Глава турецкой Партии будущего Ахмет Давутоглу о будущем после коронавируса. Часть 2

Турецкая Республика – это пассионарное государство, что, помимо всего прочего, сопровождается интенсивными поисками своего места и роли в 21-м веке, после распада СССР, окончания Холодной войны и потрясений первого – второго десятилетия в регионе Ближний Восток – Северная Африка.

Этот поиск усиливается, как минимум, ещё двумя серьезными факторами.

Первый фактор, заключается в том, что Турецкая Республика постепенно подходит к точке, за которой наблюдающееся ползучее нисхождение Партии справедливости и развития (ПСР) приведет уже к фундаментальным изменениям в системе турецкой власти. Пока рано, разумеется, говорить о том, что ПСР уходит в политическую тень. Речь идет о том, что партия, весьма вероятно, в обозримой перспективе утратит монополию на власть и страной начнет править коалиция. Причем, не та формальная коалиция между ПСР и Партией националистического движения (ПНД), которая наблюдается в настоящее время. Когда ПНД, по сути, является внешним филиалом ПСР.

Второй фактор, — уже не национальный, а глобальный. Речь идет об пандемии коронавируса. Которая, в свою очередь, с одной стороны, способна ускорить или же замедлить кривую падения популярности ПСР. На фоне многочисленных дискуссий, разразившихся в стране на тему лидерства, власти и оппозиции. А, с другой стороны, вызывает к жизни размышления о постинфекционном мире и о том, какие изменения он может претерпеть и какие новые требования к мировому устройству, к участникам международной жизни, к примеру, к структуре их экономики могут быть предъявлены.

Исходная пассионарность (оформленная в известную фразу о том, что «21-й век будет веком тюрок» — В.К.), помноженная на эпоху перемен как внутри Турции, так и за её пределами, лишь подстегивает турецких идеологов к интенсификации своих поисков. За всеми происходящими позициями они пытаются усмотреть свой «исторический шанс».

Цель турок понятна: обеспечить Турции более значимое место в мировой системе отношений, которая пришла в неравновесное состояние. Совсем не случайно, что именно сейчас в стране нередко можно услышать про то, что коронавирус наглядно продемонстрировал то, что Турция совершила рывок в своем развитии. В особенности, проправительственные эксперты говорят о том, что Турция продемонстрировала, в ходе кризиса, свою самодостаточность от внешнего мира. И, более того, даже оказалась готова оказывать помощь зарубежным странам, включая США, Великобританию, Китай и Италию. Всего, к настоящему времени турецкое руководство говорит о том, что помощь оказана уже трем десяткам зарубежных стран.

Оставим в стороне то как оценивают коронавирусную ситуацию за рубежом, а оценки звучат, прямо скажем, не самые лестные – из той серии, что Турция занимается строительством «Потемкинской деревни» и «играет в рулетку», обогнав по сложности инфекционной обстановки уже не только Иран, но и Китай. Разумеется, наблюдая за турецкими СМИ, картинка складывается диаметрально противоположным образом.

В случае Партии справедливости и развития, её идеология сейчас не слишком стройна, чтобы обеспечить Турции переход на качественно новый уровень на международной арене.

Если кратко, то в ПСР победило националистическое крыло, выступающее под лозунгом «одно государство, один народ, один язык, один флаг». Вообще, даже говоря о территории самой Турции, этот лозунг не работает – с учетом того, что новое турецкое государство создавалось на осколках многонациональной и мультирелизиозной Османской Империи. И установление государственной границы Турецкой Республики не учитывало расселения различных диаспор по турецкой территории (отдельный вопрос – это волны иммиграции в Турцию после распада Российской Империи – В.К.).

Просто все меньшинства, в один прекрасный момент, когда была провозглашена Турецкая Республика, оказались турками. Разумеется, позиция основателя и президента Турецкой Республики М.К.Ататюрка по пресечению в зародыше возможности сепаратизма в будущем – понятна. «На моногосударство – и суда нет», в том смысле, что если на территории страны проживает один народ, турецкий, то и делить ему нечего и не с кем. В той парадигме нейтралитета на мировой арене и отказа от пассионарности, которая закладывалась М.К.Ататюрком это было понятно. Однако, ровно в тот момент, когда государство перешло в «наступление» это перестало работать. Отсюда и книга «Стратегическая глубина» Ахмета Давутоглу и все прочие «новосманские» и пантюркистские поиски.

Резкий отказ от османизма в пользу националистической риторики (приблизительно с 2015 года – В.К.), позволил Партии справедливости и развития решать свои внутриполитические задачи.

Однако, лишил, по сути дела, её «османской повестки». Потому как она должна быть основана на тезисе о том, что сама Турция является государством, объединяющим множество этносов и религий, в качестве правопреемницы Османской Империи. Только тогда можно двигаться вперед на «новоосманском пути», пытаясь пусть не установить формальный контроль над территориями, ранее входившими в состав Империи, но закрепиться на них экономически и идеологически, а также создать разного рода надгосударственные структуры – к примеру альянсы и союзы.

