Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (3-9 марта 2008 года)

На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне палестино-израильскго конфликта, в Ираке и вокруг ядерной программы Ирана. Руководство Израиля и Палестинской национальной администрации считают, что, несмотря на напряженность в зоне палестино-израильского конфликта мирные переговоры между сторонами должны продолжаться. 3 марта завершился официальный визит в Ирак президента Ирана М. Ахмадинежада. Считается, что он должен привести к укреплению и развитию разносторонних ирано-иракских отношений. Совет Безопасности ООН 3 марта принял резолюцию № 1803, вводящую новые санкции (в основном экономического характера) в отношении Ирана, который не приостановил деятельность, связанную с обогащением и переработкой урана и проектами на тяжелой воде, а также не возобновил сотрудничество с МАГАТЭ по линии Дополнительного протокола в Договору о нераспространении ядерного оружия. Лидеры арабских государств и руководители их внешнеполитических ведомств в преддверии намеченного на конец марта арабского саммита в Дамаске продолжали активные двусторонние и многосторонние переговоры и консультации. Их главными темами являлись обстановка в зоне палестино-израильского конфликта и ситуация в Ливане.

Теракт, совершенный 6 марта в еврейской религиозной школе в Иерусалиме и приведший к гибели 8 человек, еще больше осложнил обстановку в зоне палестино-израильского конфликта. Вместе с тем, правительство Израиля и глава ПНА М. Аббас считают, что, несмотря на «всплеск кровавого насилия», мирные переговоры между сторонами должны продолжаться. Тема возобновления палестино-израильского диалога стала главной на встречах госсекретаря США К. Райс с израильскими и палестинскими руководителями во время ее визита на Ближний Восток на минувшей неделе. К Райс пообещала сделать все от нее зависящее с тем, чтобы возобновить палестино-израильский мирный процесс.

В приграничном египетском городе Эль-Ариш (Синай) 6 марта прошли переговоры представителей властей АРЕ с делегациями палестинских радикальных организаций ХАМАС и «Исламский джихад». Египтяне потребовали от палестинцев прекратить ракетные обстрелы израильской территории.

Премьер-министр Израиля Э. Ольмерт одобрил строительство 750 новых жилых домов в еврейском поселении на Западном берегу реки Иордан, что вызвало жесткую негативную реакцию у палестинского руководства.

Вместе с тем, напряженность в зоне конфликта к концу недели заметно снизилась. Боевики палестинских экстремистских группировок из сектора Газа резко сократили число ракетных обстрелов территории Израиля, а израильские армия и ВВС приостановили удары по объектам и руководящим кадрам террористов на территории палестинского анклава. По сообщениям СМИ, Израиль и основные палестинские группировки в секторе Газа через арабских посредников, возможно, договорились о перемирии. Представители ХАМАСа и «Исламского джихада» подтвердили сообщения о переговорах, которые они ведут с израильтянами через посредников, но заявили, что еще рано говорить о достижении каких-либо конкретных договоренностей. Израильские официальные источники сообщения о перемирии не подтверждают.

Правительство Египта выступает за скорейшее возобновление палестино-израильских мирных переговоров. Со своей стороны, американская администрация оказывает давление на Каир с целью убедить его «сделать больше» для предотвращения контрабанды оружия и проникновения боевиков с территории АРЕ в сектор Газа. Египетские власти возводят на границе с сектором Газа (14 км) новую заградительную стену с целью пресечения попыток палестинцев проникать на территорию Египта. К настоящему времени уже построено 3 км нового заграждения.

На встрече министров иностранных дел стран-членов ЛАГ были осуждены израильские действия в отношении сектора Газа. Министры также выразили сомнение насчет целесообразности дальнейшего продвижения арабской мирной инициативы (март 2007 г.), поскольку Израиль «не проявляет к ней и ее выполнению должного интереса».

