Глава турецкой Партии будущего Ахмет Давутоглу о будущем после коронавируса. Часть 1

На фоне того, как мир ищет рецепты против захлестнувшей его пандемии коронавируса, значительный интеллектуальный ресурс во всех странах брошен на то, чтобы уловить те тренды, которые возникнут после преодоления инфекции.

При этом широкое распространение, и в Турции – тоже, получил тот тезис, что «мир после коронавируса не будет таким, как прежде». Невзирая на очевидность того факта, что были эпидемии до коронавируса, будут, очевидно, и после него.

Можно эту же мысль сформулировать иначе: от нормы (условно, 2019 года) мир, через период потрясений и неопределенности, связанный с пандемией, придет к новой норме (условно, 2020 г.). Разумеется, мир развивается, и через потрясения тоже: и состояния в 2019 г. и в 2020 г., после пережитого шока, не могут находиться в одной точке. Вопрос заключается лишь в том, насколько долго продлится пандемия: глубина будущих перемен, разумеется, прям связана с продолжительностью эпидемии и с болезненностью решений, принимаемых для её преодоления.

На тему пост-коронавирусного мира рассуждают в Турции, без преувеличения, все – от видных политиков, до заметных представителей деловой среды.

Один из высказывающихся – бывший премьер-министр и министр иностранных дел Турции, а ныне – глава вновь учрежденной Партии будущего Ахмет Давутоглу. Публике он широко известен, как в Турции, так и за рубежом, в качестве идеолога, так называемого, «нового османизма», идеи которого были им раскрыты в книге-бестселлере «Стратегическая глубина».

Можно по-разному относиться к итогам деятельности профессора А.Давутоглу на государственной службе, когда он получил (разумеется, ограниченные взглядами и решениями Р.Т.Эрдогана – В.К.) возможности для практического воплощения своих идей. В частности, речь идет о знаменитом принципе «ноль проблем с соседями», который обратился по прошествии десятка лет в свою противоположность.

К слову сказать, если посмотреть на инициированные им шаги по замирению между Турцией и Арменией, которые почти увенчались успехом, то, действительно, это могло бы, без преувеличения, изменить ход турецкой истории. Однако, «особое мнение» Азербайджана, поставившего перед Турцией вопрос ребром, и сопротивление внутри самих Турции и Армении, все вместе, не дало возможности довести дело до конца. Остается лишь догадываться, что бы произошло, случись восстановление дипломатических отношений между Турцией и Арменией, и начни обе страны разбирать существующий между ними «Железный занавес». Однако, случилось то, что случилось – конкретные сиюминутные интересы перевесили стратегические выгоды турецко-армянского замирения – и сегодня «ноль проблем с соседями» стало своего рода шуткой. А самого Ахмет Давутоглу пытаются представить в качестве политика, строившего «воздушные замки».

После, сначала своего выхода в отставку, а потом и возвращения в большую политику, А.Давутоглу, по-прежнему, не теряет своей «академичности», сохраняя свою репутацию мыслителя и идеолога будущего Турецкой Республики.

На самом деле, в сегодняшней Партии справедливости и развития становится все больше технократов и все меньше идеологов. Во всяком случае, выступающих на публике со своими собственными идеями и взглядами. В этом смысле, достаточно просто вспомнить пресс-секретаря президента Турции Ибрагима Калына, который, довольно долго кстати, выступал со страниц главного англоязычного издания страны – газеты Daily Sabah — в качестве колумниста по актуальным вопросам современной повестки дня. Некоторое время назад, эта практика была прекращена. Ибрагим Калын отошел немного на задний план, хотя, в свое время, ему прочили даже пост министра иностранных дел Турции на смену министру нынешнему – Мевлюту Чавушоглу. Вообще говоря, если посмотреть на профиль тех, допустим, кто работает в той же администрации президента Турции (мы уделили довольно много времени тому, кто возглавляет и кто входит в профильные комитеты, убедившись в их серьезном послужном списке В.К.), то мы сможем убедиться в том, что у турецкого руководителя достаточно серьезные кадры. Другой вопрос, что он предпочитает их видеть в качестве технократов – исполнителей, а не политиков и идеологов.

Возвращаясь к бывшему премьер-министру Турции, в январе этого года у А.Давутоглу вышла новая книга под заголовком: «Системное землетрясение и борьба за мировой порядок. Эксклюзивный популизм против инклюзивной демократии» (Systemic Earthquake and the Struggle for World Order Exclusive Populism versus Inclusive Democracy). Книга Ахмета Давутоглу вышла в престижном издательском доме Кембриджского университета (Cambridge University Press).

12 апреля с.г. в своем Твиттере Ахмет Давутоглу опубликовал текст интервью, данного им Ричарду Ричард Андерсону Фальку – американскому почетному профессору международного права в Принстонском университете и автору многочисленных книг. Интервью было посвящено как вышедшей книге и взглядам А.Давутоглу на будущее мироустройство, так и последствиям для мира эпидемии коронавируса. Интервью вышло под заголовком «Будущее нового мирового порядка».

