О турецко-курдском конфликте в Турции и Северной Сирии

Пять человек погибли в результате подрыва самодельного взрывного устройства в провинции Диярбакыр на юго-востоке Турции. Об этом 8 апреля на своем сайте сообщила администрация губернатора провинции. «В 06:30 (совпадает с московским) в среду в уезде Кульп членами Рабочей партии Курдистана (РПК, признана Турцией террористической организацией — прим. ТАСС) было совершено нападение с применением самодельного взрывного устройства. Подрыв произошел во время проезда автомашины. Погибли пять наших граждан», — говорится в заявлении местных властей. Офис губернатора сообщил, что в регионе начата спецоперация по поимке нападавших. По данным телеканала «Хабер тюрк», погибшие были работниками лесного хозяйства. На место происшествия прибыли подразделения внутренних войск и бригады скорой помощи, которые доставили раненых в государственную больницу Кульпа. Число раненых не уточняется. Турецкие власти считают РПК и «Силы народной самообороны» (СНС, аффилированное с РПК объединение сирийских курдов, признано Турцией террористической организацией — прим. ТАСС) угрозой национальной безопасности и территориальной целостности своей страны, продолжая борьбу с ними и на севере Сирии, и на юго-востоке Турции.   Вооруженные силы Турции нейтрализовали девять членов Рабочей партии Курдистана (РПК) на севере Сирии. Об этом сообщило во вторник 7 апреля Министерство национальной обороны Турции. «Наши подразделения специального назначения нейтрализовали восемь террористов РПК и «Сил народной самообороны», которые пытались проникнуть в зону проведения операции «Источник мира» [к востоку от реки Евфрат]», — отмечается в коммюнике. Кроме того, был «нейтрализован» еще один член РПК на севере Сирии, где Анкарой была проведена операция «Щит Евфрата». Курды в свою очередь совершили несколько операций против протурецких сил в сирийском Африне. 8 апреля мощный взрыв прогремел в городе Африн на севере Сирии, который контролируют турецкие войска. Как передало агентство Фират, в квартале Ашрафия в центре города была подорвана автоцистерна возле одного из постов воюющих на стороне Анкары оппозиционных формирований. В результате нанесен материальный урон, сведений о жертвах и пострадавших пока не поступало.  Обстановка в Африне и его окрестностях в последние дни заметно обострилась в результате активизации вооруженных вылазок со стороны курдских отрядов «Сил народной самообороны» (СНС), которые совершают нападения на турецких военнослужащих и боевиков сирийской оппозиции. По сведениям Фират, бойцы СНС уничтожили с начала апреля не менее 8 турецких солдат и оппозиционеров.  Населенный курдами Африн расположен в 65 км к западу от Алеппо. Он был оккупирован турецкими войсками в марте 2018 года в рамках операции «Оливковая ветвь» против курдских отрядов.  Министерство национальной обороны Турции сообщило ранее о ликвидации нескольких диверсионных групп на севере Сирии. По его данным, с начала апреля было убито в общей сложности 33 курда из числа бойцов СНС и членов Рабочей партии Курдистана (РПК), которые признаны Анкарой террористическими организациями. Турция провела в северных районах Сирии с 2017 года три военные операции: «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира». В результате была создана буферная зона безопасности между пограничными городами Аазаз и Джераблус к северу от Алеппо, оккупирован Африн и взяты под контроль пограничные районы к востоку от реки Евфрат.
В этой связи надо констатировать, что, несмотря на все заверения американского президента Д.Трампа, никакого перемирия между турками и силами СНС (а их костяк составляют как раз силы РПК) на севере Сирии не наблюдается в принципе. Там идет латентная партизанская война, которая в последние недели явно имеет тенденцию к обострению. В этой связи надо отметить, что пока самый серьезный военный конфликт между турецкими силами безопасности и боевиками запрещенной Рабочей партии Курдистана (РПК), признанной Турцией (как впрочем, и ЕС, и США, что не мешает им продолжать свою поддержку этих групп на различных уровнях) террористической организацией, вступил в свою самую смертоносную стадию в июле 2015 года и продлился по июнь 2016 года. В июле 2015 года продолжавшиеся два с половиной года мирные переговоры между Анкарой и РПК провалились, что резко стимулировало новую стадию военного конфликта, в результате которого с 1980-х годов погибло более 40 000 человек. Согласно конфиденциальным данным турецких вооруженных сил от 30 июня 2016 года, 7 869 человек, включая боевиков РПК и гражданских лиц, были убиты силами безопасности в период с 24 июля 2015 года по 30 июня 2016 года, в то время как суммарные потери военных, полиции и проправительственных ополчений составили за тот же период 520 человек.
