Об угрозе массовой миграции сирийских беженцев в европейские страны

С обострением военного противостояния в сирийской провинции Идлиб в информационном поле растут спекуляции на тему возможного полного открытия Турцией границы с Евросоюзом для массового перемещения сирийских беженцев.

Cлухи периодически подогреваются новыми бравурными заявлениями президента Р.Т.Эрдогана о намерении окончательно разорвать соглашение с Евросоюзом по беженцам от 2016 года и полностью открыть доступ сирийским беженцам в Европу. Поводы различные и скорее всего это совокупность факторов, включая существенные прирост беженцев из Идлиба в последние месяцы и стремление надавить на Брюссель для занятия более жесткой позиции в отношении политики России в Сирии против вооруженной протурецкой оппозиции. Вполне вероятно также, что турецкие власти пытаются выторговать у Евросоюза лучшие условия по сделке 2016 года, рассчитывая получить новый пакет финансовой помощи дополнительно к 6 млрд долларов США, ранее выделенных Анкаре на поддержание беженцев.

Общее число сирийских беженцев в Турции сегодня достигло 3.7 млн человек – это только официальные данные Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ). Неофициально сирийских беженцев в Турции более 4 млн человек, и еще около 1 млн готовы незамедлительно мигрировать из сирийской провинции Идлиб, если Турция откроет границу. Преобладающая часть сирийских беженцев в Турции (98%) проживают вне лагерей и центров временного размещения, поэтому свободны в своих перемещениях и в случае открытия границы с ЕС могут сразу же воспользоваться этой возможностью. С учетом их бедственного социального положения в Турции и отсутствия четких перспектив (безработица и пр.), настрой на миграцию в Евросоюз здесь практически единодушный.

По данным на начало марта 2020 года, c момента объявления президентом Р.Т.Эрдоганом 28 февраля с.г. решения от открытии границы с ЕС для беженцев, границу уже пересекли 76 тысяч беженцев. Порядка 26 тысяч из них скопились на турецко-греческой границе в расчёте попасть на территорию Евросоюза. Нужно отметить, что греческий маршрут представляется наиболее приоритетным для беженцев из Сирии. Здесь наивысшая концентрация беженцев на границе и отсутствие должной инфраструктуры для их размещения.

Ситуация в самой Греции относительно сирийских беженцев непростая. Сегодня в Греции уже находится 115 тысяч мигрантов и беженцев из Сирии, при том что построенные лагеря переполнены. Например, в лагере беженцев Мория Камп Лесбос, изначально построенном для 3 тысяч беженцев сегодня проживает 22 тысячи. На греческих островах инфраструктура для размещения еще более ограничена, и все возможные мощности давно задействованы, а лагеря переполнены. В сложившихся условиях, при наращивании нового потока сирийских беженцев из Турции, Евросоюзу придется менять стратегию и рассматривать опции для передислокации части сирийских беженцев из Греции в другие европейские страны. Ясно, что накачиванием финансов со стороны Брюсселя в Грецию не обойтись и здесь необходима коллективная ответственность всего Евросоюза для реагирования на новую ситуацию с беженцами. Напомним, в 2016-2018 гг. порядка 20 тысяч сирийских беженцев по договоренности было переправлено из Греции в Италию. Также встречные инициативы по размещению у себя сирийских беженцев недавно выдвинули три другие страны Евросоюза – Франция, Португалия и Финляндия. Однако, несмотря на громкие заявления, реальные обязательства оказались весьма скромными: Португалия согласилась принять 1 тысячу новых сирийских мигрантов, Франция – 400 человек, а Финляндия – 175 человек.  Также о готовности принять у себя 100 сирийских детей из Турции заявила Сербия, не входящая в Евросоюз. В целом спустя четыре года после сделки ЕС-Турция в Евросоюзе было размещено не более 27 тысяч сирийских беженцев, не считая нового наплыва после открытия Р.Т.Эрдоганом границы 28 февраля.

В целом же Евросоюз предпочитает пока инвестировать в альтернативные меры по удерживанию новой волны сирийских беженцев из Турции, вопреки растущему давлению со стороны своих же правозащитных организаций, ссылающихся в частности на обязательность соблюдения международной конвенции по беженцам.

В качестве первых срочных мер Брюссель решил усилить контроль турецко-греческой границы за счет направления туда новых вооруженных подразделений и полиции. Только за несколько последних дней удалось такими мерами приостановить миграцию 4 тысяч сирийцев из Турции. В то же время усилилась напряженность на границе, вплоть до отдельных эпизодов прямых столкновений.

Также Евросоюз декларировал намерения увеличить финансирование пограничной гуманитарной операции для помощи сирийским внутренне перемещенным лицам в провинции Идлиб. В частности, Брюссель готовит на одобрение новый финансовый пакет в размере 60 млн евро для Идлиба, где уже с начала года имеется более 1 млн новых беженцев. Однако реалистично оценивая ситуацию, едва ли это поможет остановить миграцию сирийцев из приграничных районов Идлиба в соседнюю Турцию.

Важным сковывающим фактором в действиях Евросоюза является отсутствие единства среди его членов по вопросу сирийских беженцев в Турции. В частности, Греция и Кипр являются сторонниками жесткого курса в отношении Турции и не поддерживают уступки, включая готовность Брюсселя ассигновать дополнительную финансовую помощь для урегулирования ситуации с беженцами. Ряд ведущих членов ЕС, включая Германию, напротив, готовы выделить турецким властям новый финансовый пакет, чтобы заморозить ситуацию и предотвратить новую волну беженцев. На это настроены и многие страны Восточной Европы, особенно Венгрия и Польша.

По пакету финансовых обязательств ситуация достаточно спорная. Турция продолжает настаивать, что так и не получила от ЕС обещанных 6 млрд евро по итогам сделки 2016 года. ЕС интерпретирует ситуацию в ином русле, ссылаясь на то, что в договоренностях специально оговаривалось, что ассигнования не будет направлены напрямую в адрес турецкому правительству, а будут напротив нацелены на адресную помощь сирийским беженцам. При этом в рамках гуманитарных программ и других пакетов помощи Брюссель дескать выделил уже более 4.7 млрд евро и обязался выделить еще 3.2 млрд евро.

Ситуация во многом динамичная. Недавняя встреча на уровне министров внутренних дел ЕС пока не привела к формулированию общей позиции. Ожидается, что в ближайшие дни пройдет встреча на уровне глав внешнеполитических ведомств ЕС в Брюсселе, которая призвана расставить акценты относительно позиции ЕС по сирийским беженцам в Турции. Также Брюссель будет действовать с оглядкой на итоги стартовавшего 5 марта очередной двустороннего саммита Россия-Турция, на котором ожидаются новые взаимные договоренности по Идлибу.

47.5MB | MySQL:107 | 0,960sec