Ситуация в Ливане: март 2020 г.

Ситуация в Ливане в марте 2020 года продолжала оставаться нестабильной и напряженной. Достаточно четко обозначились в этом месяце два основных вызова национальной безопасности этой ближневосточной страны на современном этапе. Это, во-первых, продолжающийся финансово-экономический кризис. Во-вторых, пандемия коронавируса, представляющая явную угрозу для Ливана как для транспортного  и логистического хаба Ближнего Востока. Угрозу коронавируса дополнительно усиливают такие факторы как тесные связи Ливана с Ираном и постоянное воздушное сообщение этих стран, а также наличие в разных странах мира огромной ливанской диаспоры, контактирующей с родиной. Еще одной угрозой для ливанской безопасности является непрекращающиеся даже во время кризиса внутренние конфликты между политическими лидерами различных партий и движений и заимами религиозных общин.

С начала марта обострившаяся ситуация с эпидемией коронавируса вынудила ливанское правительство принимать меры против этой угрозы. 8 марта правительство страны приняло решение о закрытии ночных клубов, спортивных клубов, кинотеатров, театров и других зрелищных мест.  11 марта распоряжением правительства были закрыты рестораны, кафе и другие учреждения общественного питания. 12 марта министр здравоохранения Ливана Хамад Хасан (представитель от «Хизбаллы») заявил о введении в стране «положения тревоги» в связи с распространением пандемии). Он также объявил о том, что 8 больниц Ливана готовы для принятия больных коронавирусной инфекции. 15 марта в стране был введен карантин, предусматривающий прекращение рейсов воздушного и морского сообщения. Одновременно армия очистила от последних митингующих площадь Джумхурийя, а также Корниш Айн аль-Мрейссе и Манара. 31 марта правительство Ливана приняло решение о репатриации на родину ливанских граждан, проживающих за рубежом ( разумеется, если они сами этого пожелают). Первая партия ливанцев была предназначена к возвращению 5 апреля. На сегодняшний день на родину вернулись 28 тысяч ливанцев. Международные рейсы из Бейрута забирают ливанских экспатов из Стамбула, Парижа, Мадрида, Киншасы, Лагоса и Абиджана. По сообщению министра иностранных дел Ливана Насифа Хитти, наибольшее количество желающих вернуться в Ливан – ливанские экспаты в странах Африки, так как здесь сложилась наихудшая ситуация со здравоохранением.

К борьбе правительства против пандемии COVID 19 подключилось и движение «Хизбалла». 26 марта председатель Исполкома « Хизбаллы» Хашем Сафиэддин заявил на телеканале «Аль-Манар» о том, что «Хизбалла» полностью поддерживает мероприятия правительства по борьбе за здоровье ливанцев. «Хизбалла» выделила из своих фондов на борьбу с коронавирусом 3,5 млн ливанских фунтов. Кроме того, план «Хизбаллы» по борьбе с коронавирусом включает в себя еще ряд мер. Во-первых, движение привлекло на свои средства 24 500 врачей, медбратьев и медсестер для противодействия пандемии. Во-вторых, «Хизбалла» арендовала ряд частных больниц и создала 32 резервных центра для приема больных коронавирусной инфекцией. Одновременно 26 марта лидер ПСП Валид Джумблат заявил о том, что эпидемия COVID-19  более опасна для Ливана, чем терроризм и израильская агрессия. Он также призвал ливанское правительство обратиться за помощью к КНР и Южной Корее, учитывая позитивный опыт этих государств в борьбе с этим злом. Валид Джумблат также призвал к временной реквизиции отелей, расположенных в приморской зоне, для того, чтобы размещать там больных коронавирусной инфекцией и ливанских экспатов, находящихся на карантине. 24 марта лидер движения «Мустакбаль» и бывший премьер-министр Саад Харири направил письмо руководителю международного отдела ЦК КПК Сун Тао, в котором чрезвычайно высоко оценил опыт Китая в борьбе с коронавирусом и поблагодарил руководство КНР за помощь Ливану в борьбе против COVID-19 . На начало апреля в Ливане было зафиксировано 479 случаев заражения коронавирусом, 4 смерти и 8 выздоровевших.

4 марта в Ливане был зарегистрирован всплеск социальных протестов в связи с новым повышением курса доллара относительно ливанской лиры. Доллар менялся уже за 2550 лир. Протестующие блокировали ряд дорого в Бейруте и на севере страны, в провинции Аккар. Одновременно 4 марта спикер ливанского парламента Набих Берри призвал кабинет министров Ливана не платить обязательства по еврооблигациям (евробондам) на сумму в 1,2 млрд евро.

