня руководство Иордании стоит перед еще более сложным выбором, особенно в условиях анонсирования и продвижения американцами новой “сделки века” по израильско-палестинскому конфликту, которую Палестинская национальная администрация уже успела «заветировать». Иордания оказалась в сложнейшем положении с учетом, c одном стороны, наличия у нее конструктивных и формальных взаимоотношений с Израилем, а с другой – невозможностью принятия мирного плана Д.Трампа, который в принципе оказался неприемлемым для палестинской общины Иордании (60% всего населения).

В этих условиях Амман вынужден балансировать на внешнем фронте и в целях сохранения устойчивости развивать более тесные и многоплановые контакты с другими участниками процесса, включая Россию и Китай, а также Турцию. Но в первую очередь взоры Аммана обращены сегодня к Европейскому союзу, в котором иорданское руководство видит важного политического, но также и финансово-экономического гаранта своей стабильности. В том числе рассчитывая на помощь и содействие Брюсселя в продвижении палестинского вопроса.

Нужно сказать, что со стороны Европейского союза, все более активно участвующего в гуманитарных и политических дебатах на Ближнем Востоке, также присутствует естественный интерес к укреплению контактов с Амманом. Иордания не просто рассматривается в европейских столицах как некий «островок стабильности» в регионе, но и как важный партнер в плане поддержки глобальных усилий по борьбе с терроризмом и экстремизмом, обеспечению мер безопасности и доверия и решению вопросов мигрантов и беженцев. Это далеко не полный перечень вопросов, формирующих будущую политическую повестку отношений по линии Иордания-ЕС.

Важным треком двустороннего экономического блока является финансовая и инвестиционная помощь Евросоюза в рамках Европейской политики соседства (European Neigbourhood Policy) – известного инструмента евроинтеграции.  В рамках этой стратегии в период с 2014 по 2020 год Амман рассчитывает получить от Брюсселя финансовую помощь на сумму 640-780 млн долларов США. Помимо этого, иорданские институты имеют право на участие в широком круге финансируемых ЕС исследовательских, научных и иных программ.

Помимо пакета помощи 2014-2020, под воздействием сирийского кризиса беженцев ЕС предоставил Иордании дополнительные льготы и помощь в обмен на политическую готовность Аммана разместить у себя 1.3 млн сирийских беженцев и в целях минимизации рисков дальнейшей миграции этой группы в Европу. В частности, ЕС еще более приоткрыл свой рынок и утвердил новые льготные правила для экспорта товаров иорданского происхождения на территорию стран Европейского союза.

Нельзя сказать, что это возымело большой эффект. Так, в 2015 году совокупный экспорт Иордании в страны ЕС не превышал 170 млн долларов США, в то время как экспорт ЕС в Иорданию составил 3.5 млрд долларов. В 2018 году благодаря этим поощрениям иорданский экспорт вырос до 300 млн долларов, но по-прежнему в более чем 10 раз он уступает импорту Иордании из ЕС.

Кроме того, важным условием ЕС в этих новых поощрительных мерах было наличие по меньшей мере 25% сирийской рабочей силы на тех иорданских предприятиях, которые получили этот льготный доступ на рынок ЕС. Брюссель рассчитывал таким образом к 2026 году создать по меньшей мере 200 тысяч рабочих мест для сирийцев в Иордании. Цели оказались слишком амбициозными, и лишь немногие иорданские компании смогли выполнить требуемое условие. В итоге, c 2019 года ЕС был вынужден смягчить меры и согласился распространить льготы на всех иорданских экспортеров и снизить квоту сирийской рабочей силы до 15%. Менее амбициозной стала также и конечная цель – 60 тысяч новых рабочих мест для сирийских беженцев в Иордании к 2030 году. Однако даже при новых условиях лишь 13 иорданских компаний с общей численностью 1000 сотрудников, из которых 28% — сирийцы — подпадают под эту категорию.

Таким образом, главными вопросами экономической повестки в визите короля Абдаллы II  в Европу значились два – что делать с истекающей в 2020 году Стратегии европейского соседства и как продемонстрировать более впечатляющие результаты нового финансового пакета помощи ЕС для интеграции сирийских беженцев. Также важным вызовом торгово-экономического сотрудничества Иордании и ЕС остается высокий дисбаланс между экспортом и импортом, который в обозримой перспективе едва ли имеет реалистичные шансы на выравнивание.

Резюмируя, Иордания в 2020 году будет все более тяготеть к политическому союзу с Европой как важному гаранту своей собственной стабильности на фоне растущей турбулентности в регионе. Израильско-палестинский вопрос и его дальнейшее развитие будет оказывать доминирующее воздействие на эти тактические маневры Аммана. С этой точки зрения недавний визит иорданского короля в Европу следует признать вполне состоявшимся. С другой стороны – на экономическом фронте отношений ЕС и Иордании остается много нерешенных вопросов и реальная отдача и эффективность программ содействия по линии ЕС пока не так ощутима. Однако руководствуясь политическими мотивами, стороны будут неизбежно двигаться вперед по намеченному курсу дальнейшего экономического сближения. Представленный Еврокомиссией новый рамочный финансовый инструмент на 2021-2027 гг в объеме 1.28 млрд долларов подразумевает интеграцию политики европейского соседства с другими инструментами, включая создание общего рынка, налоговое и таможенное регулирование, укрепление демократических институтов и пр. Но каковы принципиальные параметры участия Иордании в новых приоритетах ЕС после 2021 года пока остается за кадром.

55.87MB | MySQL:106 | 0,492sec