Саммит ЛАГ в Дамаске: вновь о саудовско-сирийских отношениях

24 марта с.г. постоянный представитель Саудовской Аравии при Лиге арабских государств (ЛАГ) Ахмед Каттан в специальном заявлении для прессы объявил о том, что саудовский монарх, король Абдалла не примет участия в Дамасском саммите ЛАГ, работа которого должна пройти в сирийской столице 29–30 марта текущего года. В том же заявлении А. Каттан сообщил, что он возглавит делегацию своей страны на предстоящей встрече в верхах.

В тот же день на ставшем уже традицией заседании возглавляемого королем Абдаллой саудовского Совета министров (обычно эти заседания проходят еженедельно, по понедельникам) глава политического истеблишмента королевства подчеркнул, что «наилучшим способом противостоять вызовам, с которыми сталкивается арабское отечество и исламская нация, является честный и открытый подход к арабским и мусульманским проблемам, а также неукоснительное соблюдение положений достигнутых соглашений и заключенных договоров». В заявлении короля Абдаллы говорилось, что «путь к взаимодействию между арабскими странами должен пролегать через то, что их объединяет». По его словам, в этой связи «национальные интересы превыше внешнеполитических союзов и коалиций, а сами международные контакты призваны служить отечеству и нации». Наконец, в пресс-релизе последнего заседания саудовского Совета министров подчеркивается: «Принципы, лежащие в основе подходов королевства к событиям, развивающимся на палестинской арене, к происходящему в Ираке, где иностранное присутствие вступило в свой пятый год, к все еще сохраняющемуся размежеванию в братском Ливане, где отсутствует политическая стабильность, а самостоятельное национальное решение все еще не может быть принято, заключаются в том, что королевство неизменно поддерживает все, что содействует единству арабского мира и справедливому решению проблем исламской нации». В том же пресс-релизе заседания говорилось, что «посол Ахмед Абдель Азиз Каттан, постоянный представитель королевства при Лиге арабских государств, возглавит делегацию королевства на предстоящей встрече в верхах в Дамаске».

Едва ли не впервые в истории проведения саммитов ЛАГ саудовская делегация будет представлена на чрезвычайно низком уровне. Впрочем, эта ситуация не относится лишь к Саудовской Аравии. На состоявшейся 24 марта в Каире пресс-конференции египетского министра иностранных дел Ахмеда Абу Аль-Гейта глава внешнеполитического ведомства Египта подчеркнул: «Пока еще форма египетского участия в работе арабского саммита в Дамаске окончательно не определена, хотя Египет и примет в нем участие, содействуя его успеху». По словам А. Абу Аль-Гейта, «к сожалению, предстоящий саммит отягощен некоторым проблемами, среди которых, в частности, ливанская проблема». Далее он сделал совсем не оптимистический вывод: «Если саммит откроется при отсутствии или небольшом присутствии Ливана, если там не будет ливанского президента, то, на мой взгляд, не все арабские страны будут счастливы в связи с этим обстоятельством».

Однако заявление А. Абу Аль-Гейта было сделано еще до того, как из Бейрута поступили сообщения о том, что ливанский парламент перенес очередной тур избрания президента на 24 апреля. Кроме того, в свете сложившейся обстановки ливанский премьер-министр Фуад Синьора заявил об отказе своей страны участвовать в Дамасском саммите ЛАГ. Наконец, 24 марта, осуждая заявление Ф. Синьоры, глава движения «Хизбалла» шейх Хасан Насралла заявил: «Двери в Ливане останутся открытыми для всех политических инициатив, усилий и предложений до тех пор, пока саммит (дамасский. – Г.К.) остается местом решения или поиска механизма решения кризиса в Ливане, хотя некоторые и пытаются посеять тревогу и страх в отношении того, что может произойти после саммита. …Все мы настаиваем на политическом решении (в Дамаске. – Г.К.), все мы требуем предпринять политические усилия для вывода Ливана из кризиса». По мнению шейха Х. Насраллы, альтернативой «единства арабского мира и всех стран ислама», обеспечить которое и призван Дамасский саммит, станут «война Израиля против Ливана», «война Израиля против Сирии» и, конечно же, «война Америки против Ирана». Акцент, поставленный шейхом Х. Насраллой на «единстве всех стран ислама», не случаен. Для участия в работе саммита ЛАГ в сирийской столице (по инициативе сирийских властей) уже приглашен президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, «с благодарностью» принявший это приглашение.