Визит иранского президента М. Ахмадинежада в Ирак подтвердил намерение Тегерана и Багдада развивать отношения между двумя государствами в различных сферах, прежде всего экономической, в т. ч. в области нефти и газа. Стороны в ходе визита подписали целый ряд соответствующих соглашений, а Ахмадинежад даже предложил Ираку создать единое экономическое пространство. Кроме того, стороны договорились об организации совместного контроля на ирано-иракской границе в интересах предотвращения контрабанды оружия и наркотиков, пресечения проникновения террористов. Иран подтвердил свою приверженность сохранению единства иракского государства. Из высказываний М. Ахмадинежада можно также сделать вывод о заинтересованности Тегерана в сохранении у власти в Ираке нынешней шиитской элиты. Здесь же отметим, что в ряде иракских городов с преимущественно суннитским населением прошли демонстрации, участники которых протестовали против визита в страну иранского президента.

Во время пребывания в Багдаде президент ИРИ в присущей ему резкой манере сделал несколько антиамериканских заявлений. В частности, по его мнению, американская оккупация Ирака «вредит и наносит унижение этой стран». Вместе с тем, М. Ахмадинежад подтвердил намерение Ирана продолжать консультации с США по вопросам безопасности в Ираке.

Между тем обстановка в Ираке остается нестабильной и напряженной. 6 марта в Багдаде произошел очередной крупный теракт, унесший жизни 69 человек. Неспокойная ситуация сохраняется на севере и северо-востоке страны. В крупнейшем городе иракского юга — Басре 8 марта прошла массовая демонстрация протеста против ухудшения ситуации с безопасностью.

Руководитель влиятельной радикальной шиитской организации «Армия Махди» М. ас-Садр обнародовал заявление, в котором сообщил, что его многомесячный уход из публичной политики связан с необходимостью получения высшего религиозного образования. По признанию ас-Садра, к этому его также вынуждает «продолжающаяся оккупация страны». 9 марта ас-Садр заявил, что боевики «Армии Махди» в рамках самообороны будут отвечать на нападения со стороны войск США и иракских сил безопасности.

На минувшей неделе президент Ирака Дж. Талабани посетил с официальным визитом Турцию. На переговорах в Анкаре стороны подчеркнули необходимость взаимодействия в вопросах обеспечения безопасности. Талабани даже обещал, что руководство иракской курдской автономии намерено оказать давление на сепаратистов из Курдской рабочей партии (КРП) с тем, чтобы они сложили оружие и покинули северные районы Ирака. Кроме того, иракский президент выразил глубокую заинтересованность Багдада в развитии экономических и торговых связей с соседней страной.

Руководство Ирана подчеркнуто негативно расценило резолюцию Совета Безопасности ООН № 1803 от 3 марта с. г., назвав ее «бесполезной» и «неприемлемой». В Тегеране утверждают, что этот документ не повлияет «на решение иранского народа и правительства стремиться к осуществлению легитимного и законного права на разработку мирного атома». Президент ИРИ М. Ахмадинежад заявил, что его страна «не придает важного значения» ооновской резолюции и считает урегулированными все вопросы, связанные с национальной ядерной программой. В этой связи иранская сторона первоначально заявила об отказе вступать в переговоры с какой-либо страной, группой стран или международной организацией, за исключением МАГАТЭ, т. к. в сложившейся ситуации, по мнению Тегерана, только это агентство «обладает юрисдикцией по иранской атомной программе». Более того, глава МИД ИРИ М. Моттаки подчеркнул, что иранцы уже урегулировали с МАГАТЭ «все вопросы», касающиеся национальной ядерной программы. Однако 9 марта М. Моттаки заявил, что Иран может обсуждать свою ядерную программу с представителем Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности Х. Соланой в случае, если эти переговоры «будут иметь цель, повестку и результаты».

Руководитель МАГАТЭ М. аль-Барадеи заявил 3 марта, что международному агентству «удалось прояснить практически все открытые вопросы, касающиеся прошлой ядерной деятельности Ирана» и это обстоятельство «явно обнадеживает». В МАГАТЭ продолжают проверку полноты и достоверности информации, предоставленной Ираном. Тем не менее, один вопрос остается открытым. Это т. н. предполагаемые исследования, «которые могут иметь отношение к программам по созданию новых видов вооружений».

