Американские эксперты о ситуации на нефтяном рынке

Американский Альянс производителей энергоносителей намерен провести расследование с целью установить, занимаются ли Саудовская Аравия, Россия и ряд других стран демпингом цен на нефть в ущерб конкурентам из США. Об этом сообщил в среду 12 марта в эфире телеканала «Фокс бизнес2 член исполнительного совета альянса Гарольд Хамм, глава компании Continental Resources («Континентал рисорсиз») и бывший советник президента США по энергетике.  По его версии, саудиты «сформировали одну команду с Россией и наводняют рынок нефтью, что является прямой атакой на американских производителей». «Мы преодолевали такое и раньше, поэтому не станем терять время зря», — отметил Хамм, информировав, что он только что переговорил с советом директоров Альянса производителей энергоносителей, который объединяет более 10 тыс. американских добытчиков нефти и природного газа. «Они (Саудовская Аравия и Россия — прим. ТАСС) пользуются охватывающей мир пандемией коронавируса, чтобы сосредоточить все силы на нашей индустрии и разорить ее», — утверждал Хамм. «Этому не бывать. Мы предпримем конкретные действия против них и проведем расследование на предмет демпинга со стороны этих двух стран и ряда других государств», — сказал он, выразив мнение, что Альянс производителей энергоносителей «в силах остановить» Эр-Рияд и Москву. Ему был задан вопрос, как долго смогут продержаться американские производители нефти при нынешнем уровне нефтяных цен и при наличии у себя крупной задолженности. «Индустрии наносится неоспоримый ущерб, и они (Саудовская Аравия и Россия — прим. ТАСС) знают это», — добавил Хамм, не дав прямого ответа на поставленный вопрос.  На переговорах 6 марта министры стран ОПЕК+ не смогли договориться о дальнейших параметрах сделки по сокращению добычи нефти. ОПЕК предлагала дополнительно снизить добычу на 1,5 млн баррелей в сутки до конца текущего года, однако Россия на это не согласилась. С апреля все ограничения по добыче будут сняты.
Между тем эксперты, опрошенные ТАСС, в среду заявили, что обрушение цен на нефть и мировых финансовых рынков вызвано действиями Эр-Рияда и Вашингтона, нацеленными на дестабилизацию политической ситуации в России. Большинство опрошенных специалистов сходятся во мнении, что Саудовская Аравия, проигнорировавшая конструктивную позицию России по продлению сделки ОПЕК+ и ухудшающуюся макроэкономическую ситуацию, обрушила мировой нефтяной и финансовый рынки. По словам экспертов, Эр-Рияд и Вашингтон целенаправленно манипулируют ценами на нефть и валютным курсом, шантажом пытаясь выдавить Москву с мирового энергетического рынка. Это несколько расходится с оценкой ситуации американского эксперта, и в этой связи рискнем предположить, что обе эти точки зрения, мягко говоря, далеки от действительности. Одинаково бредово выглядят рассуждения о российско-саудовском или саудовско-американском заговоре. Речь идет о жертве маленького количество (сланцевыми) со стороны Д.Трампа в рамках выигрыша качества (атака на Москву с одновременным снижением цены на бензин в самих США). И это не заговор, а подлаживание к ситуации.
Обратимся к более трезвым оценкам происходящего американских экспертов. Саудовская Аравия предлагает агрессивные скидки на экспорт своей нефти и планирует резко увеличить объемы в апреле после того, как она не смогла договориться с Россией о пути дальнейшего ограничения добычи ОПЕК+. Так, компания Saudi Aramco («Сауди Арамко») намерена увеличить поставки нефти на нефтеперерабатывающие заводы в Индии по сниженным ценам с апреля. Об этом 13 марта со ссылкой на источник сообщило агентство Блумберг.  По его данным, нефтяная компания приняла такое решение после соответствующих запросов с индийской стороны. Этот и другие аналогичные шаги нанесет ущерб финансам экспортеров нефти, не имеющих диверсифицированной экономики, но маловероятно, что КСА и РФ капитулируют в ближайшие несколько месяцев. Таким образом, результатом этой борьбы будет быстрый рост запасов нефти и низкие цены.