5 марта финансовый прокурор Ливана Али Ибрагим наложил временный арест на активы 20 ливанских коммерческих банков. Также был наложен арест на активы руководителей и членов советов директоров этих банков. Ибрагим заявил, что данное решение является «предупредительной мерой в ответ на противоправные действия некоторых банков и их обращение с мелкими вкладчиками». Ливанская телекомпания LBCI перечислила банки, попавшие под ограничительные меры государства: Bank Audi, BLOM, Fransbank, Byblos, Societe Generale, Bank of Beirut, BankMed, Banque Libano-Française, Credit Libanais, Al-Mawarid Bank, Intercontinental Bank of Lebanon, FNB, Lebanon and Gulf Bank, BBAC, MEAB, Federal Bank of Lebanon, BSL Bank, Lebanese Swiss Bank, BML, Saradar Bank и Cedrus Bank.

7 марта 2020 года правительство Ливана приняло решение приостановить выплату процентов по еврооблигациям под процент 6,7% в размере 1,2 млн евро с целью спасения своих валютных резервов. Фактически это означает объявление дефолта. Некоторые ливанские экономисты отмечают, что если бы дефолт объявлен в октябре-ноябре прошлого года, последствия финансового кризиса для экономики Ливана не были бы столь тяжелыми. 8 марта Banque du Liban (Центробанк Ливана) издал циркуляр, согласно которому владельцы обменных пунктов под угрозой уголовной и административной ответственности не могут менять валюту по курсу превышающему более чем на 30% официальный. Пока официальный курс в Ливане составляет 1560 лир за доллар. Реальный обменный курс достиг уже 2600 лир за доллар. То есть, владельцам обменников рекомендовано менять валюту по курсу 2000 лир за доллар.

10 марта премьер-министр Ливана Хасан Диаб выступил в ливанском парламенте с речью, в которой назвал причины сурового экономического кризиса, переживаемого в настоящее время Ливаном. По его словам, кризис является результатом «проводившейся в течение почти тридцати лет безответственной экономической политики, отдававшей предпочтение экономике ренты перед экономикой производства». Эта критика адресована экономическому курсу покойного премьер-министра Рафика Харири, который без особых вариаций проводился с 1992 года. Рафик Харири был уверен в необходимости привязки ливанской экономики к экономикам монархий Персидского Залива. Это объяснялось двумя факторами. Во-первых, значительным количеством ливанских граждан, работающих в странах Залива и пересылающих оттуда финансовые средства своим семьям и родственникам. Во-вторых, значительным количеством туристов из стран Залива, ежегодно прибывающих в Ливан и оставляющих там большие деньги. Исходя из этого, Харири был выдвинут тезис о приоритете сферы услуг над промышленностью и сельским хозяйством в ливанской экономике. Об ошибочности такого курса в прошлом говорили министры экономики и финансов в бывших ливанских правительствах Жорж Корм и Шарбель Наххас.

Знаковым политическим событием в Ливане в марте с.г. является бегство арестованного в октябре прошлого года коллаборациониста Амера Фахури. Амер Фахури, в прошлом офицер марионеточной произраильской «Армии Южного Ливана» (АЮЛ). В период израильской оккупации Амер Фахури принимал участие в пытках и казнях ливанских патриотов в тюрьме Хийам в Тире. В 2000 году вместе с другими военнослужащими АЮЛ Фахури эвакуировался в Израиль, а затем уехал в США. В 2018 году он получил американское гражданство. Как гражданин США в сентябре 2019 года приехал в Бейрут для того, чтобы повидать родственников и был арестован за военные преступления. В середине марта судья одного из бейрутских судов изменил Фахури меру пресечения. Однако суд города Набатия в Южном Ливане запретил ему до окончательного разбирательства покидать пределы страны. Невзирая на это, 19 марта Фахури бежал из страны. Сообщается о том, что он укрылся на территории посольства США в Бейруте, откуда на вертолете американских вооруженных сил вылетел на Кипр. При этом бегство бывшего коллаборациониста из Ливана стало грубым нарушением законодательства этой страны. Пощечиной для ливанского общественного мнения стал и прием Фахури президентом Дональдом Трампом в Белом доме и их совместная фотография.

Свое недовольство происшедшим выразил лидер движения «Хизбалла» Хасан Насралла. Он подчеркнул, что была сделка с США об освобождении Фахури, но члены «Хизбаллы» ничего об этой сделке не знали.  Насралла добавил: «С тех пор как Фахури был арестован шесть месяцев назад, США начали оказывать сильное давление на ливанское государство, чтобы предатель был освобожден без всяких предварительных условий. Раздавались прямые угрозы санкций в отношении ливанских политиков, даже не связанных с нашей партией, прекращения помощи ливанской армии, санкций в отношении нашей экономики». Оценивая освобождение Фахури, Насралла отметил: «Дело Фахури показывает, что ливанское правительство никогда не было правительством «Хизбаллы», ливанское государство никогда не было государством «Хизбаллы» и что есть партии, которые оказывают большее влияние на нашу внутреннюю политику». При этом Насралла горько посетовал на предательство со стороны «некоторых друзей» «Хизбаллы». Представляется, что под ними он скорее всего подразумевал руководство христианской партии СПД в лице Мишеля Ауна и Джебрана Басиля.

51.88MB | MySQL:109 | 0,411sec