Иран усиливает асимметричное давление на США на фоне пандемии коронавируса

Военные катера Корпуса стражей исламской революции (КСИР, элитные части ВС Ирана) совершали опасные маневры в отношении нескольких американских боевых кораблей в Персидском заливе. Об этом сообщила 15 апреля  пресс-служба базирующегося на Бахрейне Пятого флота ВМС США. «11 судов иранского КСИР неоднократно опасно сближались с несколькими кораблями ВМС США, выполнявшими задания в международных водах на севере Персидского залива», — говорится в публикации на странице Пятого флота в «Твиттере». Отмечается, что иранские суда подходили к американским на расстояние вплоть до девяти метров. Пресс-служба Пятого флота также обнародовала несколько видео и фотоматериалов, на которых видно, как несколько катеров маневрируют вблизи кораблей ВМС США. Госсекретарь Майк Помпео заявил, что Соединенные Штаты оценивают свой ответ на последнюю провокацию, которая произошла на следующий день после того, как связанные с КСИР силы ненадолго захватили и освободили танкер под флагом Гонконга в Оманском заливе. В последние недели сообщалось также о двух других инцидентах, связанных с небезопасными подходами к американским судам. Таким образом, необходимо констатировать, что новая демонстративная в большей мере активизация военных шагов Ирана  имеет свой целью подчеркнуть дальнейшую настроенность на свою борьбу с санкционным давлением США. Преследование Ираном американских военно-морских судов, а также захват им танкера под флагом Гонконга должны подчеркнуть степень  постоянной угрозы, которую Иран потенциально представляет для стабильности морского судоходства в Персидском заливе и районе Ормузского пролива. Это также указывает на то, что Иран будет продолжать сопротивляться санкционному давлению США с помощью таких асимметричных средств, несмотря на внутренний  кризис с COVID-19. Иран пытается добиться того, чтобы смягчение санкций оставалось главной проблемой для Соединенных Штатов, и эти  перманентные  эскалации помогают все время латентно напрягать Белый дом, который на сегодня в основном сосредоточен на борьбе с пандемией коронавируса внутри страны. Как полагают аналитики Пентагона, на данном этапе провокационные действия иранцев будут очень осторожными, чтобы не спровоцировать серьезные эскалации, такие как нападение в сентябре 2019 года на перерабатывающие предприятия Саудовской Аравии в Абкаике и Хураисе. Но такое низкоуровневое преследование хорошо вписывается в тип ожидаемого поведения Тегерана, который продолжает использовать военное давление, чтобы напомнить Соединенным Штатам о высокой стоимости и рисках поддержания своей антииранской  кампании максимального давления. Эти шаги на море надо напрямую  связывать в единый комплекс асимметричных мер Ирана на суше: прежде всего в рамках постоянного давления на американские базы в Ираке (и то, что американцы вывели свои силы в ускоренном порядке с шести иракских баз, только стимулировало иранцев на продолжение такой стратегии); и скорее всего — в рамках организации постоянных вооруженных инцидентов против американских сил в Афганистане через подконтрольных Тегерану талибов.

Активизация таких мер именно сейчас имеет свои объяснения. Это прежде всего тот факт, что  Иран борется сейчас с одной из самых страшных в мире вспышек COVID-19 у себя дома. И Тегеран на этом фоне снова старается в силу прежде всего гуманитарных мотивов расколоть еще в большей степени позиции Вашингтона и Брюсселя по вопросу ослабления санкций.   США выступают против предоставления финансовой помощи Ирану в свете распространения нового коронавируса. Об этом госсекретарь Майкл Помпео сообщил в интервью, стенограмму которого распространила пресс-служба Госдепартамента.  Говоря о возможности оказания помощи Ирану или смягчения санкций в отношении этой страны, шеф американской дипломатии отметил: «Мы желаем добра иранцам, но это не является основанием для того, чтобы вливать средства в иранский режим. Мы такое уже видели раньше. Деньги попадут в карман их коррумпированного руководства. Средства не будут израсходованы на медикаменты, питание и продовольствие».  «У них есть деньги, там есть ресурсы, — заявил Помпео, говоря о ситуации в Исламской Республике. — Утверждать, что сейчас отправка средств Ирану поможет урегулировать гуманитарный кризис, — это логическая ошибка». «Мы надеемся, что они примут гуманитарную помощь, в которой столь отчаянно нуждаются иранцы, нет никаких санкций на сегодняшний день, которые могли бы помешать этому», — добавил госсекретарь. Он также заверил, что Вашингтон ранее не раз предлагал Тегерану в связи с распространением коронавируса передать гуманитарную помощь, в том числе предоставленную другими странами. Власти Ирана ранее неоднократно выступали на фоне пандемии с обвинениями в адрес руководства Соединенных Штатов. Представители ИРИ отмечали, что американские санкции не позволяют стране принимать необходимые меры, а потому напрямую влияют на распространение коронавируса и последствия пандемии. При этом американцы закрыли глаза на оказание гуманитарных поставок в Иран из Европы, а также частичную разблокировку иранских счетов в некоторых европейских банках. Но принципиально их позиция сохранения санкций остается прежней. Новым моментом во всем этой противостоянии является пандемия коронавируса. До ее возникновения эскалация американо-иранской напряженности и угроза создания Тегераном ядерного оружия были одними из главных вопросов, которые были на постоянной повестке дня для серьезных  мировых лидеров. Пандемия логично этот момент убрала на периферию мирового внимания. Тегерану в этой связи принципиально важно продемонстрировать, что  кризис COVID-19 не означает, что угроза американо-иранского конфликта уменьшилась. Действительно, последние по времени провокации в Персидском заливе в сочетании с увеличением иранской добычи низкообогащенного урана показывают, что Тегеран по-прежнему сосредоточен на ответных мерах против санкций США. Глобальный акцент на COVID-19 и вся сопутствующая риторика и дипломатическая активность на площадке ООН путем взброса на нее  петиции о необходимости снятия или ослабления санкций также представляет собой небольшое окно политических возможностей в попытках Ирана прессинговать  Соединенные Штаты за то, что они  заблокировали недавние попытки Международного валютного фонда по предоставлению Тегерану финансовой помощи в рамках купирования последствий  пандемии.

Вторым моментом, который определяет активизацию военных провокаций иранцев сейчас — это перенос внутреннего внимания в Иране с темы пандемии на другие острые вопросы. В этой связи  начало медленного экономического рестарта в Иране надо расценивать именно в этом контексте. Президент Хасан Роухани объявил, что начиная с 11 апреля некоторые виды экономической деятельности с низким риском могут возобновиться в Иране впервые с тех пор, как экономика замедлилась в конце февраля из-за серьезной вспышки COVID-19 в стране. Учитывая серьезность такой вспышки  в Иране — по официальным данным, по состоянию на 9 апреля число заболевших составило 66 220 человек, а число умерших — 4110 человек — эти  меры могут оказаться полезными для экономики, но имеющими серьезные риски  для продолжающихся усилий властей  по борьбе с коронавирусом. Но несмотря на такие опасения как внутри страны, так  и за ее пределами по поводу преждевременности этого шага, правительство Роухани находится под значительным внутренним давлением и просто вынуждено было ослабить ограничения на активность бизнеса в уже обремененной санкциями экономике. И основной смысл в данном случае — минимизация реальности сценариев возникновения стихийных социальных протестов населения.

51.98MB | MySQL:101 | 0,338sec