Каковы контуры стратегии КСА на этом направлении в среднесрочной перспективе? После того, как Россия на прошлой неделе отказалась принять предложение ОПЕК сократить добычу нефти на 1,5 млн баррелей в день, чтобы поддержать цены на нефть, Saudi Aramco объявила 7 марта, что она снизит свои апрельские ценовые различия на $4-6 в Азии и $7 в США. Этот шаг привел к тому, что азиатские различия от премий до крутых скидок резко возросли, а Саудовская Аравия сильно намекнула на существенное увеличение добычи, что источники Saudi Aramco подтвердили СМИ 8 марта, не сообщив при этом конкретных цифр (это может свидетельствовать о простом блефе). Развитие событий, в свою очередь, вызвало шок на финансовых рынках, когда нефть марки Brent упала до $35 за баррель в конце торгов 9 марта.
Почему это имеет значение?
Саудовский шаг — это объявление полномасштабной ценовой войны, которую большинство наблюдателей совершенно не предвидело до 6 марта, когда переговоры между ОПЕК и ее партнерами-нечленами провалились. Прежде всего, имея ввиду, что это приведет к резкому обострению дефицита саудовского бюджета, а также тот факт, что Россия, даже не ограниченная обязательствами ОПЕК+, имеет ограниченный потенциал для быстрого увеличения добычи в 2020 году. Это происходит в момент, когда мировой нефтяной рынок поражен шоком спроса (экономическая рецессия и другие сбои, вызванные вспышкой коронавируса COVID-19, резко сократили спрос на нефть) на фоне умеренного замедления экономического роста просто добавил шок от неизвестного по итогам вызова в связи с развалом сделки ОПЕК+. В результате запасы будут накапливаться гораздо быстрее, хотя падение цен несколько смягчается в краткосрочной перспективе дефицитом складских аваров. Но затянувшийся кризис COVID-19 может легко заставить цены опуститься до уровней ниже, чем они были в 2015-2016 годах. Продолжительный обвал цен в диапазоне $20-30, который теперь, вероятно, продлится по крайней мере несколько следующих месяцев, а возможно, и гораздо дольше, будет иметь широкие побочные эффекты на других рынках. Помимо акций энергетических компаний, наихудшее воздействие окажут суверенные финансы экспортеров нефти с менее диверсифицированной экономикой и низкими суверенными резервами. В частности, больше всего пострадают Иран и Венесуэла, поскольку обе страны уже были вынуждены резко снижать свои продажи, чтобы найти покупателей на фоне санкций США.
Решение Саудовской Аравии увеличить добычу, вероятно, отражает надежду наследного принца Мухаммеда бен Сальмана на то, что если он окажет сильное давление на Россию, то она уступит и согласится на значительное сокращение добычи. Но эта тотальная ценовая война контрпродуктивна; как указала государственная нефтяная компания «Роснефть» в детальном заявлении от 8 марта, Россия не желала сокращать добычу, потому что, по ее мнению, ограничение добычи просто привело к росту конкурирующих поставок. В этом соревновании участвуют не только американская сланцевая нефть, но также проекты по разработке глубоководных морских месторождений в таких местах, как Гайана и Норвегия, которые были стимулированы периодом более высоких цен на углеводороды в 2017-2019 годах. Этот более длительный цикл поставок, облегчаемый ограничениями ОПЕК+, нефть с них только начинает выходить на рынок, а экономика этих проектов такова, что они сильно подвержены ценовым колебаниям. Напряженность нарастала между Россией и саудовцами даже без шока спроса со стороны COVID-19 из-за нежелания Москвы справедливо разделить бремя сдерживания спроса, которое довело ситуацию до предела на прошлой неделе. Отметим, как американские эксперты быстро определили главного «виноватого».
