Пандемия коронавируса и вопрос национального лидера в Турции. Часть 3

Продолжаем тему национального лидерства в Турции, которая постепенно выходит на повестку дня в стране – на фоне пандемии коронавируса.

Эпидемия в Турции продолжает развиваться угрожающими темпами – ежедневно выявляется, в среднем, около 4 – 5 тыс. человек заболевших, а ещё около 100 – 120 человек умирает (см. ежедневную статистику и меры, предпринимаемые турецким руководством на Telegram-канале: https://t.me/turkey_is).

При этом, турецкая власть продолжает говорить о том, что действия страны в этих условиях – своевременны и эффективны, что выделяет Турцию из общего ряда зарубежных стран, включая США и Европу.

Более того, турецкие руководители подчеркивают ту качественную перемену, которую в развитии страны высветил коронавирус: Турция – образца третьего десятилетия 21 века – это самодостаточная страна, которая сама в состоянии справляться с самыми серьезными вызовами. В данном случае, турецкая система здравоохранения справляется с эпидемией коронавируса.

Понятно, что взгляд оппозиции на происходящее в стране – диаметрально противоположный, далекий от того, чтобы говорить о каких-либо успехах в деле борьбы с инфекцией.

Напомним, что в предыдущей Части нашей публикации №2 (ссылка: http://www.iimes.ru/?p=68975) мы говорили о проблеме взаимоотношений между властью и оппозицией в условиях глобальных катаклизмов.

Рассуждали мы об этом на примере публикации статьи Зелихи Элиачик 11 апреля с.г., опубликованной в консервативном проправительственном издании «Sabah» под заголовком «Снова подумать об оппозиции», где затрагиваются именно проблемы национального лидерства и оппозиции в Турции, в условиях пандемии коронавируса. Эта статья была также перепечатана главным турецким мозговым центром – проправительственным Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV).

Положительным примером поведения оппозиции автор назвала её действия в европейских странах, допустим, в той же Германии, где коронавирус стал той угрозой, вокруг которой сплотились и власть, и оппозиция, оказывающая поддержку первой. В Турции, очевидно, ситуация складывается далеко не так – оппозиция не оказывает власти должной поддержки.

Можно ли её за это винить и не является ли подход оппозиции, в этих условиях, реакцией на действия самой власти в прошлом – это правильные вопросы, но они выходят за рамки тематики нашей публикации. Тем более, что, разумеется, власть своими действиями в прошлом, не раз, вносила свою лепту в то, что в турецком обществе сейчас царит глубокий раскол. И, как мы становимся свидетелями, этот раскол оказывается сложно преодолимым даже в условиях глобальной угрозы.

При этом, З.Элиачик своими словами, по сути, декларирует «квантовый скачок», который случился в развитии Турции. Этот скачок, по её мнению, был подсвечен коронавирусом, как лакмусовой бумажкой.

Процитируем: «Научные и технические кадры, в нормальное время, работают на заднем плане. Их выход на передний край обеспечил то, что динамика функциональности государства стала видна более отчетливо. Роль Совета по науке, исследовательские проекты, проводимые учеными, использование прорывов оборонной промышленности для борьбы с вирусом – все это подсветило сильные стороны Турции».

Вот, что автор говорит о тех отношениях, которые сейчас складываются между руководством страны и населением. Заметим, что одной из остро вставших перед президентом Р.Т.Эрдоганом и его Партией справедливости и развития проблем многими обозревателями называлось их отделение от народа, от голоса народа и от реальных проблем населения.

И, невзирая на то, что эта проблема стала не вчера известна турецкому руководству, вплоть до эпидемии коронавируса решить её не удавалось. Ярким свидетельством тому стало поражение власти на муниципальных выборах 2019 года. Заметим, что муниципальные чиновники работают очень плотно с населением, в отличие даже от тех же депутатов Меджлиса. И если кандидаты от власти проигрывают выборы в главных городах страны, это значит, что произошел отрыв центральной власти от населения. Между ними не оказывается местных представителей, в качестве «передаточного звена».

Удастся ли турецкой власти восстановить утраченный диалог с населением в условиях коронавируса? – Очевидно, что турецкая власть прилагает к этому большие усилия.

Вот, что по этому поводу пишет З.Элиачик:

«В период кризиса, правительство, похоже, устанавливает более тесные и теплые и прямые отношения с людьми. На данном этапе – это вопрос жизни и смерти для каждого. И это обуславливает необходимость взаимного доверия. Успех борьбы с коронавирусом зависит не только от государства, но и от усилий, действий и требований отдельных лиц. Это делает сотрудничество правительства и граждан более необходимым, чем когда-либо прежде. На самом деле решения, принятые при поддержке и рекомендациях Научного совета, внушают доверие. Поскольку каждый человек обязан быть информированным и убежденным в отношении коронавируса, прозрачность осуществляется на самом высоком уровне и в структуре самого государства».

