Очередная резолюция Совета Безопасности ООН по иранской ядерной программе и реакция Ирана

Основная проблема иранской ядерной программы состоит в противоречивом характере той ее части, которая касается процесса обогащения урана. Под международным давлением в 2003 и 2004 гг., в период президентства Мохаммада Хатами, Иран обязался прекратить процесс обогащения урана, однако с приходом к власти в августе 2005 г. Махмуда Ахмадинежада страна отказалась от ранее взятых ею обязательств. Дальнейшие события показали, что даже такой компромиссный вариант урегулирования кризиса, как обогащение урана на территории России, одобренный западным сообществом, после долгих обсуждений практически был отвергнут иранской стороной. В течение дальнейшего времени Иран настаивал на мирном характере своей ядерной программы и, следовательно, на своем праве обогащать уран на своей территории.

Не добившись от Ирана встречных шагов, в декабре 2006 г. и марте 2007 г. Совет Безопасности ООН принял две резолюции (№ 1737 и № 1747 соответственно), предусматривающие введение экономических санкций против Ирана. Тогда, благодаря стараниям России и Китая, имевших особые отношения с Ираном, этой стране удалось легко отделаться. Можно сказать, что экономические санкции по причине их ограниченности не смогли заставить Иран прекратить обогащение урана.

Совсем недавно многим, в том числе и в Иране, показалось, что декабрьский доклад американской разведки (NIE) относительно отсутствия в Иране военной ядерной программы может служить доказательством правоты этой страны. Однако, как следует из содержания пункта «А» данного доклада, американское разведывательное сообщество вовсе не исключило возможности возобновления военной ядерной программы со стороны Тегерана. Доклад не дал окончательного ответа на вопрос относительно намерений Ирана развивать свою военную ядерную программу. Вместе с тем в докладе была выражена уверенность в том, что «Тегеран, как минимум, сохраняет за собой возможность развития ядерного оружия». В докладе было сказано, что Иран приостановил развитие своей военной ядерной программы еще в 2003 г. Однако, как отметил вслед за публикацией этого доклада президент США Дж. Буш, это вовсе не исключает возможности возобновления Ираном военной части ядерной программы. Тем не менее после публикации американского доклада Иран стал требовать закрытия своего ядерного «досье» в Совете Безопасности и последующей передачи его в МАГАТЭ. В Иране стали утверждать, что очередные экономические санкции не принесут желаемого эффекта. Так, председатель меджлиса Голам Али Хаддад Адель 2 марта 2008 г. заявил, что «готовящаяся антииранская резолюция не повлияет на волю иранского народа».

Однако нежелание Ирана остановить процесс обогащения урана заставил Совет Безопасности ООН в очередной раз собраться для обсуждения дальнейших мер по противодействию иранской ядерной программе. И вот ровно через год после принятия последней резолюции, осуждающей иранскую ядерную программу, 3 марта с.г., на заседании Совета Безопасности была принята очередная, третья по счету, резолюция № 1803 по Ирану. Резолюция дает Ирану возможность в трехмесячный срок выполнить все требования ООН и МАГАТЭ по прекращению обогащения урана. Согласно иранским источникам, резолюция была представлена на голосовании Великобританией и Францией. На этот раз резолюция была принята подавляющим большинством: из 15 членов Совета Безопасности за нее проголосовали 14 его членов, исключение составила Индонезия. Резолюция расширила круг экономических санкций против Ирана. По мнению представителя Ирана в МАГАТЭ Али Асгара Солтание, «резолюция Совета Безопасности — это кинжал, поднесенный к сердцу агентства». Еще до начала заседания Совета управляющих он заявил, что не рекомендует Совету Безопасности и дальше ослаблять позицию МАГАТЭ.

Резолюция предусматривает запрет на выезд за границу лиц, связанных с ядерной и ракетной программами Ирана. Она дает право, в случае наличия подозрений относительно провоза запрещенного оборудования, на проведение инспекции грузов, как следующих в Иран, так и отправляемых из этой страны. Дается совет странам, имеющих коммерческие связи с Ираном, усилить бдительность как при экспорте товаров в Иран, так и при ведении финансовых операций с иранскими банками и их филиалами за рубежом, замеченными в нарушении санкций. Среди них фигурируют два банка — «Банк-е Мелли» и «Банк-е Садерат».

Таким образом, ужесточается контроль иранских финансовых учреждений, расширяется запрет на поездки отдельных лиц, занятых в разработке ядерной программы, а также на их активы. Следует заметить, что, согласно приложениям к резолюции № 1803, к уже существующему списку лиц и компаний, нарушивших предыдущие резолюции Совета Безопасности, были добавлены 18 новых лиц, а также 12 компаний. Среди них находятся люди, непосредственно занятые в производстве нового поколения центрифуг, а также бригадный генерал, который прилагал усилия по обходу действующих санкций. Тем не менее, согласно мнению некоторых обозревателей, расширение экономических санкций вовсе не свидетельствует об их ужесточении.

