К формированию коалиционного правительства Пакистана

Первая неделя весны в Пакистане была необычайно горячей – время бесконечных переговоров в поисках консенсуса партий-победителей на всеобщих парламентских выборах 18 февраля с.г. Конечная цель — формирование коалиционного правительства, с одной стороны, и борьба партий за каждого независимого кандидата, с другой. В настоящее время в Пакистане складывается принципиально новая расстановка политических сил.

Во-первых, никто не рассчитывал на мирное проведение избирательной кампании, а во-вторых, на мощную победу оппозиции. Уже первые результаты выборов вызвали в обществе всеобщее ликование.

Наибольшее количество мест в федеральную Национальную ассамблею/ НА набрала оппозиционная Пакистанская народная партия/ПНП. На втором месте — также оппозиционная Пакистанская мусульманская лига (Наваза Шарифа) ПМЛ (Н). На третьем – бывшая правящая Пакистанская мусульманская лига (Каид-и Азама)/ ПМЛ (К).

Выиграв большинство в Национальной ассамблее, Пакистанская народная партия, по Конституции, получает право, с одной стороны, сформировать коалиционное правительство с привлечением членов других партий, пропорционально их представительству в нижней палате парламента; с другой — предлагает на рассмотрение президенту (П. Мушаррафу) кандидатуру на пост премьер-министра страны.

Председателю ПНП Асифу Зардари, мужу Б. Бхутто, погибшей в результате террористического акта 27 декабря 2007 г., выпала крайне непростая задача – вести переговоры о сотрудничестве с бывшим оппонентом партии и политическим противником его погибшей жены – Навазом Шарифом. В конце 80-х – в 90-е годы и Б. Бхутто и М. Наваз Шариф дважды приводили свои партии к победе на парламентских выборах и, соответственно, занимали посты премьер-министров. Сегодня, после практически десяти лет аутсайдерства, они вновь в политике, но… в едином, правящем блоке. Это подобный альянс на парламентском уровне впервые за всю историю сосуществования двух партий.

Позиции победивших на выборах партий по отношению к президенту П. Мушаррафу принципиально разные. Если у ПМЛ (Н) открытое антагонистическое неприятие главы государства, то у ПНП нет подобного чувства и быть не может. Именно П. Мушарраф позволил вернуться Б. Бхутто в Пакистан, еще осенью 2007 г. подписав Указ о национальном согласии, согласно которому с нее снимались все обвинения в коррупции, предъявленные ей еще в период правления правительства Наваза Шарифа в 90-е гг.

Напротив, вся предвыборная кампания партии Наваза Шарифа прошла под знаком непримиримой борьбы с президентом П. Мушаррафом. Именно последний «снял» его с поста премьер-министра в октябре 1999 г., а в дальнейшем разрешил покинуть страну, заменив смертную казнь на политическую ссылку.

Помимо человеческой неприязни, Навазу Шарифу было что предъявить П. Мушаррафу – полуторамесячный режим чрезвычайного положения в Пакистане в ноябре— декабре 2007 г., последовавший арест судей, смерть Б. Бхутто и т.д. Именно популистская волна сыграла колоссальную роль в его избирательных речах и привела массы к избирательным урнам. И, как результат, возглавляемая им Пакистанская мусульманская лига (Н) стала второй по количеству набранных мест в Национальной ассамблее. Непримиримость Наваза Шарифа по отношению к президенту выражалась в непреклонной позиции отрицания любого сотрудничества с П. Мушаррафом. Председатель ПМЛ (Н) выдвигал несколько требований:

— отставка П. Мушаррафа с поста президента как основное требование для перехода Пакистана от военной к гражданской форме правления;

— восстановление в должности судей, уволенных за отказ подчиниться Временному конституционному указу, подтверждавшему легитимность введения чрезвычайного положения в конце 2007 г.;

— независимость правосудия;

— восстановление свободы печати;

— восстановление Конституции 1973 г. без поправок, принятых за годы правления администраций П. Мушаррафа (1999–2007);

— восстановление гражданских и конституционных прав и гарантий [1];

— пересмотр итогов и соответствие Конституции действий генерала П. Мушаррафа в период военной операции против Индии весной 1999 г. — так называемого Каргильского конфликта. Провал военной кампании тогдашний премьер-министр Наваз Шариф возложил на начальника штаба сухопутных войск генерала П. Мушаррафа (первые трения между первым государственным лицом и высшим военным чином начались именно с Каргила);

— легитимность действий генерала П. Мушаррафа в период военного переворота 12 октября 1999 г. и т.д. [2].

