В Ливии ОАЭ усиливают поддержку ЛНА Х.Хафтара, а Турция ПНС Ф.Сараджа

Президент Турции Р.Т.Эрдоган считает, что Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) оказывают финансовую поддержку наемникам, которые якобы помогают командующему Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршалу Халифе Хафтару в Ливии. Такую точку зрения он озвучил в беседе с турецкими журналистами на борту своего самолета по пути из Алжира в Гамбию. Выдержки из интервью приводит во вторник 28 января телеканал Эн-ти-ви. «В ходе визита канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Турцию мы подробно обсудили с ней эту тему (ситуацию в Ливии — прим. ТАСС) <…>. [Мы им сказали, что] Хафтар является лжецом, и вы предоставляете возможность потакать этому лжецу. Египет является самым главным сторонником [Хафтара], как и администрация Абу-Даби», — утверждал Эрдоган. По его версии, ОАЭ не только оказывают финансовую поддержку, но и «поставляют оружие и боеприпасы». И для такого утверждения у турецкого лидера есть все основании. В последнее время наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид аль-Нахайан, который является главным иностранным покровителем Халифы Хафтара, резко увеличил свою военную поддержку силам ЛНА. Согласно французским источникам, ОАЭ доставили почти 3000 тонн оборудования по воздуху в течение последних двух недель. Это практически столько же, сколько было поставлено за весь прошлый год. Поставки осуществлялись прежде всего казахстанскими авиакомпаниями, такими как Jenis Air. Принц также направил в регион грузовой самолет Ан-124 «Антонов», которым владеет лично и непосредственно через компанию Maximus Air Cargo. Предполагается, что этот борт перевозил военное оборудование армии ОАЭ, которое до этого было развернуто в Йемене. Все это «добро» благополучно разгружается на бывшей базе ВВС «Бенин» под Бенгази. Это увеличение участия ОАЭв Ливии происходит после того, как наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид аль-Нахайан создал новую консультативную группу по Ливии. Он недавно реорганизовал свою команду советников по ливийскому вопросу. Старший советник Мухаммед Рашид Мукбали был уволен. У него был огромный недостаток — он был в плохих отношениях лично с Халифой Хафтаром. Его функции были полностью переданы в ведение человека «номер два» в Совете национальной безопасности ОАЭ Али бен Хамада аль-Шамси. При этом в ближайшее время ожидается назначение принцем еще одного советника по ливийскому досье. Все это говорит только о том, что ОАЭ на собираются отказываться от поддержки Хафтара и рассматривают его сейчас как безальтернативную фигуру в качестве командующего ЛНА. При этом на сегодня поддержка Москвы Хафтара обещает быть более символической. Как полагают французы, Москва ограничила эффективную поддержку своего ливийского протеже на фоне переговоров с Турцией. В этой связи отметим, что такое снижение уровня надо связывать прежде всего с тем, что Хафтар во время недавних консультаций в Москве повел себя очень самостоятельно, отказался подписывать соответствующее подготовленное российской стороной коммюнике и «по-английски» покинул российскую столицу. И, кстати, анонсированный после этого его новый визит в Россию так и не состоялся.
