Американские эксперты о ситуации на севере Сирии. Часть 2

Статьи другого американского эксперта Нила Хауэра посвящены сложным отношениям российских военных с курдскими «Силами народной самообороны» (СНС) и Турцией в северо-восточных районах Сирии. Нил Хауэр является аналитиком канадской SecDev Group, центра, специализирующегося на изучении «геополитических рисков». В настоящее время базируется в Тбилиси. Отметим, что статьи Нила Хауэра отмечены явной антироссийской направленностью. Однако, несмотря на его небеспристрастность, информация, сообщаемая им, представляет интерес. В декабре прошлого года Нил Хауэр опубликовал в газете Asia Times статью под названием «Россия не подготовлена для Северной Сирии» (2). Американский эксперт отмечает, что на протяжении своей вовлеченности в сирийский конфликт Россия позиционировала себя в роли миротворца, утверждая, что она борется не с сирийской оппозицией, а с террористами. При этом, начиная с переговоров в Астане, Россия явилась инициатором создания зон деэскалации и локальных перемирий. Американский эксперт считает эти действия уловками, так как после перемирий следовали успешные наступления Сирийской Арабской Армии и зачистка этих районов (Восточная Гута, провинция Дераа) от боевиков. По мнению Н.Хауэра, на какое-то время такие действия способствовали поднятию авторитета России среди широких слоев сирийского общества, включая оппозицию. Одним из факторов успеха России в зонах деэскалации, расположенных в Центральной и Южной Сирии американский эксперт считает усталость населения этих регионов от изнурительной гражданской войны. Одновременно после декабря 2016 года боевики-исламисты были деморализованы потерей Восточного Алеппо.

В Северной Сирии, по его мнению, наличествует совершенно другая ситуация. «Окрыленная первоначальным успехом, Москва приготовилась поймать гораздо более крупную рыбу: вступить вместе с турецкими силами в контролируемые курдами районы Северной Сирии. Однако это будет гораздо труднее предыдущих миссий, а поставленные цели могут оказаться за пределами способностей России», — отмечает Н.Хауэр. Согласно российско-турецким договоренностям в зоне глубиной 10 километров вблизи сирийско-турецкой границы будет осуществляться совместное российско-турецкое патрулирование. Н.Хауэр считает, что, по мнению руководства России, данная мера должна воспрепятствовать погружению региона в хаос и партизанскую войну, первые признаки чего уже намечались. Для этой цели Россией был выделен целый батальон военной полиции, укомплектованный выходцами из Чеченской Республики. Поначалу вес шло гладко, но к середине ноября наметились признаки враждебности курдского населения, которое стало встречать совместные российско-турецкие патрули сначала камнями, а потом «коктейлями Молотова». Российская армия стала сопровождать свои патрули военными вертолетами, а турецкие военнослужащие один раз открыли огонь по толпе. Американский эксперт считает контроль над курдскими районами гораздо более сложной задачей, чем действия в Центральной и Южной Сирии. По его мнению, у России нет достаточных сухопутных сил, чтобы удерживать  ситуацию под контролем, если на смену «коктейлям Молотова» придет стрельба из огнестрельного оружия. Численность российской военной полиции в этом регионе даже с учетом чеченского батальона не превышает тысячи человек. Такие подразделения способны только на демонстрацию силы, но не на реальные боевые действия. Кроме того, с самого начала конфликта Москва избегала ввязываться в изнурительную антипартизанскую войну. Однако, если в Северо-Восточной Сирии начнутся масштабные боевые действия между сирийскими курдами, правительственными войсками и турецкой армией, а Россия будет просто стоять в стороне или выведет оттуда свои силы, то это будет означать, по мнению аналитика, потерю лица для Москвы.