А. Зардари провел серию встреч с политическим оппонентом М. Навазом Шарифом. На финальных переговорах между ними стояли два основных вопроса: освобождение судей, арестованных во время режима чрезвычайного положения в ноябре 2007 г., на чем настаивал последний, и стремление сформировать коалиционное правительство в отведенный Конституцией временной период – основная цель председателя ПНП.

Жесткое требование Наваза Шарифа относительно судей имеет далеко идущие последствия. Озлобленные, «униженные и оскорбленные» судьи разных инстанций, многие из которых по настоящее время находятся под домашним арестом (включая И. Чоудхри, бывшего главного судью Верховного суда Пакистана) или в тюрьмах, это та мощная социально-правовая поддержка, которая так необходима экс-премьеру в его борьбе против президентства П. Мушаррафа. Помимо расширения сферы своих симпатий, Наваз Шариф начнет войну среди самих судей, войну различных толкований статей Конституции, войну бесконечную…

Несмотря на все разногласия, лидеры двух партий в начале марта с.г. подписали соглашение о создании коалиционного правительства и призвали президента П. Мушаррафа немедленно созвать парламент [3]. Согласно договоренностям, все уволенные судьи должны быть восстановлены в правах или в прежнем положении в течение 30 дней после формирования нового правительства путем принятия соответствующей парламентской резолюции. В свою очередь, Наваз Шариф согласился на то, чтобы представители его партии вошли в состав коалиционного правительства, хотя он лично не признает итоги президентских выборов 6 октября 2007 г. и право президента П. Мушаррафа возглавлять государство.

Но существовала еще одна договоренность между победителями парламентской гонки – А. Зардари не препятствует Навазу Шарифу формировать коалиционное правительство в Пенджабе, центральной и самой крупной провинции Пакистана, где ПМЛ (Н) получила 104 мест, в то время как ПНП и ПМЛ (К) – 79 и 68 соответственно [4].

«Парламентарии Пакистанской народной партии и Пакистанской мусульманской лиги (Н) согласились, что ПМЛ (Н) войдет в состав федерального кабинета министров, в то время как ПНП – в состав правительства Пенджаб», так начинается текст совместной Декларации партий [5].

В последние дни перед началом работы сессии парламента основная борьба политических партий развернулась за независимых кандидатов. Каждая партия стремилась усилить свое присутствие в Национальной ассамблее.

4 марта был последний день принятия решений независимыми кандидатами — какой политической партии они отдают симпатии с тем, чтобы Избирательная комиссия определила точное число мест для каждой политической партии в федеральной и провинциальных Национальных ассамблеях. Подобная процедура необходима для определения количества мест для женщин и меньшинств в законодательных органах власти страны. И хотя с «независимыми» прямо или через посредников вели переговоры все политические партии, в конечном итоге процесс не оказал решающего влияния на расстановку политических сил в будущем составе Национальной ассамблеи.

В настоящее время в Пакистане складывается своеобразный треугольник власти – президент П. Мушарраф, ПНП и ПМЛ (Н). Соблюдение векторов сдерживания и равноудаленности может обеспечить относительно спокойное выживание каждой из этих политических единиц. Но стоит парламентскому большинству — ПНП/ПМЛ Н — объединиться против президента П. Мушаррафа и попытаться его свергнуть (вопрос вопросов), проснется «дремлющая ненависть» бывших политических противников. Они «бодры и веселы» сегодня, когда гарантом возвращения в страну лидеров и ПНП, и ПМЛ (Н) стал опять-таки П. Мушарраф, выступающий сегодня гарантом их объединения.

Формирование коалиционного правительства ПНП / ПМЛ (Н) должно ответить на основные вопросы: развитие демократии, конституционных институтов, внешней политики и позиций П. Мушаррафа.

От степени согласованности, единства и последовательности действий коалиционного правительства сегодня как никогда зависит та тонкая грань, которая отделяет Пакистан от военно-гражданского и подлинно демократического общества.

1. Рakistan Тimes 05.03.08.

2. Pakistan Papers 03.03.08.

3. BBC 09.03.08.

4. Dawn 27.02.08.

5. Pakistan Times 09.03.08.

51.92MB | MySQL:101 | 0,357sec