О некоторых новых факторах, влияющих на отношения между США и Турцией

Турция готова приобрести зенитные ракетные комплексы Patriot («Пэтриот») у США и схожие системы у других союзников по НАТО. Об этом сообщил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, выступая во вторник 14 апреля на интернет-семинаре, организованном вашингтонским Атлантическим советом. «Решение Турции купить [у России зенитные ракетные] системы С-400 является результатом нежелания США удовлетворять наши срочные потребности в течение продолжительного времени, в течение 10 лет. Это признавал [ранее] и президент [США Дональд] Трамп», — сказал глава турецкого МИД.  «Мы готовы купить [американские] комплексы Patriot, если нам поступит хорошее предложение. И наша позиция по урегулированию вопроса вокруг С-400 не изменилась: мы предлагаем США создать техническую рабочую группу с участием НАТО. И НАТО в действительности может возглавлять эту техническую рабочую группу. Это предложение все еще остается на столе [переговоров]», — отметил Чавушоглу.  По его словам, «Турция никогда не поставит под угрозу целостность оборонительной системы НАТО». «Это распространяется и на программу [производства американских истребителей-бомбардировщиков пятого поколения] F-35, одним из партнеров-основателей которой является Турция», — заверил министр. В связи с этим он напомнил, что Анкара уже ассигновала на эту программу, из которой ее исключил после покупки С-400 Вашингтон, 1,35 млрд долларов.  «Я пытаюсь сказать следующее: мы должны были купить системы ПВО С-400 просто потому, что не могли приобрести системы такого рода у наших союзников на протяжении последних 10 лет. В будущем нам понадобится больше систем ПВО. И если наши союзники смогут их предоставить, то это не обязательно должны быть комплексы Patriot из США, это может быть и Eurosam («Евросам» — прим. ТАСС) — СП Франции и Италии — или любая схожая система от других союзников. Мы предпочитаем приобретать у своих союзников. Но если нет, то я должен рассматривать альтернативы», — добавил Чавушоглу.  Кроме того, шеф турецкой дипломатии подверг критике власти США за выдвижение различных условий поставки комплексов Patriot. «Прежде всего неуместно выдвигать предварительные условия, когда союзник находится в затруднительном положении, испытывает неотложную потребность в чем-то, как было в Идлибе (провинция Сирии — прим. ТАСС). <…> Турции требовалась поддержка со стороны НАТО, а также [отдельных] стран-членов, союзников. Нам нужны современные системы противоракетной и противовоздушной обороны для защиты своего народа. <…> Баллистическая ракетная угроза, с которой сталкивается Турция, является реальной», — убежден Чавушоглу. Сразу зафиксируем эту отсылку министра: тут явно имеется ввиду ракетная программа Ирана, что имеет явный сигнал в сторону антииранских усилий Вашингтона на сегодня.  Он констатировал, что «предыдущие попытки» Турции приобрести комплексы Patriot успехом не увенчались. «Конгресс [США]… Да, я могу понять его разочарование и реакцию [на покупку Анкарой С-400 у Москвы]. Но Конгресс сыграл негативную роль в этом плане», — подчеркнул министр.
