Об особенностях экономической ситуации в Ливии в условиях гражданской войны. Часть 2

Транспорт

В первой части нашего материала мы рассказали об особенностях функционирования нефтяного комплекса страны и достаточности приносимых им доходов для обеспечения основных потребностей населения и деятельности властных структур, образовавшихся на месте государственного аппарата Джамахирии. Собственно говоря, правильнее будет упомянуть о том же самом аппарате, просто «перелицованном», поскольку все системные институты управления от прежней системы остались в том же самом виде, разве что некоторые сменили название. Ну, и флаг. Смена названий «комитет» и «народное бюро» не должны вводить нас в заблуждение: это все-те же, прежние комитеты и бюро с все-той же системой бюджетного финансирования и централизованного управления, разве что, по части вертикальных структур прошла смена персоналий, и, разумеется, размежевание по линии «Восток-Запад». Пришедшие во власть лица, в своей основной, номенклатурной ипостаси, являются все теми же функционерами бывшей Джамахирии, но низшего ранга, второго и третьего уровня, часть из них считала себя «оппозицией» при режиме, часть была отстранена за нерадивость, что впоследствии выдавалось за «борьбу с тираном» и стало основанием для кадрового роста. Что до полевых командиров, или, называя вещи своим языком, бандитов, и очень небольшого количества «идейных» племенных авторитетов из числа старейшин, то, практически никто из них не пошел в государственное управление. Подобное положение вещей характерно для всех сфер экономики Ливии, оставшейся до сих пор прежней, планово-государственной, в том числе, и в области транспорта, о которой пойдет речь (к частному бизнесу, его роли и месте в нынешнее время мы обратимся отдельно).

Транспорт в Ливии, без преувеличения, является вторым «всем» после нефти. Для огромной территории страны, импортирующей до 80% товаров и продовольствия нормальное существование невозможно без доставки товаров и грузов во все ее районы и, казалось бы, гражданская война и иностранная военная интервенция должны были нарушить транспортное сообщение и создать, тем самым, предпосылки для возникновения товарного или продовольственного, лекарственного (что сейчас, особенно актуально), дефицитов и, как следствие, ухудшения положения населения, роста социальной напряженности. И, в результате, повлиять на рост антивоенных настроений, либо, наоборот, привести к притоку добровольцев на фронт. Тем не менее, ни того, ни другого мы не наблюдаем. Если в той же Сирии или в Йемене, транспортные коммуникации разрушены, подвергаются регулярным воздушным и артиллерийским ударам, то в Ливии подобных вещей, практически нет.

Морской транспорт. Филиал ливийской портовой компании (той самой, что была и при Джамахирии), в Хомсе, в своем ежедневном отчете о движении в воскресенье, 12 апреля сообщил, что несколько судов войдут в порт Хомс «в предстоящий период».

«Ожидается прибытие судов линии MSC Lina F, которая связана навигационными агентствами, перевозящими 442 контейнера различных товаров грузов, в дополнение к контейнерному транспортному судну Vera A, следующего в адрес агентства по транспортировке грузов «Ливия» и загруженного 70 контейнерами с разными товарами», — говорится в коммюнике компании, подтвердившем наличие нескольких коммерческих судов в рейдовой зоне порта,  куда, как ожидается, скоро войдут, в том числе три судна, перевозящих много контейнеров, загруженных потребительскими и продовольственными товарами, а также судно, перевозящее около 6 тысяч тонн цемента в мешках.

Следует отметить, что в порту Хомс, в последнее время, наблюдается активное коммерческое движение с заходом в его акваторию многих коммерческих судов. И это, в разгар боевых действий под Триполи и вокруг него. Большинство грузов через Хомс следуют в Триполи, Злитен и Тархуну, последняя контролируется отрядами ЛНА, остальные – силами ПНС, но, как видно, принцип «кому война, а кому – мать родная» вполне применим для ливийского конфликта.

Порты Мисураты и Триполи также функционируют в обычном режиме, принимая в неделю 3-5 грузовых судов, каждый. Даже недавние артиллерийские удары ЛНА по причалам в районе триполийского зернового терминала на смогли повлиять на работу порта.

Ритмично работают порты и на востоке страны. Руководство порта Бенгази на прошлой неделе опубликовало данные о судах, прибывших в порт в первом квартале этого года, в том числе данные о топливных танкерах, сообщив, в частности, что импорт бензина за этот период составил 403 тысячи тонн, а импорт дизельного топлива достиг более 256 тысяч тонн.

Информированный источник, работающий в порту Бенгази, сообщил в воскресенье каналу «218», что судно-газовоз, прибывающее из Греции, называется «Газ Эксплорер», добавив, что оно перевозит 5600 метрических тонн сжиженного газа.

Всего количество импортированного через восточные порты, сжиженного газа, в первом квартале этого года, составило 28 тысяч тонн.

