Американские эксперты о перспективах развития ситуации в Ливии

Активизация боевых действий между враждующими сторонами в Ливии свидетельствует, что объявленное в январе перемирие больше не соблюдается. Об этом заявила 23 апреля на брифинге официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. «События последних дней на территории этого государства вызывают у нас серьезную тревогу. Активизация боевых действий между силами, поддерживающими Правительство национального согласия, и подразделениями Ливийской национальной армии свидетельствует, на наш взгляд, о том, что объявленное в январе этого года перемирие больше не соблюдается враждующими сторонами», — сказала она. В общем-то стоит только позавидовать выдержке МИД РФ: активные боевые действия идут в Ливии уже, как минимум, недели две. Да и так называемое «берлинское перемирие» по большому счету исчерпало себя уже в марте сего года. Такая запоздалая реакция МИД РФ видимо была связана с надеждами на то, что весомое российское вмешательство на уровне посредничества и дипломатии, итогом которого стали сначала в общем-то провальные консультации между противоборствующими сторонами в Москве перед самой Берлинской конференцией, приведет к какому-то результату. Уже после срочного отъезда Халифы Хафтара из Москвы и его отказа подписывать какое-то коммюнике на этих надеждах можно было ставить «точку», но законы дипломатии инерционны: дипломаты, как Паниковский, всегда первыми поймут, что «гири не золотые, но будут продолжать еще час водить ножовкой для виду». То есть ждать до конца, пока последнему обывателю не станет ясно, что что-то пошло не так.
Мы уже сообщали о перспективах дипломатического урегулирования в Ливии, теперь о перспективах развития военной ситуации непосредственно в самой стране. Как полагают американские эксперты, нынешние инвестиции в виде оружия, денег и наемников Турции в ливийское правительство национального согласия (ПНС) уже начинают окупаться, если исходить из последних по времени военных поражений ЛНА в середине апреля. После установления полного контроля над прибрежным шоссе между Триполи и Тунисом в силы ПНС (в основном сирийские наемники, ополченцы Мисураты) недавно начала наступление на город Тархун, который имеет стратегическое значение для логистических цепочек материально-технических поставок ЛНА в рамках ее попыток захватить Триполи. Кстати, динамика и успех этого наступления являются сами по себе серьезным индикатором с точки зрения лояльности того или иного племени ЛНА или ПНС. Дело в том, что в ряде городов вокруг Триполи, например, в Тархуне (к юго-востоку от столицы), Сармане и Сабрате (оба — на побережье Средиземного моря, к западу от Триполи), Аль-Асабе (к югу от столицы) сильны позиции сторонников бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи. Формально они находятся в союзнических отношениях с силами Хафтара, но в основном действуют самостоятельно и без согласований с ЛНА. То, что силы ПНС без труда якобы «захватили» Сабрату, Сарман и Аль-Асабу говорит нам только о том, что каддафисты сделали сейчас выбор в пользу Триполи. И выходцы из Тархуна собственно всегда служили в элитных подразделениях режима Каддафи и их отношения с Хафтаром всегда были напряженными. Это положение дел хорошо иллюстрирует динамика взаимоотношений с Хафтаром бойцов «7-й бригады» (выходцы как раз из Тархуны) в южных пригородах Триполи. Собственно их периодические колебания в рамках выражения своей лояльности именно к Хафтару привели к тому, что апрельский блицкриг ЛНА на столицу провалился. Как полагают американские эксперты, такая положительная военная активность ПНС будет иметь краткосрочный успех и приведет в конечном счете к росту материально-технической поддержки ЛНА со стороны ее иностранных спонсоров, что сможет уравновесить ситуацию на фронтах. Собственно, как мы показали ранее на примере активизации работы различных «воздушных мостов» из ОАЭ в Ливию и Египет, это уже происходит.