Что касается обвинения в использовании наемников, то обратим внимание на следующее событие. 27 января у посольства ОАЭ в Хартуме состоялась демонстрация. Собравшиеся обвиняли компанию Black Shield Security Services, которая базируется в Объединенных Арабских Эмиратах, в том, что она обещала работу в ОАЭ суданским гражданам, которые на самом деле прошли трехмесячную военную подготовку, прежде чем их направили в Ливию для участия в боях на стороне Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара. Хотя 17 января в Абу-Даби срочно прибыл человек «номер два» в Военном переходном совете генерал Мухаммед Хамдан Далго (Хемети), который является командиром Сил быстрой поддержки (СБП), эксперты полагают, что СБП до сих фактически не воевала вместе с ЛНА в Ливии, как это было подтверждено группой экспертов ООН по Судану в их докладе о ситуации в Дарфуре, представленном Совету Безопасности 14 января. В этой связи подчеркнем, что это соответствует действительности, поскольку силы СБП, которые были выведены ранее из Йемена, в боях за Триполи и другие ливийские города участия не принимали, а выполняли функции по замещению сил ЛНА, перебрасываемых из южного региона Феццан под Триполи. Непосредственно в боях участие (и давно) принимают суданцы и состава дарфурской оппозиционной группы «Суданское освободительное движение» (СОД-М.Минави). Но сама ситуация с набором «на работу» суданцев практически под кальку повторяет использованный в свое время катарцами алгоритм, когда они нанимали на «работу» в Катаре йеменцев, которые потом оказались в Сирии. И практически все погибли там. Возвращаясь к антиэмиратским волнениям в Хартуме подчеркнем, что еще 19 января министр иностранных дел Судана Асма Мухаммед Абдалла публично раскритиковал «избирательность» приглашения на Берлинскую конференцию по Ливии, на которую Судан не был приглашен. В тот же день лидер партии «Государство права и развития» Мухаммед Али аль-Джазули призвал «маленькое государство» ОАЭ сосредоточиться на решении собственных проблем, а не вмешиваться во внутренние дела Судана. Он призвал их «вернуть свои острова, оккупированные Ираном, и найти решение для краха своего рынка недвижимости, своих трудностей в Ливии и Йемене, а также для ситуации с более чем 5000 исламистских проповедников, томящихся в ее тюрьмах». Это серьезный сигнал о недовольстве серьезных сил в Судане политикой ОАЭ, которые впервые после свержения О.аль-Башира открыто выступили против одного из основных зарубежных спонсоров новой власти в стране. И тот же Хемити безусловно поехал в Абу-Даби «объясняться». И договариваться об интенсификации участия подконтрольных себе сил в ливийском досье. Как мы видим по последующим протестным манифестациям и заявлениям — не договорился в той форме, как ему хотелось. Сами ли суданские политики дошли до такой жизни или их на это аккуратно подвинули их Эр-Рияда — это вопрос открытый. Но главный вопрос в данном случае не в том, что суданцы вместо работы  в ОАЭ оказались на ливийских фронтах, и стали там гибнуть, судя по демонстрациям. Главный стимул для всех этих манифестаций на фоне соответствующих заявлений суданских политиков в другом. Это недовольство малой оплатой труда и компенсаций со стороны ОАЭ за соответствующую позицию Судана и по ливийскому досье и, естественно, жертвы. От ОАЭ ждут внятных денег. Ждут в Судане, ждут и в самой Ливии, так как основным оружием в тамошней войне является наличие у сторон денег, чем и объясняется та или иная громкая военная победа той или иной противоборствующей силы.
Что с перемирием? На фронте это перемирие взорвалось в середине своего процесса полета, точно так же, как беспилотник Wing Loong II Emirati, сбитый в Мисурате 28 января. Беспилотный летательный аппарат (БПЛА), который во вторник был сбит под ливийским городом Мисурата, принадлежал силам, поддерживающим Правительство национального согласия (ПНС). С таким заявлением, как сообщил портал «Эфригейт ньюс», выступил 28 января представитель командования Ливийской национальной армии (ЛНА). По его словам, противовоздушная оборона ПНС «по ошибке сбила свой же беспилотник, обвинив ЛНА в использовании дронов под Мисуратой». Представитель ЛНА добавил, что уничтоженный БПЛА был произведен в Турции.  Ранее официальный представитель войск ПНС полковник Мухаммед Кануно объявил, что отряды ПВО сбили близ Мисураты (в 200 км к востоку от Триполи) дрон производства ОАЭ, который стоял на вооружении ЛНА. Уточним что все-таки это был китайский беспилотник, который принадлежит ОАЭ и сбили его не по ошибке.