Глава ливийско-египетской экономической палаты, Ибрагим аль-Джарари сообщил о прибытии корабля «Серрано», загруженного 44 контейнерами с антисептическими и дезинфекционными материалами, идущего из египетского порта Дамиетта в порт Тобрук, «в рамках морских перевозок, осуществляемых для обеспечения товарами и основными жизненно важными материалами».

И.аль-Джарари дал понять в специальном заявлении для Libya News 24, что этот рейс является началом открытия морской линии, договоренность о котором была согласована на предыдущих встречах в январе прошлого года, в Египте, с Федерацией торговых палат Египта, Таможенным управлением Египта и Советом предпринимателей Египта.

Он пояснил, что сухопутный пограничный переход будет открыт «только для продуктов питания, овощей и фруктов, в то время как электрические материалы, одежда и строительные материалы будут перевозиться на судах из египетских портов в Ливию».

««Серрано» после разгрузки в порту Тобрук вернется в Египет, чтобы загрузить много новых материалов, и будет работать на этой линии даже в условиях пандемии и после нее, а все эти материалы поступят до священного месяца рамадан, и будут доступны по разумным ценам и для всех», — добавил И.аль-Джарари.

Он также сообщил, что, согласно опубликованному накануне письму Центрального банка Ливии (восточного филиала), он откроет кредиты для торговцев по цене 3,70 динара за доллар, отметив, что административный контроль правительства и администрации порта Тобрук сыграл наибольшую роль в содействии заходу коммерческих судов «в соответствии с законом и соблюдением процедур здравоохранения».

Как видно, ни на востоке, ни на западе Ливии, никто не наносит ударов с воздуха по судам, следующим в порты, или стоящих под разгрузкой, кроме единичных случаев со стороны сил Х.Хафтара, да и то, причинивших ущерб не военным сооружениям и в ограниченном масштабе. Ни о каком негативном или ограничивающем воздействии противостояния на портовое хозяйство говорить не приходиться, все функционирует, как обычно. То же справедливо и в отношении действий самопровозглашенных «береговой охраны»: случаи ареста судов носят эпизодический характер с оттенком банального вымогательства.

Наземный транспорт. В этой сфере также не происходит ровным счетом ничего, что можно было отнести на негативное воздействие гражданской войны. Точечные удары с БПЛА сторон по конвоям, перевозящим военную технику и боеприпасы не имеют ничего общего ни с транспортной блокадой, ни с тотальным воздушным террором и значительная часть грузовых машин каждый день перемещаются на сопредельные территории, успешно осуществляя наработанные годами логистические связи, не подорожали, кроме отдельных случаев, и расценки на транспортные перевозки. То же можно сказать и в отношении Генеральной пассажирской компании и ее услуг по междугороднему сообщению.

Воздушный транспорт. Эта отрасль подверглась наиболее значительному разрушению, особенно, на западе страны. Практически полностью уничтожен международный аэропорт Триполи, где в 2010 году началась масштабная реконструкция, были сожжены почти все самолеты «Ливийских авиалиний» и компании «Ифрикыйя», «Ливийской грузовой компании», включая один из двух Ан-124, «Руслан» и почти полтора десятка Ил-76. Разгрому подверглась единая система управления воздушным движением, закрылись диспетчерские службы. Те аэропорты, с которых сейчас противоборствующими сторонами осуществляется воздушное сообщение: Майтига (Миитига) в Триполи, Мисурата и Бенина в Бенгази, это аэродромы т.н. «двойного» базирования, в них во всех существовали военные зоны и они слабо развиты с точки зрения современного гражданского аэропортового хозяйства. Тем не менее, и этого, минимального уровня достаточно для выполнения ограниченного числа пассажирских и транспортных рейсов, главным образом, в интересах силовых ведомств ПНС и парламента из Тобрука. Что касается обеспечения боевых действий, то имеющихся в Ливии военных авиабаз, более чем достаточно, и почти все они сохранились после событий 2011 года.

Уцелели и исправно функционируют телефонная и сотовая связь, почта, телеграф, системы электро- и водоснабжения, коммунальные службы. Заложенный в них при М. Каддафи запас позволил с легкостью перенести все тяготы, прошедших после уничтожения Джамахирии, лет. Что касается всего остального, то, также, как и в сфере транспорта, происходящие события оказывают на жизнь основной массы населения значение, если ни ничтожное, то стремящееся к таковому, и никак не ставящее вопрос, а сколько, собственно говоря, все это будет продолжаться и чем должно закончится? В следующих частях нашего обзора мы рассмотрим состояние дел в промышленности и сельском хозяйстве, в финансово-кредитной сфере, образовании и здравоохранении, недвижимости, а также, в культуре.

51.63MB | MySQL:101 | 0,473sec