Есть, правда, ещё третий вектор, который отвергает и пантюркизм и новоосманизм и говорит о построении Турции как нейтрального регионального государства (собственно, на этих позициях, в определенной степени, стоял М.К.Ататюрк – В.К.). Однако, полагаем, что между пассионарностью и обращением внутрь себя, сегодняшние турки выберут уже первое. И, в этом смысле, замыкание в пределах своих географических границ не имеет большой перспективы в качестве выигрышной повестки дня политической партии в глазах турецких избирателей.

Одним из убежденных новоосманистов в Турции является бывший премьер-министр и министр иностранных дел Ахмет Давутоглу, сделавший политическую карьеру после написания известного труда «Стратегическая глубина». Его политическая карьера в структуре действующей в Турции власти закончилась в мае 2016 года, одновременно с примирением России и Турции после так называемого «самолетного кризиса».

Не пойдем настолько далеко, чтобы утверждать, что А.Давутоглу сняли с его поста в «угоду примирению с Россией», как политика, публично произнесшего, что приказ нанести удар по российскому самолету в конце 2015 года был отдан им. Однако, временное совпадение – налицо. Равно, как и тот факт, что после 2015 года в стране новоосманизм уступил место национализму и человек с такими взглядами, как А.Давутоглу, оказался невостребованным.

Впрочем, по причинам, изложенным выше (эрозия правящей Партии с справедливости и развития), проф. А.Давутоглу, очевидно, посчитал, что у него есть шанс вернуться в большую турецкую политику со своей новоосманской повесткой.

Тот факт, что речь идет именно о новоосманизме, подтверждается тем, что в состав учредителей Партии будущего А.Давутоглу вошли представители национальных диаспор Турции, включая представителей армянской, греческой и ассирийской общин страны. Это произошло впервые в турецкой истории (про курдов в Турции не говорим – это другая история – В.К.). Речь идет о признании не просто их существования. А о признании их права на то, чтобы быть представленными в качестве национальных меньшинств на политической арене. Согласимся, что этот подход идет в разрез с официально принятым в Турции националистическим курсом.

В конце 2019 года А.Давутоглу основывает свою Партию будущего, а уже в январе 2020 года он пишет книгу под заголовком: «Системное землетрясение и борьба за мировой порядок. Эксклюзивный популизм против инклюзивной демократии» (Systemic Earthquake and the Struggle for World Order Exclusive Populism versus Inclusive Democracy). Новая книга Ахмета Давутоглу вышла в престижном издательском доме Кембриджского университета (Cambridge University Press).

Вслед за этим, 12 апреля с.г. в своем Твиттере Ахмет Давутоглу опубликовал текст интервью, данного им Ричарду Ричард Андерсону Фальку – американскому почетному профессору международного права в Принстонском университете и автору многочисленных книг, посвященному не просто вышедшей книге, а своим взглядам на мировое устройство. Заметим, что А.Давутоглу всегда позиционировал себя не просто как турецкий политик, а как мыслитель международного уровня.

Продолжаем разбирать текст выступления А. Давутоглу.

Напомним, что мы остановились на его тезисе о том, что, наряду с территориальным делением стран на политической карте мира, все большее значение в 21-м веке приобретают и другие, альтернативные карты мира, отражающие, к примеру, демографию или киберпространство. Именно сочетание этих реальностей, а не только, исключительно, политическая карта мира, как считает А.Давутоглу, будет определять будущее в 21-м веке. Не говоря уже о том, что он, очевидно, не считает нынешнее состояние мира, достигнутое после и в результате Холодной войны, равновесным.

Продолжаем цитировать турецкого идеолога.