16 марта 2020 года на портале вашингтонского Института Ближнего Востока (Middle East Institute, MEI) была опубликована статья Н. Хауэра под названием «Инциденты российско-американского противостояния в Северной Сирии: они только начинаются» (2). В ней автор обращает внимание на возрастающую динамику случаев конфронтации между российскими и американскими военными в северо-восточной Сирии на протяжении первых месяцев 2020 года. В связи с этим, по его словам, «Возникают сомнения, в какой степени США и их курдские союзники будут способны контролировать северо-восточные районы Сирии, особенно расположенные там нефтяные и газовые месторождения». Далее автор приводит хронику столкновений между российскими и американскими военными в северной Сирии. 18 января американские военнослужащие остановили конвой, направлявшийся на нефтяное месторождение Румейлан. 25 января так же был остановлен патруль российской военной полиции. 28 января российские военные вертолеты барражировали над американским блок-постом. 4 февраля российские силы окружили американский блок-пост. 22 февраля американцы окружили российских военнослужащих на шоссе М4 около Амуды. Наиболее серьезный инцидент произошел 13 февраля 2020 года, когда имела место перестрелка между американскими военнослужащими и сирийскими проправительственными вооруженными формированиями. Она привела к гибели одного из бойцов этих формирований.

Самый крупный инцидент, как напоминает автор, произошел в феврале 2018 года. Он был связан с соперничеством за нефтяные и газовые месторождения Заевфратья. По мнению Нила Хауэра, на позиции сирийских курдов и американских военнослужащих была предпринята атака со стороны бойцов частной военной компании (ЧВК) «Вагнер». 600 контрактников, поддержанных танками и артиллерией, в течение четырех часов штурмовали американские и курдские позиции. Поле битвы осталось за американцами, а потери сотрудников ЧВК убитыми и ранеными составили 300 человек.

Американский эксперт связывает этот инцидент с соперничеством за нефтяные месторождения северо-востока Сирии. США пытаются застолбить энергетические ресурсы региона за своими курдскими клиентами. Между тем, Дамаск хочет вернуть их под сирийский суверенитет. В декабре 2016 года состоялся визит министра энергетики САР в Москву, в ходе которого было подписано соглашение, гарантировавшее эксклюзивные права на разработку нефтяных месторождений на северо-востоке САР российской компании «Петрополис» с распределением в ее пользу 25% доходов. В декабре 2019 года работы на газовых месторождениях САР были переданы российским компаниям «Меркурий» и «Велада». Все три фирмы, по информации Хауэра, связаны с олигархом Евгением Пригожиным, который также контролирует ЧВК «Вагнер».

Суммируя вышеизложенные мнения экспертов можно сказать, что Россия попала в Северо-Восточной Сирии в действительно непростую ситуацию. По нашему мнению, в первую очередь необходимо разобраться с турецким «другом-врагом». Если в настоящее время ресурсы и политическая конъюнктура не позволяют вернуть  под сирийский суверенитет занятые турками территории, в том числе оставшуюся часть провинции Идлиб, нужно заключить с Анкарой необходимый компромисс. Если же руководствоваться долгосрочными интересами, надо поощрять Дамаск на новые военные действия в районе Идлиба. Однако в любом случае это должна быть продуманная стратегия. События нельзя пускать на самотек. Что касается северо-восточной Сирии, где складываются напряженные отношения с американцами, то стоить вспомнить, что американские военнослужащие в отличие от российских находятся там незаконно, что фактически приравнивает их к агрессорам. Для скорейшего выдавливания американцев из этого региона надо сближать позиции сирийского правительства и курдов из СДС, что вероятно потребует от Дамаска большей гибкости в вопросе курдской автономии. Можно побудить американцев к эвакуации и другими способами, в частности, организацией народного вооруженного сопротивления арабских племен северо-востока Сирии против оккупантов.

 

  1. https://www.mei.edu/publications/fight-syrias-skies-turkey-challenges-russia-new-drone-doctrine
  2. https://www.asiatimes.com/2019/11/opinion/russia-not-ready-for-northern-syria/
  3. https://www.mei.edu/publications/us-russia-standoffs-northeast-syria-just-getting-started
51.54MB | MySQL:112 | 0,822sec