В свою очередь, Турция, поддерживающая премьер-министра ПНС Ф.Сарраджа, уже превратила аэропорт Митига в настоящую военную базу. Анкара также направила 28 января грузовой корабль в сопровождении двух фрегатов для доставки оружия и военного оборудования в Триполи. 31 января. Турция ведет активные переговоры с ливийским Правительством национального согласия (ПНС) о строительстве военной базы недалеко от Триполи. С таким утверждением выступил в пятницу телеканал «Аль-Арабия» со ссылкой на неназванные военные источники.  По сведениям телеканала, на базе планируется разместить турецкий спецназ и подразделения турецких ВМС, создать взлетно-посадочную полосу и оборудовать пункт связи. Кроме того, утверждается, что ПНС обсуждает с Анкарой покупку турецких военных самолетов и беспилотников. В четверг 28 января телеканал «Аль-Арабия», ссылаясь на неназванные источники, сообщил о том, что Турция перебросила в Ливию боевиков из Сомали и Кении и заключила с ПНС первую сделку о поставках систем ПВО. Насчет наемников из Сомали, это пока фейк, в вот факт входа в Ливию турецких военных и организация ими базы соответствует действительности. Боевые корабли Турции осуществили высадку десанта и выгрузку бронетехники в морском порту ливийской столицы Триполи, контролируемой силами ПНС Фаиза Сарраджа. Об этом сообщил в среду 29 января телеканал «Аль-Хадас» со ссылкой на осведомленные источники.   В частности, они утверждают, что с двух зашедших в морскую гавань столицы фрегатов десантировалась турецкие военнослужащие. Они сопровождают грузовое судно, с которого была произведена выгрузка танков и армейских грузовиков. Отмечается также, что доставленное на нем оборудование и боеприпасы были перевезены на авиабазу Митига. По данным, новостного портала «Эфригейт ньюс», жители в Триполи еще со вторника наблюдали на некотором удалении от побережья, предположительно, фрегаты ВМС Турции Gaziantep («Газиантеп») и Gediz («Гедиз») в сопровождении десантного вертолета. Как передает издание, местные пользователи социальных сетей активно распространяют фотографии с кораблями. Кроме того, ряд местных активистов утверждает, что всего у берегов Ливии находится соединение из четырех фрегатов, в том числе Gökova («Гёкова») и Göksu («Гёксу»), которые также ранее были замечены у расположенной в 200 км восточнее Мисураты. На этом фоне премьер-министр Ливии Ф.Саррадж ускорил усилия по достижениюсоглашения с Анкарой об оплате непогашенных счетов за лечение ливийских военных раненых и других граждан, проходящих лечение в Турции. По нашей информации, представители Министерства здравоохранения Триполи договорились в ходе серии встреч в Стамбуле в декабре выплатить 20% от непогашенного долга в размере 50 млн евро. Хотя другие страны требуют сотни миллионов евро для оплаты неоплаченных больничных счетов, Саррадж хотел, в частности, прежде всего урегулировать турецкие претензии. И это не случайно. «Медикал Парк», основная частная больничная группа на базе которой и осуществлялось такое лечение, на 15% принадлежит Этему Санкаку, личному другу и давнему стороннику президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, чья военная помощь — единственное, что позволяет Триполи выстоять против сил Халифы Хафтара. Более того, Санкак вносит свой вклад в прямую военную помощь ПНС. Он контролирует BMC, компанию, которая производит бронетранспортеры Kirpi, более сотни из которых уже были доставлены правительственным войскам Сараджа.
Что из всего этого следует? Прежде всего то, что перспективы реализации договоренностей, которые были достигнуты в рамках Берлинской конференции, выглядят очень печально. Даже, несмотря на то, что злосчастный военный комитет под эгидой ООН, может даже соберется в ближайшее время. Его заседание уже раза три срывалось из-за нежелания ливийских сторон направлять своих представителей. Теперь они вроде согласились, но это уже не имеет никакого практического смысла. Стороны конфликта и их спонсоры определились со своими позициями, и договариваться на условиях Берлина не собираются. Имитировать такое желание они будут, но только не договариваться. Вход кадровых военных Турции, пусть и в ограниченном составе, ставит активные боевые действия на паузу: о решающем штурме Триполи силами ЛНА можно забыть, как  и о безусловном господстве ЛНА в воздухе. То есть происходит фиксация позиций сторон в прежнем патовом режиме, что не дает никаких надежд на мирное урегулирование.

52.75MB | MySQL:104 | 0,263sec