Командующий пакистанской армией генерал А. П. Кайяни заявил 6 марта, что вооруженные силы «будут стоять вне политических процессов» и «не будут втягиваться в любую ненужную дискуссию». Армия, по словам генерала, «полностью стоит за демократический процесс». Кайни опроверг «спекуляции» о том, что ВС «дистанцируются» от президента Пакистана П. Мушаррафа, подчеркнув, что «любой раскол в настоящее время не будет отвечать интересам нации». Сам же П. Мушарраф 7 марта сообщил, что поддержит будущее коалиционное правительство. 9 марта две партии, завоевавшие на парламентских выборах 18 февраля наибольшее число депутатских мандатов – Пакистанская народная партия (лидер А. А. Зардари) и Пакистанская мусульманская лига – Н (лидер Н. Шариф) — заявили о достижении договоренности о создании коалиционного кабинета министров.

Обстановка в Ливане остается очень сложной, с заметными элементами напряженности. Ведущие политические силы страны скептически оценивают вероятность того, что назначенные на 11 марта выборы нового президента республики могут состояться, т. к. существующие между ними противоречия по-прежнему далеки от урегулирования. Усилия арабских стран по разрешению ситуации с избранием ливанского президента также не дают пока позитивных результатов. В то же время США усилили свою военно-морскую группировку вблизи берегов Ливана. 5 марта эсминец «Коул» сменили крейсер «Филлипин Си» и более современный эсминец «Росс». По заявлению председателя Комитета начальников штабов ВС США адмирала М. Муллена, эти действия американских ВМС «направлены на удержание стабильности в регионе, на сколько это возможно».

Ливийский лидер М. Каддафи объявил об упразднении Высшего народного комитета (правительства) страны, т. к. этот орган не справился со своими задачами и не обеспечил необходимый рост производства, превратившись в «спрута, поглощающего богатства народа». Отныне, по словам Каддафи, страной будет управлять «сам народ», который «стихийно» на местах сформирует новые, более эффективные органы управления. Однако ряд ключевых министерств – обороны, иностранных и внутренних дел, инфраструктуры, все же будут сохранены. М. Каддафи обещает, что отныне ежемесячно каждый гражданин страны будет получать от государства тысячу ливийских динаров (1 долл. США равен 1,2 ливийских динаров). По оценке экспертов, предложенные М. Каддафи изменения в системе органов государственного управления не приведут к радикальным изменениям в жизни страны и нацелены на упреждение возмущения ливийцев коррупцией в госаппарате и должны рассеять у населения опасения относительно изменений социальной политики режима.

Вооруженные силы Турции после завершения трансграничной операции на севере Ирака проводят активные мероприятия против боевиков сепаратистской КРП в юго-восточных провинциях Тунджан, Эрзинджан и Бингель. Действия наземных частей поддерживают боевые вертолеты.

В Сомали лидеры группировки «Аш-Шабаб» («Молодежь»), военизированного крыла радикального исламистского «Союза исламских судов» (СИС), заявили, что не пойдут на переговоры с временным правительством страны даже при условии полного вывода с сомалийской территории иностранных войск. Они также обещают «отдать под суд» президента Сомали А. Юсефа и министров правительства. Эти утверждения противоречат недавнему заявлению руководства СИС о желании начать диалог с правительством в случае ухода из страны эфиопских войск. Эксперты в данной связи считают, что две группировки более не являются единым целым.

Приложение

О турецкой военной операции на севере Ирака

В период с 22 по 29 февраля вооруженные силы Турции провели первую со времени падения режима С.Хусейна в 2003 г. крупную операцию против боевиков сепаратистской Курдской рабочей партии (КРП) и ее инфраструктуры на территории Северного Ирака. К участию в операции привлекались до 10 тыс. турецких военнослужащих, действия которых поддерживали ВВС (тактические истребители F-16) и армейская (боевые вертолеты АН-1 «Кобра») авиация. Вместе с тем, после начала операции в генштабе ВС Турции заявили, что она носит ограниченный по времени (назывался срок – 15 суток) и размаху характер. Премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган также подчеркнул, что «задачи и масштабы этой операции – ограничены», а войска «возвратятся в кратчайшие сроки, как только достигнут своих целей, а вторжение направлено только против боевиков Курдской рабочей партии». Подчеркнем, что турецкое политическое руководство и военное командование отчетливо понимали, что предстоящая военная операция будет иметь лишь временный эффект и ни в коем разе не приведет к полному разгрому боевых сил сепаратистов.

