Ситуация в Судане и Южном Судане: февраль 2020 г.

2 февраля в Хартуме было объявлено, что глава Суверенного совета Судана генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан получил приглашение от Вашингтона посетить США с официальным  визитом. Это приглашение стало первым для высокопоставленных суданцев за последние более чем 30 лет. Как отмечалось в коммюнике правящего в Судане Суверенного совета, приглашение было сделано ранее в тот же день в ходе телефонного разговора между генералом и госсекретарем США Майком Помпео. Со своей стороны генерал ответил, что «совершит этот визит в ближайшее время».

Отношения между Хартумом и Вашингтоном ухудшились после прихода к власти в 198 9г. в результате поддержанного исламистами военного переворота генерала Омара аль-Башира, который затем на долгие годы стал президентом Судана. С 1993 г. Судан значился в американском «черном списке» стран, поддерживающих международный терроризм. С 1997 г. Вашингтон неоднократно ужесточал санкции против Хартума. В Судане в период с 1992 по 1996 гг. нашел себе прибежище основатель «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) Усама бен Ладен.

Санкции против Судана были отменены в октябре 2017 г., но он остался в «черном списке». После отстранения от власти О.аль-Башира в апреле 2019 г. под давлением движения протеста новые суданские власти пытаются удалить страну из этого списка. За последние месяцы в Судане побывали несколько американских делегаций.

3 февраля в Иерусалиме было объявлено, что премьер-министр Израиля Биньямин  Нетаньяху и глава Суверенного совета Судана Абдель Фаттах аль-Бурхан встретились в Уганде, где обсудили вопросы «нормализации» двусторонних отношений.

Исторически арабские страны увязывали нормализацию отношений с Израилем с предварительным условием урегулирования палестинского вопроса. При прежнем режиме Судан обвинял Израиль в том, что тот поддерживал одну из дарфурских повстанческих группировок – Армию освобождения Судана (фракция Абдельвахида Нура).

Как заявил по итогам встречи Б.Нетаньяху, «Судан направляется в сторону нового позитивного руководства … генерал аль-Бурхан стремится помочь своей стране модернизироваться и выйти из изоляции».

Тут же палестинцы в лице генсека ООП Саиба Эриката осудили встречу в Уганде, назвав ее «ударом ножом в спину».

4 февраля А.Ф.аль-Бурхан проинформировал членов Суверенного совета о содержании переговоров в Уганде. Правительство Судана заявило, что узнало о встрече из СМИ. По словам А.Ф.аль-Бурхана, эта встреча была мотивирована его стремлением поддержать «национальную безопасность» страны и «обеспечить высшие интересы суданского народа».

5 февраля встречу в Уганде поддержала верхушка суданской армии. По итогам совещания с высшими военными чинами представитель армии генерал Амир Мухаммед аль-Хасан сообщил, что «лица, присутствовавшие на встрече, были проинформированы о визите командующего армией в Уганду и его последствиях для национальной безопасности». «Армия положительно восприняла встречу в части, касающейся интересов национальной безопасности», — сказал он.

Уже 6 февраля в роли обиженного выступило правительство Судана. Как заявил на пресс-конференции представитель кабинета министров Фейсал Мухаммед Салех, глава Суверенного совета генерал А.Ф.аль-Бурхан не обещал израильскому премьеру «нормализовать отношения» между двумя странами на встрече в Уганде. По его словам, эта встреча была «личной инициативой» генерала. «Он не сделал никакого обещания нормализовать отношения, равно как установить дипломатические отношения (с Израилем – авт.)», — сказал Салех. По его оценке, переходное правительство Абдаллы Хамдока «имеет очень ограниченный мандат, вопрос отношений с Израилем выходит за рамки этого мандата».

11 февраля член Суверенного совета Мухаммед ат-Таайши заявил, что Судан намерен выдать Международному уголовному суду (МУС) бывшего президента О.аль-Башира, разыскиваемого этой инстанцией с 2009 г. по обвинениям в геноциде и военных преступлениях, совершавшихся входе конфликта в Дарфуре. Кроме О.аль-Башира по тем же обвинениям МУС преследует бывшего госсекретаря МВД Ахмеда Харуна, бывшего министра обороны и внутренних дел Абдельрахима Мухаммада Хусейна и бывшего главаря милицейских формирований «Джанджавид» Али Кошейба. «Те, кто обвиняется МУС, должны предстать перед ним», — сказа М.ат-Таайши. При этом он не уточнил дату передачи.

Выдача О.аль-Башира МУС была одним из требований протестного движения, которое привело к его низложению. Этого же добивались жители Дарфура и действующие там группировки повстанцев.

13 февраля Министерство юстиции Судана объявило о подписании неделей ранее соглашения с родственниками американских моряков, погибших при теракте против эсминца «Коул» в Йемене в 2000 г. Как отмечалось в коммюнике, это соглашение было подписано «в рамках усилий переходного правительства по удалению Судана из американского списка стран, поддерживающих терроризм». Подписанное в Вашингтоне, соглашение «ясно уточняет, что правительство Судана не было ответственно за ту атаку или любую другую атаку подобного рода, и что оно заключило это соглашение с тем, чтобы выполнить одно из условий американской администрации с тем, чтобы удалить Судан из списка», — отмечалось в документе.