Обратимся к основным тезисам этого материала, пропуская при этом несущественные, в контексте, данной статьи аспекты. Допустим, биографические подробности жизни Ахмета Давутоглу, как достаточно хорошо известные читателям Института Ближнего Востока, занимающимся Турцией. Равно как и его рассуждения о неверности тезиса о «конце истории» и о состоянии мира непосредственно после окончания Холодной войны.

Единственное, что следует в этой связи отметить, это поворотность для Ахмета Давутоглу написания им книги «Стратегическая глубина», опубликованной в 2001 году. Именно она, по сути, и стала тем рубежом, за которым теоретик-ученый, который давал до тех пор внешние консультации власть предержащим, превратился в действующего политика и, со временем, занял в турецкой властной пирамиде позицию второго должностного лица, после Р.Т.Эрдогана (напомним, что в 2009 году Ахмет Давутоглу стал министром иностранных дел Турции, а в 2014 году занял пост премьер-министра страны – В.К.).

Обратимся к основным тезисам, озвученным в интервью А.Давутоглу. Подчеркнем два обстоятельства сразу перед тем, как перейти к цитированию. Говоря о самом Ахмете Давутоглу, мало кто его в нашей стране воспринимает его как серьезного идеолога и совершенно напрасно. А.Давутоглу – это серьезный интеллектуал. Говоря о Турции, в целом, характерно что страна продолжает интеллектуально-идеологический поиск. Что отличает пассионарное общество, в противовес обществам устоявшимся.