Для сравнения напомним, что в 1982-1999 гг. Турция регулярно (24 раза) вводила свои войска в северные районы Ирака для борьбы с боевиками КРП. При этом численность вторгавшихся турецких войск составляла от 20 до 35 тыс. человек, а глубина проникновения на иракскую территорию достигала 45-50 км, а в отдельных случаях — 100 км. Продолжительность операций составляла от нескольких дней до нескольких недель. Однако все они приводили лишь к временному прекращению (ослаблению) боевой и террористической активности боевиков.

О возможной крупной военной операции против сил сепаратистов, базирующихся на иракской территории, в Анкаре говорили давно. С этой целью турецкий парламент 17 октября 2007 г. одобрил законопроект, разрешающий ВС страны в течение года провести на севере Ирака операцию против боевиков КРП, деятельность которых представляет реальную угрозу национальной безопасности Турции. Задолго до начала операции в Иракском Курдистане турецкие военные вели тщательную разведку противника.

Решение на проведение военной операции против КРП на иракской территории турецкое руководство обосновывало тем, что именно здесь находится руководство сепаратистов, расположены основные силы боевиков (оценочно, до 3,5 тыс. чел.), их базы и лагеря подготовки, склады оружия, боеприпасов, другие элементы инфраструктуры. Анкара неоднократно требовала от Багдада принятия конкретных мер по ликвидации боевых и организационных структур КРП, ареста ее лидеров с последующей их передачей турецким властям. Однако на практике сделать это невозможно, т. к. центральному правительству Ирака фактически не подконтрольны провинции, входящие в состав Курдского автономного района (КАР). Власти же КАР не желают принимать решительных мер по пресечению деятельности КРП, т. к. опасаются, что это может серьезно дестабилизировать обстановку в подконтрольном им регионе. Да и в целом руководство курдской автономии во главе с М. Барзани толерантно относится к КРП. США, признав Курдскую рабочую партию террористической организацией, тем не менее, не принимают силовых мер против этой организации, т. к. не желают осложнять ситуацию в Иракском Курдистане и портить отношения с курдским руководством, которое считается одним из главных американских союзников в Ираке.

В ходе боевых действий турецкие войска углубились на иракскую территорию на расстояние до 20 км, а в отдельных местах – до 25 км. Авиация наносила удары по объектам сепаратистов на глубину до 40 км. Главную роль в операции сыграли подразделения спецназа, продемонстрировавшие хорошую выучку. Боевые действия велись в сложных погодных условиях, в горах, покрытых глубоким снегом. Войска в подавляющем большинстве случаев передвигались пешим порядком. Вместе с тем, погода оказала туркам и существенное подспорье, серьезно ограничив мобильность боевиков, не позволив широко применять излюбленную тактику быстрого рассеивания, т. к. как наличие глубокого снежного покрова вынуждало их оставаться на местах зимнего базирования. Кроме того, сильные холода вынудили боевиков покинуть многие укрытия в горах и спуститься для зимовки в населенные пункты. Все это облегчало работу разведки, способствовало нанесению авиационных и артиллерийских ударов, помогало действиям спецназа. Основные бои происходили в районах Хакрук и Зап, где находились крупные силы боевиков. В этих боях, принявших ожесточенный характер, непосредственное участие приняли до 3 тыс. турецких военнослужащих.