После подписания в ноябре соглашения с Турцией силы, лояльные международно признанному ПНС, добились нескольких существенных успехов по купированию дальнейшего наступления ЛНА на столицу. В этой связи, продолжая нести потери на местах, ЛНА, скорее всего, прибегнет к усилению авиаударов, что еще больше увеличит и без того высокие гуманитарные потери среди населения. До начала осмысленной турецкой поддержки в этом году условия на линии фронта в Триполи были фактически катастрофическими для отрядов ПНС, что объяснялось не только подкупом на деньги ОАЭ местных племен, разногласиями среди полевых командиров ПНС (триполитанцми и мисуратовцами), но прежде всего тем фактом, что ЛНА с помощью эмиратских беспилотников и средств ПВО «Панцирь» добилась подавляющего преимущества в воздухе. В сентябре союзные ЛНА российские сотрудники ЧВК «Вагнер» также были развернуты в этом регионе, где их высокий уровень подготовки и оснащения обеспечил значительный рост военного потенциала сил Хафтара. На этом фоне опасения ряда спонсоров ПНС в связи с нарушениями эмбарго ООН на поставки оружия в Ливию оставили Триполи практически без поддержки со стороны Европы и Соединенных Штатов. Но при этом эти западные правительства фактически закрыли глаза на соблюдению такого же эмбарго на поставки оружия иностранными спонсорами ЛНА, таким как Иордания, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, опасаясь поставить под угрозу свои собственные ближневосточные интересы и союзы. Другими словами, коллективный Запад (за исключением может быть только Рима, да и то, с оговорками) открыто встал на сторону Хафтара, рассчитывая, что он чисто военным путем решить проблему хаоса в стране и станет новым «прирученным» Каддафи. Все испортил президент Турции Р.Т.Эрдоган, хотя помимо его решимости изменить ситуацию кардинально (примерно, как Москва в свое время в Сирии) вводом своих сил в Ливию, такие сценарии были изначально маловероятны с точки традиционных племенных противоречий между Триполитанией, Киренаикой и Феццаном. Реджеп Тайип Эрдоган также сделал ставку на то, что Запад вряд ли захочет вводить санкции против Турции за ее участие в ливийском досье. Чтобы гарантировать, что поддерживаемое ОАЭ правительство не будет установлено в Триполи, Анкара нарастила поставки беспилотных летательных аппаратов, систем ПВО и средств радиоэлектронной борьбы для ПНС. Это помогло компенсировать некоторые преимущества ЛНА в воздухе, а также позволило ПНС более успешно поражать линии снабжения сил Хафтара. Турция также предоставила наземным силам ПНС значительное число военной техники и боеприпасов, а также пополнила ряды бойцов ПНС закаленными в боях сирийскими наемниками. Результатом стало качественное увеличение возможностей ПНС в непосредственной близости от их опорных пунктов. В этой связи добавим, что именно приход на фронты под Триполи «третьей» и «нейтральной к местным племенным раскладам» силы в лице сирийцев и наемников из турецкой ЧВК САДАТ стал главным элементом развития  оперативной обстановки и нивелировал зависимость общего боевого потенциала ПНС от настроения того или иного полевого командира. То есть, турки очень творчески использовали российский опыт в Сирии: обеспечение преимущества (или в ливийском случае — равновесия) в воздухе при компенсации дефицита сухопутных сил за счет наемников (в сирийском случае эту роль играют хазарейцы, иранцы, иракцы, ливанцы). В этой связи ряд экспертов на примере успешного сирийского опыта говорили о том, что он уникален и неприменим в других зонах локальных конфликтов. Ливия продемонстрировала, что он не без местных погрешностей, но достаточно устойчиво работает в тех зонах локальных конфликтов, где сильны межплеменные устои. По крайней мере для того, чтобы обеспечить военную устойчивость того или иного режима на конкретной территории.