  1. В своем интервью, А.Давутоглу говорит о том, что в Турецкой Республике к 2019 году наблюдались растущий популизм, поляризация в обществе, ограничения демократических прав и свобод, в экономике – стагфляция, распространяющаяся коррупция и недоверие к судебной системе. Все эти обеспокоенности, как указал А.Давутоглу, были им доведены (до высшего руководства страны – В.К.) за «закрытыми дверьми». На протяжении 3-х лет А.Давутоглу, по его словам, об этом говорил высшему руководству страны. В результате, после муниципальных выборов 31 марта 2019 года (на которых власть, как мы помним, потерпела чувствительное поражение, уступив посты мэров во всех крупнейших городах страны – Стамбуле, Анкаре, Измире и т.д. – В.К.), 22 апреля 2019 года со стороны тогда уже простого члена Партии справедливости и развития А.Давутоглу был опубликован развернутый манифест, в которым были изложены предложения по реформе в системе государственного управления, а также в системе самой правящей партии. Результатом этого, стало решение дисциплинарного комитета ПСР об исключении А.Давутоглу из партии, вместе с ещё 5 его однопартийцами, поддержавшими «декабриста» Ахмета Давутоглу. Эта ситуация, как указывает бывший премьер-министр, не оставила ему, как «обеспокоенному гражданину», другого выбора, кроме как основать свое собственное, новое политическое движение.
  2. 12 декабря 2019 года А.Давутоглу была основана новая партия, которая получила название Партия будущего, базовым принципом которой стало, по его собственным словам, представление интересов всех слоев турецкого общества, вне зависимости от их этнической и религиозной принадлежности – в рамках заявленного основателями Партии будущего лозунга об «инклюзивной демократии». Как подчеркнул А.Давутоглу, в число учредителей партии вошли представители армянской, греческой и ассирийской общин страны – что произошло впервые в турецкой политической истории.
  3. Свою новую книгу «Системное землетрясение…» А.Давутоглу охарактеризовал как синтез теоретических знаний и полученного им практического опыта государственного управления. Здесь А.Давутоглу говорит о том, что он ещё в 1990-е годы оспаривал тезис о «конце истории». А говорил о мировом порядке, который перестанет быть европоцентричным, и о переходе однополярной системы к системе, основанной на балансе множества сил в мире.
  4. Как указывает А.Давутоглу, его книга «Системное землетрясение» анализирует, помимо всего прочего, три «землетрясения»: 2001 года – в сфере безопасности, в 2008 году – в сфере экономики и в 2011 году – структурное землетрясение (имеется в виду, очевидно, начало событий так называемой «арабской весны» — В.К.). Принципиальным отличием новой книги от «Стратегической глубины» автор называет наличие в новом труде у автора уже большого опыта практической работы на высоких государственных постах: 7,5 лет – в качестве старшего советника в администрации премьер-министра, 5 лет – в качестве министра иностранных дел и 2 года – в качестве премьер-министра.
  5. Три сферы построения отношений между государствами перечисляются А.Давутоглу следующим образом: общая судьба, общая выгода и общие противоречия. Общая судьба – допустим, как это поясняет турецкий идеолог, это вопросы экологии и, в принципе, аспекты, преодолевающие официально установленные государственные границы между странами. Под общей выгодой турецкий идеолог понимает устойчивый мир и порядок, который обеспечивает существование каждого. В этом смысле, существует прямая связь между безопасностью и миром и порядком на национальном, региональном и глобальном уровнях. Допустим, можно рассматривать разработку политики в сфере уважения к границам, борьбы с терроризмом, ядерного разоружения и т.д. Невзирая на наличие общей судьбы и общей выгоды, в природе международных отношений есть и столкновение интересов. В ситуации их возникновения, базовым вопросом является наличие или отсутствие инструментов рационального управления кризисами. Как указывается А.Давутоглу, в том случае, если все стороны международной жизни в своих отношениях и сферах взаимодействия руководствуются общей нормативной базой и принципами, то это значит, что есть почва для «этичной внешней политики». В этом и состоит функция международного права и ООН – в том, чтобы готовить нормативную базу и держать национальные государства на этой почве.
  6. Процитируем турецкого идеолога: «В тех случаях, когда ООН не может выполнять эту функцию, а международное право основано не на общих нормативных ссылках, а на толковании индивидуальных интересов, основа общей судьбы ослабевает, области общих интересов сужаются, конфликты интересов становятся более заметными и управление кризисами становится трудным. В этом случае внешняя политика переходит от опоры на мораль, к опоре на силу».
  7. Вот как характеризует нынешнюю ситуацию Ахмет Давутоглу, автор, напомним, столь же знаменитого, сколь и печально известного принципа «ноль проблем с соседями», к слову сказать, так и не реализованного в турецкой внешней политике: «Логика грубой силы, все в большей степени, становится принципом организации международных сил при ведении международных отношений».
  8. Возникшую в нынешней системе международных отношений ситуацию, охарактеризованную выше, А.Давутоглу определяет, как «весьма новую»: «Это совершенно новая ситуация, поскольку что в имперский период, что в ходе идеологического соревнования между социализмом и капитализмом (либеральной демократией) сила сопровождалась (обосновывалась) этическими заявлениями. Независимо от того, были ли эти заявления правдивыми и подлинными, империалистические силы обосновывали этической необходимостью свою войну за авторитет и власть. Точно так же, и социализм, как и капитализм, заявляли о своей легитимности на основании своего тезиса о том, что их идеологические программы гораздо более актуальны для потребностей и прогресса человечества, чем у их идеологических соперников».
  9. Как указывает Ахмет Давутоглу, в последние годы, наблюдается все больший разрыв между использованием силы и этическими заявлениями. Самым ярким примером – воплощением этого тренда (сила во имя силы – В.К.), по словам А. Давутоглу, является президент США Дональд Трамп. Разумеется, расхождение между силой и ценностями, между силой и принципами указывает на то, что, как выражается турецкий идеолог «траекторию развития человечества ждет пессимистичное будущее».
  10. Процитируем А.Давутоглу: «В тех случаях, когда ООН выполняет эффективную и объективную миссию по международному порядку в рамках международно-правовых норм, а международные правоохранители придают уверенность национальным государствам в том, что они будут относиться к равенству вокруг общей судьбы и общих интересов, возможность национальных государств вступать в конфликт в личных интересах уменьшается. Тот факт, что международная напряженность между странами и государствами может за короткое время перерасти в кризисы и войны, возникает из-за того, что международный порядок не может придать (национальным государствам – В.К.) этой уверенности».
  11. В ответ на вопрос о том, как будет выглядеть карта мира спустя сто лет, Ахмет Давутоглу ответил следующим образом: «Приблизительно 30 лет назад произошло геополитическое землетрясение, что вызвало изменение геополитической карты. Но даже она не легла на правовую почву. Говорить же о том, что та же самая карта будет существовать спустя 100 лет – это значит оторваться от динамики исторических изменений. История заключается не в том, будут или не будут наблюдаться перемены. А в том, как эти перемены будут управляться».
  12. Процитируем: «В то время как дальновидное управление, основанное на общих принципах, избавляет от боли перемен новый порядок, беспринципный и оппортунистический подход, который провоцирует изменения в соответствии с его собственными интересами, открывает новые разрушительные процессы, в которых также участвуют его владельцы. Кроме того, мобильность людей и скорость технологического развития демонстрируют головокружительный рост. Эта скорость, как можно прогнозировать, в ближайшее столетие возрастет ещё больше. Исходя из этого, вероятным является, что восприятие карты мира, изначально основанное территориальной карте мира, привязанной к местности, перейдет к карте мира, которая выйдет за рамки территорий. Таким образом, очевидно, что в процессе подобных изменений парадигмы, демографическая карта, экологическая карта, карта кибер-связи, то есть, неконвенциональные карты также могут получить значение, (классической) на фоне территориальной политической карты (мира). Также, очевидно, что мировой порядок, на этой многомерной основе, динамическим образом изменится».
51.91MB | MySQL:101 | 0,506sec