В этой связи отметим, что Соединенные Штаты не прекращают попыток добиться от Турции отказа от российских ЗРС. В связи с тем, что Турция не поддается давлению и не избавляется от С-400, Вашингтон исключил Анкару из американской программы производства F-35. Кроме того, США грозят Турции за покупку С-400 введением ряда односторонних санкций, но не спешат делать эти шаги, поскольку опасаются дальнейшего обострения отношений с важным союзником по НАТО, а Анкара предупреждает, что не оставит применение таких рестрикций без ответа. Вместе с тем, нынешние примирительные реплики со стороны Анкары вызваны не только ухудшением экономической ситуации в самой Турции в связи с пандемией. В общем-то США, несмотря на все официальные и грозные реплики в отношении возможности введения санкций против Турции в связи с покупкой С-400, делают это скорее для проформы в рамках более серьезных дипломатических усилий по налаживанию с турецкими властями более конструктивного контакта в рамках формирования если не единой, то, по крайней мере, согласованный позиции на сирийском направлении. Основная задача в данном случае — вывод Анкары «из орбиты российского влияния». Это официальная формулировка аналитиков Пентагона, при этом очень сложно сказать, о каком реально «влиянии» идет речь. Очевидно, что российско-турецкий альянс на сирийском направлении носит временный и тактический характер. В этой связи американские службы (как РУМО, так и Госдепартамент) совершенно четко стараются реализовать путем активизации каналов неформальной или полуофициальной дипломатии с Анкарой решить основную задачу — минимизации в возможно степени противоречия между США и Турцией по вопросам поддержки американцами курдов и все той же покупки С-400 (на самом деле тема вполне решаемая: вспомним приобретение членом НАТО Грецией С-300, что не взывало такой реакции в Вашингтоне), что даст возможность формирования единой позиции по вопросам противостояния дальнейшей экспансии Дамаска при поддержке Москвы на севере страны и сохранения оплотов сирийской вооруженной оппозиции не только в зонах фактического турецкого или американского контроля в Сирии, но и в Идлибе. Это задача-минимум, а вот задача-максимум — окончательные «похороны» Астанинского формата переговоров по Сирии. Эти противоречия (прежде всего по курдам и в меньшей степени — российским ПВО) на сегодня являются фактически неразрешимыми в конечной степени, и американцы в этой связи выбрали иной алгоритм действий — сближение по конкретным темам в Сирии (это борьба с ИГ и противодействие продвижению сирийских правительственных сил) с замораживанием в максимальной степени существующих разногласий по иным пунктам.
Такая работа в рамках неофициальной дипломатии с турками идет по разным направлениям. В частности, со стороны американцев в этом формате активно действует некий Рич Аутзен, известный в Анкаре как «Энисте» или «Кузен» из-за своей жены-турчанки. Именно он на сегодня возглавляет усилия Вашингтона по максимальному дистанцированию Анкары от Москвы. Этот бывший полковник армии США (продолжает поддерживать контакты с РУМО) сейчас официально служит старшим советником М.Помпео по Сирии в Госдепартаменте и в феврале сего года посетил Анкару в компании Джеймса Джеффри, специального представителя коалиции против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Эти два человека на сегодня устанавливают свои контакты в Вашингтоне и Анкаре, чтобы вновь объединить обе стороны. Пусть и пока на тактической основе.
Если Рич Аутзен работает в формате неофициальной дипломатии со спецслужбами Турции, то Джеффри делает упор на консультации именно с министром иностранных дел Турции и его ближним кругом. Он был послом США в Турции с 2008 по 2010 год, ранее работал на дипломатических должностях в стране в 1990-х годах, в то время как Аутзен отвечал за военную помощь Анкаре в начале 2000-х годов. Пентагон и Госдепартамент полагает этот опыт Аутзена очень полезным в контексте последних по времени  заявлений турецкого руководства о готовности приобрести американские системы ПВО Patriot для защиты от потенциальной военной угрозы со стороны России и Ирана. Аутзен, консервативный и ревностный католик, за время своей службы в армии написал множество докладных для руководства Пентагона, в которых анализировался переход Анкары из сферы влияния США в сферу влияния России  при президенте Реджепе Тайипе Эрдогане. Долгое время его предупреждения игнорировались, но теперь Белый дом уделяет им гораздо больше внимания. В связи со сказанным отметим и еще один индикатор, который будет свидетельствовать о растущем сближении позиций двух сторон — это ожидаемое назначение нынешнего главы МIТ Х.Фидана на пост посла Турции в Вашингтоне (то есть создание нового канала прямых неофициальных контактов между Белым домом и Р.Т.Эрдоганом), которое на сегодня снова отложено в связи со вспышкой пандемии коронавируса.

51.48MB | MySQL:109 | 0,371sec