Ситуация в Ливии: январь 2020 г.

1 января 3-е гражданских лиц погибли в результате авиаудара по городу Ас-Савани в 25 км к югу от  Триполи. Этот город находится под контролем сил правительства национального соглавия (ПНС). Южные предместья ливийской столицы с 4 апреля 2019г. стали ареной боев между силами ПНС и формированиями Ливийской национальной армии (ЛНА). ПНС обвинило ЛНА в совершении авианалета на Ас-Савани. Одновременно было объявлено о взятии в плен 25 бойцов ЛНА.

2 января очередной шаг на пути новой военной авантюры сделала Анкара. В тот день депутаты турецкого парламента дали согласие на направление в Ливию турецких военных для оказания военной помощи ПНС. Проект соответствующего решения представил в парламент президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган – не устаем повторять, что он является сторонником организации «Братья-мусульмане», которая формально запрещена в РФ. Анкара ускорила процесс легализации турецкого вторжения в Ливию в связи с успехами ЛНА.

За направление турецких военных в Сирию проголосовали 325 депутатов, против – 184.

На это решение немедленно отреагировали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, президент Кипра Никос Анастасиадис и премьер Греции Кириакос Мицотакис. По итогам встречи в Афинах они заявили, что решение Турции «представляет собой опасную угрозу региональной стабильности».

Анкара и Доха во внутриливийском конфликте поддерживают ПНС, в то время как их региональные арабские соперники – Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет – поддерживают ЛНА.

На тот момент было не очень ясно, сможет ли Турция спроецировать силу, направив в Ливию воинские контингенты, или дело обойдется отправкой военных советников. Против первого решения говорит то, что Турции будет сложно обеспечить логистику ее группировки в Ливии  — между двумя странами 1500 км. Вторая проблема для Турции в Ливии – каким образом обеспечить превосходство в воздухе, поскольку в распоряжении ПНС всего одна авиабаза в Мисурате?

2 января президент США Дональд Трамп предостерег Р.Т.Эрдогана от любого «иностранного вмешательства» в Ливии.

2 января второй вице-спикер международно признанного парламента Ливии (поддерживает восточное правительство) Эхмайед Хума назвал «предательством» любое приглашение со стороны ПНС к Турции осуществить военное вмешательство в Ливии. Он сообщил о созыве 4 января экстренного заседания парламента в Бенгази «для изучения последствий очевидного вмешательства Турции» в ливийские дела.

3 января командующий ЛНА фельдмаршал Халифа Хафтар объявил «всеобщую мобилизацию» и «джихад» против возможного турецкого военного вторжения в Ливию в поддержку ПНС. По его словам, отныне речь не идет об освобождении Триполи от милиций, которые его контролируют, а о противостоянии новой попытке колонизации Ливии, в свое время – провинции Османской Империи. Обращаясь к «дружественному» турецкому народу, он призвал его к восстанию против президента Эрдогана, которого он назвал «бессмысленным авантюристом», посылающим свою армию «на смерть» и разжигающим огонь разногласий между мусульманами и народами региона с тем, чтобы «удовлетворить свои капризы».

4 января избранный в 2014 г. ливийский парламент, не признающий законность ПНС, проголосовал за разрыв отношений с Турцией. Этот демарш последовал в ответ на недавнее военное соглашение, заключенное между ПНС и Анкарой. Парламент аннулировал это соглашение. Он также потребовал, чтобы глава ПНС Фаиз Саррадж был предан суду за «предательство». Парламент также отменил Cхиратские (2015 г.) соглашения, на основании которых было сформировано ПНС, и потребовал от других стран и международных организаций «отозвать их признание ПНС».

Согласно Схиратским соглашениям, ПНС могло считаться легитимным только в случае его признания международно признанным парламентом, чего никогда не было сделано.

В ответ в Триполи заявили, что при принятии этих решений в парламенте отсутствовал необходимый кворум. Известно, что до 40 депутатов, настроенных против Х.Хафтара, бежали из Тобрука в Триполи.

5 января 30 человек погибли, 33 получили ранения в результате авиаудара по военному училищу на юге Триполи. Оно находится в квартале Аль-Хадба аль-Хадра, находящемся под контролем сил ПНС. Все погибшие были курсантами этого училища. ПНС обвинило ЛНА в нанесении этого удара. Со своей стороны представитель ЛНА Ахмад аль-Мисмари «категорически» отверг причастность сил Х.Хафтара к этоу удару. Он обвинил джихадистов из «Аль-Каиды», «Исламского государства» и «Братьев-мусульман» (все запрещены в РФ) в причастности к этому «теракту».

