Предварительные оценки ООН о воздействии коронавируса на продовольственную ситуацию на Ближнем Востоке

Прогрессирующий рост в последние недели масштабов распространения коронавирусной инфекции по всему миру, особенно после анонсирования Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) 11 марта глобальной пандемии, практически не оставляют сомнений относительно губительного воздействия этого фактора на мировую экономическую систему. Разумеется, долгосрочный ущерб еще предстоит оценить, и по первым оценкам Всемирного экономического форума в Давосе он составит не менее 1 трлн долларов США.

По данным Economist, среди наиболее пострадавших в обозримой перспективе отраслей — авиаперевозки (падение на 42%), автомобилестроение (41%) и сфера гостиничного и ресторанного бизнеса и туризма в целом (21%).

Однако в более долгосрочной перспективе,  когда чрезвычайные потребности в поставках медикаментов и оборудования отойдут на второй план, возникнет реальная угроза для мировых продовольственных систем и продовольственной безопасности. Как полагают эксперты Всемирной продовольственной программы ООН,  в зоне высокого риска в первую очередь могут оказаться арабские страны Ближнего Востока, в первую очередь, главные нетто-импортеры продуктов питания, которые не в состоянии производить сами до 70-90% требуемого им продовольствия. C введением на фоне коронавируса все более жестких ограничительных мер в отношении товарооборота и торговли, угрозы и риски для импортеров продовольствия в последние месяцы неизменно росли. Особенно когда речь идет о бедных странах с высокой численностью населения,  как например, Египет.

При этом, как полагают эксперты ООН,  в сложной ситуации могут оказаться не только бедные страны региона, но крупные нефте- и газодобывающие страны, такие как Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар, которые сегодня чуть ли не ежедневно теряют свои доходы от экспорта нефти на фоне резко снижающихся цен на углеводороды на рынках, особенно нефтяных котировок, опустившихся до 20-30 долларов за баррель.

Как считают эксперты Всемирного банка, удар придется как по производству продовольствия так и по сфере потребления – и это может вызвать социальный взрыв в неблагополучных арабских странах, зависимых от экспортных поставок продовольствия – Иордании, Ливане, Омане. При этом уже к маю ввиду закрытия границ и введения других ограничительных мер может наступить коллапс в глобальных продовольственных цепочках поставок во всем мире.

Меры, которые эксперты ООН настоятельно рекомендуют в качестве превентивной стратегии для сдерживания кризиса в мировой агропродовольственной сфере, достаточно прямые и реализуемые. Во-первых,  избегать протекционизма и не допускать закрытия странам границ, чтобы обеспечить сохранность принципов свободной торговли и товарооборота. C учетом действующих многочисленных конфликтов в регионе Ближнего Востока и текущих политических распрей между ведущими игроками, коронавирус может создать реальные проблемы для системы поставок продовольствия и затруднить и без того непростую торговлю в регионе.

Во-вторых,  создать систему для мониторинга продовольственных цен, особенно в уязвимых странах Ближнего Востока и Северной Африки, охваченных гуманитарными кризисами и конфликтами. Здесь коллапс может наступить быстро, поскольку государственные меры протекционизма и субсидирования напрочь отсутствуют, и даже незначительная девальвация национальной валюты и продовольственная инфляция вызывает цепную реакцию и служит триггером для нового витка продовольственного кризиса. В Йемене, Ливии и Южном Судане, например, где внутренняя фрагментация власти достигла максимальных пределов, ситуация наиболее критическая.

В-третьих, важно мобилизовать усилия доноров и финансовых институтов на выделение адресных средств в укрепление сетей и механизмов социальной защиты в арабских странах в качестве ответной меры для минимизации последствий коронавируса на бедные слои населения. Некоторые международные институты начали предпринимать отдельные усилия на этом треке, однако единой стратегии пока не выработано. Всемирный банк одним из первых в середине марта объявил о выделении 12 млрд долларов США на помощь бедным странам в преодолении последствий коронавируса. Ожидается, что большая часть этих средств как раз поступит на укрепление механизмов социальной защиты.

Разумеется, в условиях все еще продолжающейся пандемии экспертам сложно выстраивать реалистичные сценарии и готовить стратегии реагирования. Многое будет зависеть от того, как долго еще будет держаться пандемия и каковы будут масштаб и глубина ее географической экспансии.  Пока в пятерке наиболее зараженных арабских стран региона числятся Катар, Бахрейн, Cаудовская Аравия, Ирак и ОАЭ. Общее число инфецированных в этих странах варьируется от 150 до 400 человек, и ни одна из них не входит даже в двадцатку «лидирующих» стран. Но как известно, распространение вируса на Ближний Восток и Африку только началось, плюс в этих странах было проведено пока минимальное количество тестов, что указывает на недостоверность сегодняшней статистики.  Насколько массовыми будут заражения в ближневосточных странах и какие ограничительные и профилактические меры будут реализованы правительствами, сегодня прогнозировать сложно. Соответственно, понять и оценить в полной мере воздействие коронавируса на продовольственные системы арабских государств также представляется преждевременным. В то же время, очевидно, что экономический спад обострит угрозу продовольственной безопасности практически во всех странах региона и сократить возможности и экономический доступ населения стран Ближнего Востока к качественному и здоровому продовольствию.

Главные болезненные точки  — нарушение логистических и транспортных поставок и ограниченный доступ на и без того закрытые рынки в странах региона ввиду карантина, а также сбои в системе поставок продовольствия и как следствие рост продовольственных потерь и отходов.  Также в странах Ближнего Востока превалирует т.н. неформальный сектор экономики и многие сферы услуг и производства продовольствия базируются на регулярных персональных контактах. Особенно это актуально в бедных странах, где неустойчивость интернет-соединений и отсутствие современных цифровых платформ,  услуг искусственного интеллекта и пр. не позволит полностью и полноценно заменить эти контакты на виртуальные. Здесь вероятны серьезные сбои и многие насыщенные рабочей силой производства могут встать в случае карантина и запретов, что вызовает всплеск уровня безработицы.

С другой стороны, аграрное производство само по себе не сильно пострадает. Как показывает опыт Китая и охваченных кризисом европейских стран, аграрное производство остается в числе «неприкасаемых» приоритетных отраслей, которые даже в условиях самого жесткого карантина и ограничения движения продолжают бесперебойно работать. Ожидается, что правительства на Ближнем Востоке будут следовать такому же алгоритму в случае дальнейшего заражения и потому аграрный сектор в тех странах, где он действительно играет важную роль в национальной экономике, пострадать не должен. Вероятно, изменятся только правила игры в потребительском секторе. В частности, производителям и фермерам придется менять каналы поставки и переориентироваться на сотрудничество с крупными супермаркетами (вероятно, массовые открытые рынки будут временно закрыты). Также резко возрастет спрос на онлайн доставку продовольствия и это станет важным толчком для развития и расширения в арабских странах систем онлайн доставки. Также сократятся потребительские возможности во всех без исключения странах региона и повысится спрос на более дешевое и менее качественное продовольствие. Наконец, локальные скачки продовольственных цен в отдельных странах региона вполне прогнозируемы: в случае роста панических настроений, особенно в странах, являющихся нетто-импортерами продовольствия, могут начаться бесконтрольные массовые закупки продовольствия и как следствие коллапс всей продовольственной цепочки.

47.51MB | MySQL:107 | 0,990sec