По информации генштаба ВС Турции, за время проведения операции авиационные удары были нанесены по 272 объектам сепаратистов, а по 517 объектам удары наносили наземные силы. В числе этих объектов 126 пещер, где укрывались боевики, 290 специально оборудованных убежищ. 12 командных пунктов, 11 узлов связи, 18 других объектов связи, 6 лагерей для подготовки боевиков, 23 объектов тыла, 40 «легких боевых позиций», 59 позиций средств ПВО. Все эти цели, как заявлено, были полностью или частично уничтожены. Потери противника составили убитыми 340 человек, в боях погибли 27 турецких военнослужащих. Был потерян вертолет АН-1 «Кобра».

Отдельно отметим, что военные действия в Иракском Курдистане не отразились на работе нефтепровода из иракского Киркука в турецкий порт Джейхан, по которому перекачивается для последующего экспорта основная часть нефти, добываемой на севере Ирака.

Следует подчеркнуть, что Анкара вряд ли решилась на проведение столь масштабной операции на иракской территории без согласия на то со стороны Вашингтона. Более того, американцы, несмотря на официальные политические заявления о необходимости скорейшего прекращения операции на севере Ирака, оказали ВС Турции очень значимую помощь. В первую очередь, это относится к передаче обширной детализированной информации о КРП, конкретных местах базирования боевиков, их сети управления и связи. США также фактически разрешили турецкой авиации действовать в воздушном пространстве Ирака, которое контролируется американцами.

Иракское правительство негативно отнеслось к действиям Турции, хотя и признает КРП террористической организацией. В Багдаде призвали Анкару уважать суверенитет Ирака, как можно скорее прекратить операцию и вывести войска. Резко негативно оценили действия турецкой армии руководители курдской автономии. США и страны Евросоюза также призвали Турцию в кратчайшие сроки завершить военные действия на севере Ирака. Президент США Дж. Буш признал право Турции на самооборону и проведение точечной операции на территории Ирака, но призвал Анкару завершить ее в кратчайшие сроки. В целом в Белом доме действия турецких вооруженных сил были названы «очень ответственными», хотя, по мнению главы Пентагона Р. Гейтса, только военными мерами невозможно решить проблему курдского сепаратизма. США также заявил, что «никогда не пойдут на переговоры с боевиками КРП, а также не ожидают, что Турция начнет с ними переговоры. В Вашингтоне подчеркивают, что КРП – «общий враг США, Турции и Ирака», а американцы — на стороне Турции в ее усилиях покончить с боевиками. По убеждению администрации Буша, Турция, Ирак и США должны тесно координировать свои действия в противостоянии курдским боевикам.

29 февраля генштаб ВС Турции сообщил о завершении операции против боевиков КРП в Ираке, заявив, что ее задачи выполнены, а войска выводятся с территории соседнего государства и возвращаются в места своей постоянной дислокации. Как видится, столь быстрое завершение операции можно объяснить двумя основными причинами: (1) давлением со стороны США, которые не хотели серьезного ухудшения ситуации в Ираке, в т. ч. в отношениях с руководством КАР, в случае, если бы операция приняла затяжной характер (это в Анкаре категорически опровергают и утверждают о самостоятельности принятого решения), (2) сложными погодными условиями, которые существенным образом затрудняли действия войск и (3) бессмысленностью дальнейшего продолжения операции, т. к. в конечном итоге она все равно не привела бы к решительному разгрому сил сепаратистов, а морально-психологический эффект от ее проведения был достигнут.

В Анкаре считают, что в результате последних масштабных силовых мероприятий структурам боевиков был нанесен серьезный урон, что, по оценкам генштаба ВС Турции, не позволит сепаратистам вести активную боевую и террористическую деятельность в течение нескольких месяцев. Руководство страны также заявило, что «борьба с терроризмом будет решительно продолжаться на территории Турции и за ее пределами».

В заключение отметим, что операция против боевиков Курдской рабочей партии, проведенная турецкими ВС в феврале с. г., в очередной раз продемонстрировала, что чисто силовыми методами решить вопрос курдского сепаратизма в Турции решить невозможно. Для этого необходим комплексный подход с учетом всех составляющих этой проблемы.

51.96MB | MySQL:101 | 0,340sec