Вечером 5 января президент Турции Р.Т.Эрдоган объявил о начале переброски турецких военных в Ливию. При этом утверждалось, что их основной задачей будет некая «координация». К этому времени силы ПНС контролировали небольшие анклавы в Триполи, а также к западу (Аз-Завия) и востоку (Мисурата) от ливийской столицы, всего – около 10% территории страны. Подавляющая часть территории Ливии контролировалась ЛНА. Ряд южных районов страны контролировался местными племенными формированиями. Основные бои велись к югу от Триполи на фронте в 25 км.

5 января Россия потребовала созвать за закрытыми дверями заседание Совета Безопасности ООН по Ливии. Формально на нем речь должна была идти о предстоявшей в конце января в Берлине международной конференции по Ливии.

6 января алжирский официальный источник объявил о прибытии в Алжир главы ПНС Ф.Сарраджа в связи с «обострением» кризиса в Ливии. Его в этой поездке сопровождали, в частности, министры иностранных и внутренних дел ПНЕ. В тот же день в Алжире с официальным 2-дневным визитом ожидался глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Известно, что ранее Алжир отверг присутствие любых иностранных сил в Ливии и высказался «за исключительно внутриливийское решение» кризиса.

По итогам визита Ф.Сарраджа в АНДР Алжир призвал мировое сообщество «навязать прекращение огня» в Ливии.

6 января ЛНА объявила, что ее формирования вошли в город Сирт (450 км к востоку от Триполи), до этого контролировавшийся ПНС. Они также установили контроль над аэропортом «Аль-Гордабия» в районе Сирта. Тогда же было объявлено, что отныне ЛНА будет именоваться «Ливийские арабские вооруженные силы» (ЛАВС).

7 января глава европейской дипломатии Жосеп Боррель по итогам состоявшейся в Брюсселе встречи с главами МИД Франции, Германии, Италии и Великобритании осудил «вмешательство» Турции во внутриливийский конфликт.

8 января стало понятно, что турецкое военное вмешательство имело первоначально более чем символическое значение с направлением в Триполи 35 военнослужащих, которых не предполагалось использовать в ходе боевых действий. В тот же день Россия и Турция из Стамбула призвали к прекращению огня в Ливии начиная с 12 января. Но этот призыв вряд ли мог быть услышан с учетом реалий на земле, где Х.Хафтар предчувствовал победу.

Тем не менее фельдмаршал, очевидно опасаясь испортить отношения с Москвой, 9 января приветствовал призыв Москвы и Анкары. При этом он сообщил о продолжении военной операции против сил ПНС. По его оценке, старт политического процесса в Ливии возможен только после «уничтожения террористических групп», роспуска и разоружения бригад бывших повстанцев, которые контролировали Триполи. Тем не менее Х.Хафтар объявил 11 января, что его силы с полуночи 12 января прекратят огонь. Тут же было озвучено предупреждение, что в случае атак со стороны сил ПНС это решение будет аннулировано. ПНС обусловило присоединение к режиму прекращения огня отводом сил ЛАВС на исходные позиции, что изначально было невыполнимо.

Как бы там ни было, в полночь 12 января в Ливии был установлен режим прекращения огня. В тот же день стало известно, что Х.Хафтар и Ф.Саррадж ожидаются в Москве с тем, чтобы подписать соглашение о прекращении огня. Они прибыли в российскую столицу 13 января. По итогам непрямых переговоров, которые продолжались 7 часов, было объявлено о некоем «прогрессе», но соглашение подписано не было. Таким образом, встреча в Москве говоря недипломатическим языком, ни к чему не привела.

Первоначально Ф.Саррадж подписал проект соглашения, Х.Хафтар попросил времени до утра для раздумий. 14 января он покинул Москву, не подписав документ. После этого он встретился в Бенгази с главой МИД ФРГ, 16 января он провел переговоры в Афинах. Кстати, Греция по каким-то причинам не была приглашена на Берлинскую международную конференцию по Ливии, которая должна была открыться 19 января …

17 января Х.Хафтар написал Владимиру Путину о том, что «благодарен ему за усилия России в деле восстановления мира и стабильности в Ливии».