Тем не менее, по их оценке, нынешний саудовский демпинг также контрпродуктивен в том смысле, что добыча сланца в США и так бы испытала бы серьезное негативное воздействие до конца 2020 года не только по причине отсутствия дальнейшего ограничения добычи, а просто в силу установления цены даже при таком ограничении в 40 долларов за баррель. Разница между $30 и $45 в качестве средней цены на сырую нефть огромна с точки зрения фискального воздействия на производителей, но не столь значительна с точки зрения потерь объема, которые будут наблюдаться в этом году среди американских производителей. При этом американские эксперты уверенны в том, что российская экономика получит серьезный удар от обвала цен, но Москва находится в гораздо более сильной позиции, чем Эр-Рияд. Москва накапливает резервы в своем фонде национального благосостояния с 2017 года при любой цене выше $40 за баррель (с поправкой на инфляцию в 2% годовых), и по последним публичным данным фонд составляет $150 млрд, а денежные резервы — $570 млрд. Привлечение средств из Фонда национального благосостояния поможет смягчить удар, если цены упадут ниже этого диапазона. Президент России Владимир Путин подвергся некоторой критике за реализацию мер жесткой экономии и резервирование денег, пока цены на нефть были комфортными, но сейчас это выглядит разумно. Это отражает тот факт, что Москва признает, что прогноз цен «ниже, чем ожидалось, на более длительный срок» реален, и хотел быть готовым именно к такому типу шока.
Саудовцы, с другой стороны, рассматривают сценарий, при котором дивидендная выплата, которую они получат от Saudi Aramco, оставит их обязанными искать дополнительные источники для финансирования примерно половины государственных расходов из резервов и заимствований в течение баланса 2020 года, с золотовалютными резервами в размере $502 млрд. Их низкое отношение долга к ВВП, составляющее 26%, означает, что они могут брать займы, но эти займы могут стать более дорогими в связи с новыми сомнениями кредиторов относительно будущих цен на нефть, а также рациональности и импульсивности саудовской политики. Это, наряду с потерей стоимости иностранных инвестиций в государственном инвестиционном фонде КСА, затруднит поддержание нынешнего уровня расходов на программу экономической диверсификации «Видение 2030» наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, которая до сих пор не достигла значительного прогресса в создании более высокой занятости в частном секторе для молодежи, несмотря на амбициозные заявленные цели. Но ему будет очень сложно в силу личного менталитета и реалий внутренней политики признать свою ошибку и пойти на попятную, поскольку единственным вариантом, предлагаемым Москвой в настоящее время, является сохранение нынешних квот, а не какие-либо уступки со стороны России. Отсюда срочный визит кронпринца в Вашингтон: он должен был убедиться в том, что Д.Трамп поддержит его демпинговую политику по удушению Москвы в ущерб собственным сланцевикам. То есть, предложить Белому дому некий компромисс с точки зрения ценовой войны с Москвой. И, судя по всему, он такие заверения в поддержке и возможной финансовой подпитки дефицита госбюджета в случае необходимости со стороны того же МВФ (заставить частных инвесторов кредитовать КСА не может даже Трамп) получил. Индикатором этого стал в том числе момент быстрого присоединения к демпингу остальных стран Персидского залива. Слову Трампа в данном случае сложно доверять (достаточно вспомнить историю с якобы поддержкой катарской блокады), но в нынешней ситуации американский президент мало чем рискует, кроме потери на выборах голосов американских сланцевиков: цена на бензин внутри США пойдет вниз, что важно с точки зрения перевыборной кампании, а биржи быстро восстановятся.
Все это ставит мир перед крайним уровнем неопределенности относительно того, куда движется нефтяной рынок, но маловероятно, что мы увидим резкое восстановление цен в ближайшие несколько месяцев.

52.77MB | MySQL:104 | 0,338sec