После принятия резолюции № 1803 незамедлительно последовала реакция со стороны иранского представителя в ООН Мохаммада Хазаи. По сообщению газеты «Эттемад», он обвинил Совет Безопасности в том, что «тот превратился в инструмент служения внешнеполитических целей ряда государств». Он утверждал, что ядерная программа Ирана носит сугубо мирный характер. По заявлению же американского представителя в ООН З. Халилзада, мирным намерениям Ирана можно будет поверить лишь после того, как страна выполнит положения Дополнительного протокола, а также прежние резолюции ООН. Как бы в оправдание своего участия в принятии резолюции представитель Китая в ООН заявил, что «целью резолюции является не столько наказание Ирана, сколько его поощрение вернуться к столу переговоров».

В свою очередь, пресс-атташе Министерства иностранных дел Ирана Мохаммад Али Хосейни заявил, что принятие резолюции № 1803 противоречит духу и положениям МАГАТЭ и, следовательно, не имеет какой либо ценности. А министр иностранных дел этой страны Манучехр Моттаки подчеркнул, что Иран не будет вести переговоры по своей ядерной программе после того, как Совет Безопасности принял новую резолюцию. «Я хочу заверить, — добавил министр, — что те, кто думает, что санкции доставят проблемы Исламской республике.., определенно ошибаются». Президент Ирана М. Ахмадинежад еще до заседания Совета Безопасности назвал принятие антииранской резолюции «выстрелом по престижу Совета Безопасности». Тогда на вопрос испанской газеты «Эльпаис»: что вы предпримите в случае принятия резолюции, Ахмадинежад ответил: «То же самое, что мы сделали в отношении прежней резолюции».

Вместе с тем нельзя считать, что противодействие Ирану ограничится только рамками Совета Безопасности, так как и в рамках МАГАТЭ, на чьи решения часто ссылается Иран, евротройка (Великобритания, Франция и Германия) намерена разработать проект резолюции, осуждающей Иран. Полагают, что резолюция может быть поддержана группой стран, определяющих политику атомного агентства. США, Канада, Австралия, а также Япония уже дали знать, что они поддержат инициативу евротройки. Следует заметить, что в тот же день, когда Совет Безопасности принимал резолюцию, в Вене началось очередное заседание Совета управляющих МАГАТЭ. На повестке дня заседания стоял вопрос о банке разведывательных данных, подтверждающих военный характер иранской ядерной программы. Как предполагают, заседание Совета управляющих продлится одну неделю. По заявлению некоторых дипломатов в Вене, будущая резолюция Совета управляющих МАГАТЭ будет тесно связана с новой резолюцией Совбеза ООН. В свою очередь, Иран опровергает обвинения в намерении создать ядерное оружие, однако скорее всего ему придется доказывать, что обличительные документы не соответствуют действительности.

Согласно сообщению иранской газеты «Афтаб», во мнениях членов Совета управляющих наблюдается раскол. Неприсоединившиеся страны настаивают на продолжение сотрудничества Ирана с агентством. Они считают, что расхождения во мнениях среди членов Совета по вопросу о принятии антииранской резолюции могут привести к расколу самого Совета и, наконец, к отказу Ирана от сотрудничества с МАГАТЭ. Вместе с тем выражается опасение, что позиция неприсоединившихся стран может внести коррективы в позицию европейских стран. В принципе, это действие инициативной группы можно расценить как неудовлетворенность западных стран деятельностью Генерального директора МАГАТЭ д-ра Эль-Барадеи.

В свою очередь, Иран, ссылаясь на резолюции МАГАТЭ, а также на последний доклад Эль-Барадеи (22 февраля с.г.), считает нелегитимным принятие очередной резолюции Совета Безопасности. Во время своего выступления представитель Ирана в ООН Мохаммад Хазаи заявил, что Иран имеет право на развитие мирной ядерной программы, в том числе на обогащение урана. «Великий иранский народ, — заявил он, — не согнется под нелегитимным давлением Совета Безопасности и будет защищать свои права». Согласно иранскому информационному агентству ИРНА, он заверил репортеров в том, что иранский народ никогда не откажется от своих законных прав на производство ядерной энергии.

Можно не сомневаться, что принятие резолюции № 1803 накануне парламентских выборов в Иране будет использовано правящими кругами в стране не только для сохранения неоконсервативного режима, но и для дальнейшего его ужесточения. Кстати, 6 марта, находясь в Тегеранском университете, один из высокопоставленных иранских клерикалов, ходжатолэслам Ахмад Хатами, прямо связал резолюцию Совета Безопасности с будущими выборами в законодательное собрание Ирана. По заявлению Ахмада Хатами, время для принятия резолюции было выбрано неслучайно. По его мнению, принятие резолюции должно было повлиять на ход выборов в меджлис. Председатель парламентской комиссии по безопасности Алаэддин Боруджерди также указал на связь между резолюцией и предстоящими восьмыми выборами в иранский парламент.

51.57MB | MySQL:101 | 0,338sec