  1. Заметим, что А. Давутоглу много говорит о том, что необходимым условием является то, чтобы этические принципы управляли политикой. Это совершенно необходимый тезис – просто потому, глобальные перемены в международной политике могут быть начаты только под лозунгами морального превосходства. Кстати, заметим, что об этических принципах в политике говорит и весьма часто, надо сказать, президент Р.Т.Эрдоган выступая со своим лозунгом «Мир больше пяти (постоянных членов Совета Безопасности ООН – В.К.). В случае, если политика оказывается очищенной от этики, как выражается А.Давутоглу, это порождает среду, в которой правит «закон джунглей» и это делает будущее человечества непредсказуемым. Особое значение гармония между этическими принципами и политикой, по словам А.Давутоглу, приобретает применительно к законам войны. Он говорит о полной утрате баланса, на фоне развития разрушительной мощи оружия, между военными целями и потерями среди мирного населения.
  2. Ахмет Давутоглу рассуждает о тех метаморфозах, которые претерпевают войны, на протяжении истории человечества, в зависимости от разрушительной мощи оружия. И выделяет в истории 4 этапа – 4 разновидности войны. Первый этап – это войны на поле боя, когда противники видят друг друга и пытаются друг друга уничтожить. Второй этап начался вместе с развитием ВВС, когда удары стали наноситься издалека, но при этом стали подвергаться нападениям и гражданские цели. Уже на этом этапе, этический контроль оказался сильно затрудненным. Третий этап ознаменовался атакой американцев на японские города Хиросима и Нагасаки с использованием атомных бомб. Разрушительная мощь оружия при этом преодолела фактор времени и стала возможным фактором влияния на будущие поколения. Этическая ответственность, по словам А.Давутоглу, при этом приобрела ещё и измерение ответственности за принятое решение перед будущими поколениями.
  3. Как указывает проф. АДавутоглу, в настоящее время, мы являемся свидетелями четвертого этапа эволюционного развития войн, который характеризуется тем, что разрушительная мощь оружия, во-первых, вышла за рамки пространства (имеется в виду, географических границ противостоящих сторон и линии непосредственного, географического соприкосновения между ними – В.К.), а, во-вторых, вышла и за рамки времени (в том смысле, что наносимый сторонами друг другу урон может влиять уже и на будущие поколения – В.К.). Иными словами, речь идет о реальной возможности уничтожения уже будущего всего человечества, а не только непосредственного противника. При этом, как ещё раз подчеркивается А.Давутоглу, на размышления наводит отрыв этой мощи военных технологий от этических норм в политике при принятии решений. Допустим, при нанесении ударов извне, с использованием беспилотных летательных аппаратов или с применением ракет. Все это, по словам проф. А.Давутоглу, предопределяет необходимость того, чтобы основополагающие международные конвенции были бы пересмотрены.
  4. На вопрос интервьюера о том, что отличает предлагаемую А.Давутоглу «инклюзивную демократию» от принятой в мире «выборной демократии» он ответил следующее. По словам турецкого идеолога, выборная демократия, в её современном виде, является открытой для всех видов популизма. После победы на выборах, политиками нередко начинает проводиться дискриминационная политика, основанная на крайне правых, расистских взглядах. Говоря о крайне правых движениях, проф. А.Давутоглу имеет, прежде всего, в виду европейские тенденции и приводит, в качестве отрицательного примера, такие страны как Франция, Германия и Голландия. Победа крайне правых лидеров на выборах в ЕС будет, по словам турецкого идеолога, неминуемо означать разделение, со временем, граждан на «настоящих» французов, немцев и голландцев и не «понаехавших». Как указывается А. Давутоглу, инклюзивная демократия не является альтернативой выборной демократии. Как он говорит, выборная демократия устанавливает процесс, а инклюзивная демократия – принципы. Прибегая к языку метафоры, А.Давутоглу говорит о том, что выборная демократия – это здание, а инклюзивная демократия – это несущие конструкции. В этом смысле, турецкий идеолог приводит в пример Турцию, в которой, в прошлом, как и в Египте, не раз происходили военные перевороты, которые, по сути, игнорировали народное волеизъявление. Что же до европейских стран, то там сейчас начинают приходить ко власти, демократическим путем, радикальные правые партии, которые игнорируют принципы уже инклюзивной демократии.
  5. В качестве другого принципа нарушения инклюзивной демократии, А.Давутоглу говорит о системе ООН и, в частности, о наличии 5 постоянных членов СБ ООН. При том, что они – не выборные. А остальные члены СБ ООН выбираются среди 188 стран в ходе выборного процесса. Процитируем турецкого идеолога: «Также существует необходимость в новых конвенциях, которые будут защищать право стран и всего человечества. Таким образом, как я подчеркивал в разных частях книги, наиболее важным условием для нового мирового порядка сегодня является раскрытие философии и принципов реализации открытого для всех национального, регионального и глобального управления».
  6. В ответ на вопрос о том, как примирить глобальную проблематику с национальными интересами, А. Давуоглу отметил следующее: «Естественно, что в центре международной системы находится государство. Проблема заключается не в том, что на центральном месте находится именно государство, а в том, как определяется суверенитет. Поскольку различные уровни работы — местный, национальный, региональный и глобальный — требуют нового понимания суверенитета, поддерживаемого политической волей лидеров… В этом контексте, мы должны рассмотреть новую форму суверенитета, которая будет построена на основе многослойных, всеобъемлющих и коллективных обязательств добра. С такой точки зрения, государство является строительным блоком, а не конкурентом международного порядка. Важно то, что эти строительные блоки основаны на твердой легитимности сами по себе, и международная система могла бы обладать гибкостью и динамизмом, чтобы примирить интересы государств».
51.94MB | MySQL:101 | 0,343sec