Как полагают американские эксперты, при такой дополнительной поддержке Турции  силы ПНС, возможно, смогут захватить город Тархун и стратегическую авиабазу «Аль-Ватия» к западу от Триполи (она уже наполовину контролируется местными ополченцами из Зинтана). Но при этом ПНА по-прежнему вряд ли добьется значительных успехов за пределами региона Триполитании, поскольку столкнется со проблемами своей способности проецировать силу вдалеке от своих опорных племенных тыловых баз по нескольким ключевым причинам. Возможно, самое главное то, что чем дальше силы ПНС будут действовать от своих ключевых авиабаз в Мисурате и Триполи, тем более уязвимыми они будут для авиации ЛНА и ее союзников. Дальность полета беспилотников, предоставленных Турцией, составляет менее 200 километров (124 мили). Чем дальше эти беспилотники уходят в радиусе действий от своих баз, тем меньше средств ПВО, радиолокационного и помехового покрытия может быть использовано для их поддержки, что делает их более уязвимыми с точки зрения обнаружения и уничтожения средствами ПВО ЛНА. Наземные цепочки поставок ПНС будут растягиваться и станут более уязвимыми для ударов авиации ЛНА и действий сухопутных войск. Удаление сил ПНС от своих нынешних опорных пунктов вблизи Триполи, более низкая эффективность турецких БПЛА по сравнению с китайскими только усугубит эти проблемы. Однако локальные военные успехи ПНС по-прежнему ставят перед Халифой Хафтаром и его иностранными покровителями дилемму. Уже давно было ясно, что наступление Хафтара на Триполи вряд ли приведет к победе на местах. А попытки ЛНА привлечь на свою сторону местные ополчения и города до сих пор в основном проваливались или носили временный характер. Апрельский провал ЛНА на западном побережье это в очередной раз наглядно продемонстрировал. Но для Хафтара и его спонсоров сохранение низкоинтенсивного характера конфликта по-прежнему более предпочтительно, чем любые мирные переговоры. Без необходимости продолжать боевые действия, начнется процесс серьезного брожения среди разноплеменной базы поддержки Хафтара в Бенгази и Восточной Ливии. Многие силы ЛНА и их союзники в этих районах в конечном счете удовлетворились бы федеративной Ливией, которая дает богатым нефтью восточным регионам страны полуавтономию или даже фактическую независимость. Если наступление на Триполи прекратится, то эти настроения только усилятся. Такой сценарий также вынуждает иностранных спонсоров ЛНА фактически согласиться на реальность существования откровенно протурецкого правительства в Триполи с широким участием в нем «Братьев-мусульман». Такой исход категорически неприемлем для соседнего Египта, а также Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии, которые считают «Братьев-мусульман» террористической организацией. Арабские  союзники ЛНА вложили слишком много времени и ресурсов в поддержку Хафтара за последние шесть лет, чтобы пойти на такой вариант почетной капитуляции. К тому же есть еще фактор региональной борьбы по линии Катар-Турция и ОАЭ-АРЕ-КСА: Ливия лишь одна из точек приложения этой конкуренции. Но проиграешь Ливию, начнется откат и в других зонах. Это уже стратегия. Вместо этого спонсоры Хафтара, скорее всего, увеличат свою поддержку, что может позволить ЛНА меньше полагаться на наземные силы и больше на воздушные. Хафтар и его спонсоры будут играть в долгую игру, проводя тактику осады и блокируя экспорт нефти в попытке «высушить» экономику Триполи. Тем временем ОАЭ будут продолжать оказывать содействие поставкам топлива в Восточную Ливию, с тем чтобы сдерживать наступление ПНС. В этой связи следует ожидать установление равновесия на фронтах с усилением аспектов экономической блокады Триполи, которая будет затрагивать не только углеводороды, но и системы водоснабжения и энергоснабжения столицы, что усугубит и без того тяжелый гуманитарный кризис. От себя добавим, что этот сценарий наиболее вероятный, особенно с учетом того, что в нынешних экономических реалиях Вашингтону очень долгое время не будет нужды в ливийской нефти для стабилизации мирового рынка на фоне компенсации выпадающих объемов иранской нефти. Что касается Турции, то она и не планирует военной экспансии в Киренаику, максимум в Феццан, да и то вряд ли. Генеральная цель Анкары — зафиксировать нынешнее положение дел с точки зрения сохранения военной устойчивости ПНС с максимальным оттеснением сил ЛНА от столицы. Но есть нюансы. Основной из них — такая тактика «высушивания» будет опять же очень дорогостоящей для ОАЭ в условиях долгого, судя по всему, экономического всемирного кризиса и низких цен на нефть. К тому же вся стратегия Абу-Даби пока основана только на личности самого Халифы Хафтара. Уйдет он — начнется с неизбежностью борьба за власть среди его сторонников, и ЛНА начнет испытывать сильные центробежные тенденции.

51.53MB | MySQL:101 | 0,398sec