12 октября 2000 г. брандер с двумя смертниками на борту атаковал «Коул» в момент, когда он заправлялся в порту Адена. В результате теракта погибли 17 американских моряков. Ответственность за него взяла на себя «Аль-Каида» (запрещена в РФ). Американская юстиция обвинила Судан в причастности к атаке, поскольку смертники прошли подготовку в одном из лагерей «Аль-Каиды», существовавших в этой стране. Хартум всегда отвергал свою причастность к этому теракту.

17 февраля было объявлено, что проходившие в Джубе мирные переговоры между Хартумом и повстанцами будут продолжены на три недели. Первоначально предполагалось, что они завершатся 15 февраля подписанием мирного соглашения.

 

В Южном Судане по мере приближения ключевой даты 22 февраля, до которой должно было сформировано правительство национального единства (ПНЕ), росло число случаев вооруженного насилия и нарушений прав человека.  7 февраля констатацию этого сделала Комиссия ООН по правам человека.

«Мы наблюдали рост числа инцидентов с применением оружия, в частности, в районе Ей, где боевые действия в очередной раз привели к нестабильности, повлекшей за собой перемещения гражданских лиц», — сказал на пресс-конференции в Джубе участник этой комиссии Эндрю Клапхэм. По его данным, боевые действия также  фиксировались в штате Майвут на северо-востоке страны.

По данным комиссии, задерживается реализация положений мирного соглашения, подписанного в сентябре 2018 г. в Аддис-Абебе. В частности, не устранены разногласия относительно мест базирования правительственных сил и повстанцев. Правительство Южного Судана не выделило 100 млн долларов, запланированные на обустройство баз. Предусмотренное этим соглашением формирование ПНЕ первоначально предполагалось завершить в мае 2019 г. Затем оно было перенесено сначала на 12 ноября 2019 г., позднее – на 22 февраля 2020 г.

8 февраля в Аддис-Абебе генсек ООН Антониу Гутерриш призвал руководителей сторон южносуданского конфликта уважать свой народ. Он назвал «неприемлемым» отсутствие согласия между властями и повстанцами в преддверии ключевой даты 22 февраля.

14 февраля президент Южного Судана Сальва Киир отверг международное давление, призванное подтолкнуть его к компромиссу с главой повстанцев Риеком Машаром. Он вновь выступил против какого-либо компромисса по вопросу о числе штатов и их границах. С 2015 г. С.Киир увеличил число штатов с 10 сначала до 28, а затем – до 32. Эти действия были расценены как стремление увеличить число его сторонников на ключевых постах. Р.Машар хочет вернуться к 10 штатам. В качестве компромисса он допускает деление станы на 21 штат на основе географической «нарезки» эпохи Британской Империи. Р.Машар исключил его возвращение на пост вице-президента, который он занимал до начала гражданской войны, если число штатов останется неизменным.

Уже 15 февраля С.Киир пошел на попятную, заявив, что принял ключевое требование оппозиции о возвращении к федеральной системе из 10 штатов и 3 «административных зон» — Руванг, Пибор и Абьей. Таким образом он формально открыл дорогу к формированию ПНЕ и прекращению гражданской войны.

Это решение С.Киира было тут же отвергнуто повстанцами, которые выступили против появления «административных зон». Руванг на севере страны является районом нефтедобычи. На него всегда претендовали динка, представителем этой народности является С.Киир, и нуэр, выходцем из которой является Р.Машар. Именно в Руванге шли наиболее ожесточенные бои в ходе гражданской войны.

Как бы там ни было, под очевидным международным давлением С.Киир и Р.Машар 20 февраля пришли к согласию относительно формирования ПНЕ 22 февраля.

22 февраля глава повстанцев Р.Машар в очередной, третий раз стал первым вице-президентом Южного Судана. Он принес соответствующую присягу.

14 февраля правительство Южного Судана и небольшая повстанческая группировка «Альянс оппозиции Южного Судана» (АОЮС) подписали новое соглашение, которое предусматривает участие повстанцев в контроле за подписанным и вошедшим в силу месяцем ранее соглашении о прекращении огня. АОЮС никак не связан с Р.Машаром и объединяет несколько «независимых» вооруженных групп. Альянс не подписывал мирное соглашение 2018г.

В целом, несмотря на новое назначение Р.Машара на пост первого вице-президента Южного Судана остается вопрос о том, выдержит ли проверку временем мирное соглашение 2018 г.? Поскольку 22 февраля не было объявлено о формировании ПНЕ, это означает, что теперь борьба между С.Кииром и Р.Машаром продолжится на новом, политическом уровне.

47.55MB | MySQL:107 | 0,652sec