18 января силы Х.Хафтара блокировали работу находившихся под их контролем нефтеэкспортных терминалов на востоке Ливии. Речь шла о портах «нефтяного полумесяца» Брега, Рас Лануф, Ас-Седра и Аль-Харига. По данным контролируемой Триполи Национальной нефтяной компании NOC, это должно было привести к сокращению добычи нефти с 1,3 млн баррелей в день до 0,5 млн и потере 55 млн долларов ежедневно. К 25 января добыча нефти в Ливии упала до 320 тысяч баррелей в день.

19 января в Берлине под эгидой ООН стартовала международная конференция по Ливии, призванная возобновить мирный процесс, не допустить полномасштабной гражданской войны в этой стране, положить конец иностранному вмешательству во внутриливийский конфликт .

В ходе конференции президент Франции Эммануэль Макрон потребовал от Турции прекратить направлять в Ливию боевиков сирийских протурецких формирований, как сирийцев, так и иностранцев.

Со своей стороны глава ПНС Ф.Саррадж потребовал отправить в Ливию «международные военные силы» под эгидой ООН в случае, если ЛНА возобновит боевые действия. По его мнению, главной задачей этих сил станет «защита гражданского населения». Москва заявила, что открыта для дискуссии по этому вопросу.

В ходе конференции главы враждующих ливийских сторон отказались от личной встречи.

По итогам конференции канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что ее участники обязались уважать эмбарго на поставки оружия в Ливию от 2011 г. Было решено ужесточить контроль за соблюдением этого эмбарго. Иностранные участники конференции обязались отказаться от какого-либо вмешательства во внутриливийский конфликт и в дела Ливии. В итоговом коммюнике конференции содержался призыв к сторонам внутриливийского конфликта прекратить боевые действия и установить «постоянный режим прекращения огня». Предусматривалось разоружение и роспуск всех милицейских формирований и интеграция их участников в гражданские и силовые структуры. Предлагалось учредить «Военную комиссию» из 10 человек – по 5 офицеров от каждой из сторон – с задачей выработки механизмов слежения за режимом прекращения огня. Текст итогового коммюнике должен был быть представлен в Совбез ООН, который в случае его одобрения сделает из него резолюцию Совбеза.

20 января европейские страны решили возобновить их военно-морскую операцию «София» с пересмотренным мандатом. На сей раз ее главной задачей будет контроль соблюдения эмбарго на поставки оружия в Ливию.

Первоначально операция «София», начатая в 2015 г.,была призвана бороться с незаконной иммиграцией и контролировать соблюдение эмбарго на поставки оружия в Ливию. Она была свернута после того, как Италия отказалась принимать на своей территории спасенных в море иммигрантов.

23 января Алжир принял встречу представителей пяти стран, имеющих общие границы с Ливией. Тунис, Египет и Чад были представлены на ней главами МИД, Судан и Нигер – высокопоставленными дипломатами. На встрече присутствовал также глава МИД Германии Хейко Маас, который проинформировал коллег об итогах Берлинской конференции по Ливии. В Алжире также присутствовал глава МИД Мали. По итогам встречи соседи Ливии отвергли «любое иностранное вмешательство» в ее дела, сделав еще один очевидный выпад в адрес Турции.

28 января силы ПНС сбили беспилотник ЛНА к востоку от Мисураты. Он был идентифицирован как БПЛА китайского производства Wing Loong. Есть данные, что БПЛА этого типа были поставлены ЛНА из ОАЭ.

29 января президент Франции Э.Макрон обвинил главу Турции Эрдогана в нарушении обязательств, взятых  на Берлинской конференции. По его оценке, это выразилось в отправке в Ливиию тысяч сирийских наемников под эскортом кораблей ВМС Турции. В ответ в Анкаре назвали Париж «главным ответственным за проблемы Ливии начиная с 2011 года».

30 января французские корабли обнаружили в Средиземном море судно «Бана» под ливанским флагом с грузом турецкой бронетехники. Его сопровождал фрегат ВМС Турции. Таким образом, обвинения Э.Макрона в адрес Турции подтвердились.

В целом, решения Берлинской конференции создали рамки для умиротворения ситуации в Ливии. Однако хрупкость режима прекращения огня, внутренний раскол, отсутствие механизмов реализации решений конференции и амбиции региональных игроков делают ближайшее будущее этой страны очень неопределенным.

47.55MB | MySQL:107 | 0,810sec