Однако эти цифры не выделяют в отдельную графу потерь погибших мирных жителей, которые названы турецкими властями «членами сепаратистской террористической организации». Кроме того, эти цифры включают официальное число лиц, которые погибли или были ранены в ходе операций по обеспечению безопасности, проводимых в условиях расширенного комендантского часа в городских районах юго-востока Турции. Согласно данным турецкой армии, 1893 «члена БТО [боевиков РПК и гражданских лиц]» были убиты и 568 взяты в плен, а 137 солдат и 61 полицейский были признаны погибшими в результате акций армии по введению и соблюдению полного комендантского часа в нескольких городах и районах региона. Кроме того, согласно документам, за тот же период в различного рода столкновениях были ранены 961 военнослужащий и 526 полицейских. После срыва мирного процесса насилие и вооруженные столкновения на юго-востоке Турции обострились, и турецкие силы безопасности провели масштабные операции и ввели полный, круглосуточный комендантский час в городах и городских кварталах, запретив любое передвижение без разрешения. Международные и местные правозащитные организации сообщили, что массовые военные операции в регионе привели тогда к перемещению сотен тысяч людей и разрушению целых районов в нескольких городах.
В отчете армии раскрывается информация о потерях во время введения комендантского часа в каждом районе. Согласно этим данным, 164 «члена БТО [боевиков РПК и гражданских лиц]» в Силопи, 674 в Чизре, 298 в Суре, 125 в Идиле, 495 в Нусайбине, 508 в Ширнаке и 197 в Юксекове были убиты или захвачены турецкими силами безопасности. Согласно этим цифрам  власти утверждали, что в ходе столкновений были убиты 2 военных и полицейских в Силопи, 24 — в Чизре, 65 — в Суре, 8 — в Идиле, 70 — в Нусайбине, 22 — в Ширнаке и 7 — в Юксекове. Тогда же на тот момент времени премьер-министр Ахмет Давутоглу издал приказ из 17 пунктов, который предусматривал легализацию внесудебных расправ с членами РПК и сочувствующим им лицам. Это привело не только к жертвам среди гражданского населения, но и к массовому насильственному перемещению местного населения и уничтожению частной собственности. Циркуляр премьер-министра был приказом высшего уровня, расширяющим операции по обеспечению безопасности в городских районах и позволяющим турецким властям применять чрезмерную силу для «восстановления порядка и безопасности в регионе». Тогдашний министр внутренних дел Эфкан Ала координировал операции по обеспечению мер безопасности из Анкары.
В августе 2015 года РПК объявила о создании местной административной автономии для местности Сура. Однако турецкое правительство ответило на это жесткими репрессиями и санкционировало проведение полицейских и военных операций, которые включали использование бронетранспортеров и тяжелой артиллерии. Согласно отчету турецкого правозащитного фонда (TIHV), эти операции затронули около 1,8 млн местных жителей, чьи основные права были явно нарушены. TIHV утверждает, что в ходе операций по обеспечению безопасности погибло 338 гражданских лиц, включая 78 детей, 69 женщин и 30 человек в возрасте старше 60 лет. Кроме того, операции, проводимые с 2015 года, нанесли значительный ущерб личным, деловым и общественным зданиям и помещениям на юго-востоке Турции, говорится в докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) от февраля 2017 года. При этом 23 июня 2016 года парламент Турции принял постановление, направленное на сокращение судебного надзора за операциями по обеспечению безопасности и возведение барьеров для эффективного расследования деятельности сотрудников органов безопасности. Собственно, если брать эти цифры с чисто военной точки зрения, то очевидно, что в период с 2015 по 2016 гг. в курдских районах Турции шла широкомасштабная гражданская война, которая сейчас приобрела латентный характер и во многом перекинулась на северные районы Сирии. И это фактор однозначно будет определять развитие оперативной обстановки там, как минимум, на среднесрочную перспективу. В случае, если этот конфликт начнет разрастаться (а на сегодня он сдерживается позицией США и угрозой введения против Анкары санкций), то уровень жертв и потерь турецкой армии и лояльных им формирований сирийской оппозиции будет примерно равнозначен уровню потерь среди мирного населения с период войны в курдских районах Турции в период 2015-2016 гг.

51.52MB | MySQL:112 | 1,057sec