Новый «план Маршалла» от Всемирного банка для стран Ближнего Востока

С первых дней начала пандемии коронавируса COVID-19 Всемирный банк стремится взять на себя лидерство в плоскости социально-экономического реагирования на этот вызов в средне- и долгосрочной перспективе.

Пока ООН при ведущей роли Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) сфокусировала усилия на собственно на сдерживании вируса нового типа, Всемирный банк действует быстро, конкретно и масштабно. Группа агентств ООН при лидерстве генерального секретаря только к началу апреля смогла выработала некие общие рамочные рекомендации в социально-экономическом измерении на глобальном уровне, однако единого понимания и четкого плана как действовать на страновом уровне у ООН пока нет.

Между тем, Всемирный банк одним из первых, еще в середине марта, анонсировал беспрецедентное решение об утверждении нового финансового пакета против коронавируса в размере 14 млрд долларов США, из которых более половины – новое финансирование, а остальное – перепланирование уже финансируемых проектов для ориентации на противодействие COVID-19.

Cразу вслед за этим, в начале апреля с.г. были озвучены конкретные планы Всемирного банка в странах. К 10 апреля, по заявлению президента Всемирного банка американского экономиста Д.Малпасса (назначен на этот пост в апреле 2019 года), запущены проекты в рамках реагирования на COVID-19 в 52 государствах, и подготовлены для скорейшей имплементации проекты еще в 50 странах. Регион Ближнего Востока и Северной Африки традиционно занимает особый приоритет в новых усилиях Всемирного банка. Дело не только в угрозе коронавируса, который обрушил мировую торговлю и создал высокие риски для нетто-импортеров важнейшей продукции, особенно продовольствия и медикаментов. Ближний Восток занимает лидирующую долю среди стран, зависимых на 70% и более от импорта основных видов продукции.  Проблема дополнительно усугубляется с учетом беспрецедентного обвала цен на нефть на мировых рынках в марте текущего года, что стало двойным ударом по экономике многих стран региона, включая уязвимые государства. В первую очередь это удар по таким бедным и кризисным странам ОПЕК+ как Ирак, Алжир и Ливия, которые вынуждены по правилам новой глобальной сделки сократить на 23% свои квоты добычи и экспорта.

По свежим оценкам Всемирного банка (по состоянию на начало апреля с.г.) совокупный ущерб для стран региона (включая северо-африканские страны) превысит 110 млрд долларов США, что составит до 4% от их обшего валового внутреннего продукта за 2019 год. В частности, по заявлению вице-президента Всемирного банка по странам Ближнего Востока Ферида Бельхаджа, пандемия коронавируса уже нанесла серьезный ущерб национальным экономикам стран региона, включая все сектора – торговлю и рынки, здравоохранение и образование.

Выделенный Всемирным банком транш на 14 млрд долларов США – это лишь первый пакет помощи, который ориентирован на чрезвычайное реагирование и направлен преимущественно на поддержку сектора здравоохранения, а также другие превентивные меры по сдерживанию коронавируса и его последствий. Попробуем разобраться, для кого конкретно она предназначена в ближневосточном регионе.

Известно, что часть этих средств (8 млрд долларов США) выделена по линии Международной финансовой корпорации (МФК) и пойдет на прямую поддержку более 300 компаний частного сектора в различных странах для сохранения там рабочих мест и поддержания их на плаву. На Ближнем Востоке такие программы запущены как в беднейших странах с острым гуманитарным кризисом —  Йемене, Афганистане и в секторе Газа, так и в более благополучных, но потенциально уязвимых, включая Египет и Марокко. 2 апреля Всемирный банк утвердил первый приоритетных список новых проектов по COVID-19 (fast track), в рамках которого значительные средства получили Афганистан (100 млн долларов) и Пакистан (200 млн долларов).

По линии других институтов Всемирного банка — Международной ассоциации развития и Международного банка реконструкции и развития – выделено 6 млрд долларов США на поддержку сектора здравоохранения в пострадавших странах, в том числе для закупки по линии национальных профильных министерств необходимого медицинского оборудования, аппаратов ИВЛ, защитных средств и пр. Конкретные примеры включают Ливан, Йемен, Египет, Марокко и Палестину. Например, Ливану Всемирный банк выделил в начале апреля дополнительно 40 млн долларов на поддержку Министерства здоравоохранения, включая закупку дополнительного оборудования в больницы и тестов для диагностики коронавируса. В Египте Банком запущен новый проект аналогичного формата на сумму 8 млн долларов по трансформации системы здравоохранения, который позволит принять превентивные меры по поставкам необходимого оборудования и лекарств. В Марокко в рамках текущего проекта Всемирный банк перенацелил 275 млн долларов на план по чрезвычайному реагированию на COVID-19. На цели поддержки палестинской системы здравоохранения на Западном Берегу и в секторе Газа Всемирный банк выделил в марте 6 млн долларов, а в начале апреля еще 5 млн долларов на укрепление готовности медицинских учреждений и персонала, а также найм дополнительного медицинского персонала по мере распространения пандемии. Йемен получил от Банка новый грант на сумму 27 млн долларов на 3 года для укрепления потенциала базовых услуг здравоохранения и питания по всей стране.

Дополнительно, по линии Агенства по многосторонним инвестиционным гарантиям Всемирного банка выделено 6.5 млрд долларов на поддержку частных инвесторов в преодолении последствий COVID-19. В частности, на эти средства Всемирный банк закупает в срочном порядке медицинское оборудование и медикаменты у частных производителей в странах региона, поддерживая их на плаву и гарантируя им таким образом минимальную экономическую активность.

Подчеркнем, что этот первый транш Всемирного банка (14 млрд долларов США), по заверению его руководителей, является лишь верхушкой айсберга. В течение 15 месяцев Банк планирует выделить 160 млрд долл. США на более долгосрочные усилия по восстановлению от коронавируса.  Значительная часть средств будет предназначена странам Ближнего Востока, в том числе на чисто гуманитарный компонент (поддержка беженцев, внутренне перемещенных лиц и механизмов социальной защиты.)

Впереди, действительно масштабная и амбициозная интервенция, очень похожая на некий новый «План Маршалл» для ближневосточных стран от финансовых институтов. Нужно учитывать, что позиции традиционных западных доноров сегодня существенно ослаблены и от них едва ли стоит ожидать роста поддержки, в том числе на гуманитарные операции в конфликтных странах. Богатые страны Персидского залива, которые в последние годы себя активно позиционировали как новые доноры для уязвимых стран региона, прежде всего ОАЭ и Саудовская Аравия, также едва ли быстро оправятся от двойного удара пандемии и нефтяного кризиса. Интересно посмотреть, какую стратегию выберет Китай, но с учетом его прагмантичной внешней политики и сохранения существенных проблем в экономике, ожидать от Пекина новой миссионерской роли на Ближнем Востоке не приходится. Таким образом, складываются идеальные условия для Всемирного банка, который, играя на опережение, сможет действительно стать самым влиятельным донором в регионе уже в ближайшем будущем.

51.63MB | MySQL:101 | 0,339sec