На самом деле – это ключевой фактор: удастся ли действующей власти в Турции продемонстрировать близость к турецкому обществу в ситуации, требующей достаточно высокого уровня диалога и доверия. Тот факт, что оппозиция, в этом вопросе, власть не поддерживает – более чем очевиден. Напротив, оппозиция будет пытаться внести разлад в отношения между властью и населением.

И, более того, заметим, что две партии, вновь созданные бывшими соратниками президента Р.Т.Эрдогана и высокопоставленными членами Партии справедливости и развития – Партия демократии и прорыва Али Бабаджана и Партия будущего Ахмета Давутоглу – претендуют на электорат Партии справедливости и развития.

И их поддержка ПСР будет означать лишь только одно: они отказываются от быстрых наборов рейтингов, планируя этим заниматься после коронавируса. При этом упускается исторический для них шанс «откусить» часть электората у ПСР в сложной для правящей партии ситуации.

Можно ли ожидать подобного джентльменства от «старой эрдогановской гвардии»? Тем более, крайне обиженной на турецкую власть. Расставание с тем же Ахметом Давутоглу проходило в крайне неприятной для главного идеолога новоосманизма форме. Хотя, разумеется, критика бывших соратников Р.Т. Эрдогана ведется в такой аккуратной форме, чтобы «не выпороть самих себя». Все же, и Али Бабаджан, и Ахмет Давутоглу свою политическую карьеру сделали в ПСР и, долгое время, были лицами, ответственными за принятие многих решений в стране. Поэтому складывать с себя ответственность и критиковать власть им следует аккуратно.

Однако, подчеркнем: оппозиции в Турции сейчас – явно не до сантиментов и джентльменства. У них есть исторический шанс прервать гегемонию президента Р.Т.Эрдогана и ПСР. Это окно возможностей, возможно впервые с 2002 года, приоткрылось на муниципальных выборах в 2019 году, но никто не даст гарантий, что власти не удастся вновь это окно «прикрыть». Из этого кризиса все хотят выйти укрепившими свои позиции – не только власть, но и оппозиция.

Вот как о роли оппозиции говорит автор статьи З.Элиачик:

«В Европе оппозиционные партии, в значительной степени, берут на себя роль контроля, не наносящего ущербу государству. (Напротив), они играют роль защитников и охранителей государства. Разрушительный подход, продолжаемый оппозицией в Турции, наводит на большие размышления».

Продолжаем цитирование:

«Закрытие Турцией школ на раннем этапе эпидемии, по сравнению с Европой, организация обучения в цифровом формате, оперативные поставки товаров и масок, эвакуация граждан Турции из-за рубежа и помещение их под карантин, принятие экономических мер… Как следует понимать то, что оппозиционные партии на подобные меры не выступили ни с каким положительным заявлением? Эта ситуация указывает на беспомощность оппозиции, а, с одной стороны, — на отсутствие у неё государственного сознания».

На самом деле, критика турецкой оппозиции за отсутствие позитивной повестки – это для политической жизни Турции классика. Впрочем, это справедливо лишь отчасти. Хотя, и правда, турецкая оппозиция, нередко, слишком увлекается тем, что критикует власть в стране, не предлагая взамен никаких решений, со своей стороны.

Процитируем турецкого автора:

«На самом деле, не только ответственная оппозиция, но и прагматичная позиция также требует, чтобы оппозиция поставила под сомнение свою позицию «против всего» (что делает власть – В.К.). Потому что общественность не будет доверять оппозиции, которая не предлагает решений, а только отражает её собственные страхи и даже подпитывает их. В тех случаях, когда это требуется, общественность будет лишь приветствовать откладывание в сторону политических интересов и приоритет общественной пользе, без скатывания в политический оппортунизм. В конце концов, согласно данным опросов, в Европе крайне правые партии, критикующие власть за все, вне зависимости от её действий, постоянно теряют голоса».

Вот как завершает стать автор:

«Те, кто использует эпидемический кризис для провоцирования раскольнических позиций и поляризации общества, вне зависимости от того, какой они срез представляют, демонстрируют, что они не знают границ зла. Отношение к борьбе с эпидемией также является тестом, показывающим, что общество — это не разрозненное племя, а нация, и что и у оппозиции, и у партии власти есть государственное мышление».

Со своей стороны, заметим, что это – глас вопиющего в пустыне. В том смысле, что турецкая оппозиция не упустит этот исторический для себя шанс по критике действующей в Турции власти. Да и, строго говоря, и саму власть нельзя здесь считать, до конца, искренней. Власть решает свою задачу по восстановлению в Турции утраченных позиций. И кризис для этого предоставляет уникальную возможность, которую Партия справедливости и развития упускать не собирается. То же касается и оппозиции. И, как представляется, после того, как острая фаза эпидемии будет, со всей неизбежностью, преодолена, можно ожидать того, что в Турции политический ландшафт, существенным образом, скорректируется.

51.53MB | MySQL:101 | 0,333sec