Об устойчивости новой конфигурации политической власти в Афганистане в 2020 году

Достигнутое между действующим президентом Ашрафом Гани и его основным соперником на президентских выборах осенью 2019 года Абдуллой Абдуллой принципиальное соглашение о формировании т.н. правительства национального единства продолжает проходить проверку на прочность.

В условиях растущих разногласий между сторонами относительно итогов голосования на президентских выборах такого рода коалиционное соглашение стало единственной реальной возможностью сохранить единство политических элит и минимизировать риски нового кризиса власти, грозящего непредсказуемыми последствиями.

Тем не менее, уже на том этапе слабость и временный характер этой конструкции казались очевидными. В начале 2020 года внутренние противоречия относительно распределения полномочий и механизмов принятия решений внутри коалиционного правительства стали еще более очевидными. В частности, политические противники президента А.Гани неоднократно публично критиковали последнего за превышение полномочий и выход за рамки договоренностей. Один из последних эпизодов – единоличное решение президента о назначении нового главы внешнеполитического ведомства, что по мнению А.Абдуллы и его сторонников противоречит духу коалиционного правительства.

Еще большую уязвимость новой политической конструкции придает активизация деятельности в Афганистане радикальных и террористических организаций, включая «Исламское государство» (запрещено в России). По прогнозам региональных экспертов, в 2020-2021 гг. эта активность будет только возрастать, угрожая политической стабильности. Шансы на урегулирование отношений с «Талибаном», в том числе через американское посредничество, сегодня оцениваются как весьма невысокие, несмотря на растущий осенью прошлого года оптимизм.

Кроме того, в независимости от исходов переговорного процесса с «Талибаном», Вашингтон, по всей вероятности, будет двигаться по пути сокращения своего военного присутствия в Афганистане в 2020-2021 гг., что обусловлено внутренними причинами, особенно в преддверии президентских выборов в США. Уже в нынешнем году численность вооруженных сил США в Афганистане немного сократится, что также потенциально повышает уязвимость нынешней довольно шаткой конфигурации политической власти в стране.

Наконец, на внутреннюю стабильность в Афганистане будут непосредственно воздействовать и внешние факторы, особенно развитие ситуации в соседних Иране и Пакистане. Обострение ирано-американских отношений и кризис вокруг Ирана в начале 2020 года уже оказывает прямое влияние на Афганистан. В частности, Тегеран проявляет повышенную активность на фоне эскалации конфликта с Вашингтоном. В начале января, в разгар иранского кризиса, cпровоцированного убийством генерала К.Сулеймани, состоялся телефонный разговор между президентами Х.Роухани и А.Гани. С другой стороны, Иран несмотря не отсутствие идеологической общности прагматично развивал тесные связи с «Талибаном», которому ранее оказывал значительную материальную помощь и теперь может захотеть использовать в своем противостоянии против США в регионе. Однако, в стратегическом смысле, Тегеран едва ли будет рисковать своими взаимоотношениями с Кабулом ради того, чтобы насолить США через «Талибан». Для Афганистана также позитивный тон взаимодействия с ближайшим соседом является слишком важным приоритетом, чтобы разрешать США использовать свою территорию в антииранских целях. Резюмируя – достаточно запутанные отношения в треугольнике Кабул-Вашингтон-Тегеран, осложняемые еще и фактором «Талибана», следует рассматривать как важный внешний фактор влияния на политическую стабильность в Афганистане.

Аналогично, афгано-пакистанские отношения сегодня переживают не лучшие времена и могут также воздействовать на внутреннюю стабильность, особенно с учетом исторически тесных связей Исламабада с «Талибаном». Несмотря на кажущуюся плотность дипломатических и политических контактов между двумя странами, афганские службы безопасности относятся к пакистанскому правительству с высоким недоверием в контексте «Талибана».

Сложный характер взаимоотношений с двумя соседними странами – Ираном и Пакистаном – отчасти компенсируется прагматичным и отлаженным сотрудничеством с Индией, особенно в сфере торговли. Ожидается, что именно благодаря Индии Афганистану удастся немного компенсировать растущий дефицит торгового баланса.

Нужно полагать, что новую политическую конструкцию в Афганистане будут ослаблять и внутренние факторы. Наиболее сильный из них – коррупция, прогресс в преодолении которой остается пока минимальным. Несмотря на относительно успешную реализацию налоговой реформы, финансовая устойчивость по-прежнему под вопросом и будет во многом зависеть от донорской помощи и кредитования по линии международных институтов. Нестабильность политической власти и шаткость нынешней конструкции коалиционного правительства не позволит устранить коррупционную проблему и будет соответственно подрывать доверие доноров. А это, в свою очередь, может негативно отразиться и на устойчивости всей финансовой системы Афганистана.

Что касается перспектив экономического развития страны в 2020-2021 гг., то они тоже во многом связаны с проблемой политической устойчивости властной структуры. Одобренный 22 января афганским парламентом бюджет на 2020 год, расходная часть которого выросла на 7.2% по сравнению с оригинальным бюджетом 2019 года и составила 5.6 млрд долларов США, представляется довольно неустойчивым. По требованию парламентариев правительство пересмотрело бюджет в пользу увеличения на 12% расходов на устойчивое развитие, но в ущерб другим социально значимым сферам – образованию (сокращено на 16%) и здравоохранению (сокращено на 4.9%). Но главный риск в новом бюджете на текущий год в том, что порядка 50% его расходной части (2.8 млрд долларов) предполагается профинансировать из источников внешней помощи и внешнего заимствования. С учетом сохраняющейся политической нестабильности, гарантированное получение этих ресурсов находится под вопросом, даже несмотря на традиционно высокий донорский интерес и значительные масштабы официальной помощи на цели развития, которую Афганистан получает по двусторонним и многосторонним каналам.

Кроме того, сохраняющаяся де-факто фрагментация страны, как по причинам политической нестабильности и безопасности, так и в силу элементарного отсутствия единой и современной транспортной инфраструктуры, служит серьезным препятствием на пути устойчивого экономического роста.

Резюмируя, на фоне спорного, неоднозначного исхода президентских выборов, cтавка на интеграцию двух политических противников в единое правительство национального единства оказалась оправданной, но временной мерой. На первом этапе это действительно позволило снять социальную напряженность в обществе и гарантировать некую устойчивость политической конструкции страны в начале 2020 года. В то же время, количество и интенсивность внешних и внутренних факторов воздействия будут на протяжении 2020 года неизбежно нарастать. В особенности, перспективы мирного соглашения с «Талибаном» сегодня представляются сомнительными. Соответственно, давление на эту новую конструкцию политической власти, в том числе из-за отсутствия ее полной легитимности (результаты президентских выборов остаются по-прежнему официально подвешенными), будет усиливаться и угрожать новым внутриполитическим кризисом. Разумеется, такая ситуация будет только усиливать центробежные тенденции и укреплять позиции радикальных исламистских движений, включая «Исламское государство».

55.83MB | MySQL:105 | 0,665sec