Иными словами, неурегулированность положения в Ливане, одним из показателей которой является отсутствие консенсуса между основными политическими силами этой страны в связи с кандидатурой на вакантный пост президента, выступает в качестве основного повода для отказа главы саудовского политического истеблишмента принять участие в работе высшего форума ЛАГ. Впрочем, едва ли не такую же позицию занимает и Египет — по сообщению лондонской саудовской «Аль-Хайят», опубликованному 25 марта, «Египет и Саудовская Аравия считают, что обстановка, в которой должна открыться встреча в верхах в Дамаске, не будет содействовать ее успеху». Представители этих двух стран в каирской штаб-квартире ЛАГ уже заявили, что их «удивляет то упорство, с которым сирийцы стремятся задушить Ливан, не допустить избрания ливанского президента и решить кризис» в этой стране.

Тем не менее не стоит забывать, что в пресс-релизе последнего заседания саудовского Совета министров говорилось не только о Ливане, но и о положении на палестинских территориях, а также в Ираке. Проблема, конечно же, заключается (и об этом автор этих строк уже писал на сайте Института Ближнего Востока) в первую очередь в жестком саудовско-иранском противостоянии. Поводом для него выступают упоминавшиеся королем Абдаллой в ходе заседания возглавляемого им Совета министров королевства «внешнеполитические союзы и коалиции», которые отнюдь не призваны, как это вытекало из его слов, «служить отечеству и нации» и, более того, они превалируют над «национальными интересами» арабского мира. Обтекаемость выражений, которые использовал монарх, скрывала известный всем секрет – прочность и многообразие сирийско-иранских связей и контактов, а также стремление Ирана, используя эти контакты, играть на поле традиционной саудовской межарабской политики – в Ливане, Палестине и Ираке.

В течение последних дней саудовская пресса развернула беспрецедентно жесткую критику Сирии (хотя порой и избегала ее называть) и ее внутри- и внешнеполитического курса. Стоит привести в этой связи несколько наиболее ярких примеров.

24 марта эр-риядская «Ар-Рияд» поместила передовую статью под красноречивым названием: «Отсталость как цель». Ее автор был предельно откровенен: «Некоторые освободившиеся от оков колониализма и обретшие парламент, юриспруденцию и органы административного управления арабские страны неплохо начинали свое движение после получения независимости. Но достигнув свободы, они подверглись военным переворотам, сведшим на нет саму возможность их движения по пути прогресса». Эти слова могут быть отнесены к целому списку государств арабского мира, а не только к Сирии, однако статья в «Ар-Рияд» появилась, вне сомнения, в определенное время и в связи с четко поставленными перед ее автором задачами. Этот автор, конечно же, говорил о Сирии.

Далее он продолжал: «Там были установлены деспотические режимы, открывшие эру национализаций и огосударствления экономики. Местная пресса превратилась в лавку печатных товаров, где продается лишь то, за что платит заказчик – государство. … Местные партии стали придатком маргинальной демократии. … А власть принадлежит тем, кто, как и прежде, руководствуется принципами приверженности трайбализму, конфессионализму и регионализму, оставляя в стороне идеи тех партий, которые когда-то создавались ради того, чтобы все граждане этих стран стали бы в равной мере обладать правами и свободами». Ну, что ж, более не остается сомнений — передовая статья «Ар-Рияд» имеет в виду Сирию с ее баасистской Партией арабского социалистического возрождения и алавитским ядром этой партии. Сама идея статьи более чем четка — может ли режим, далекий от того, чтобы решить проблемы собственной страны и ее граждан, претендовать на выражение «общенациональных», «общеарабских» интересов?

25 марта та же «Ар-Рияд» опубликовала передовую статью под названием: «Враги собственного дела». В ней речь шла о палестинцах: «Печально наблюдать, — писал ее автор, — то, что происходит между двумя отрядами палестинского дела – ХАМАСом и ФАТХом. Комедия встреч и комедия заключаемых в ходе этих встреч никем не соблюдаемых договоров!» Итог, как отмечала газета, очевиден: «Потеря симпатий со стороны арабского и исламского мира, как и со стороны международного сообщества, создала ситуацию, когда речь более идет не о проблеме, а об очередном акте бессмысленного шоу». Суровые слова, произнесенные, кстати, в связи с принятием обеими палестинскими сторонами йеменской инициативы! Но кому, как не саудовцам и лично саудовскому монарху, известна подлинная цена межпалестинских договоренностей.

Однако палестинцы – не более чем предлог для автора цитируемой статьи. По его мнению, одним из наиболее существенных факторов, определяющих внутрипалестинскую ситуацию и, в частности, позицию ХАМАСа, выступает то, что его «руководители говорят не своим языком, а используют клише и заготовки, которыми их снабжают Дамаск и Тегеран». Иными словами, «лидеры ХАМАСа не самостоятельны в принимаемых ими решениях, как и не независимы». Справедливости ради, автор статьи в «Ар-Рияд» считает необходимым указать и на то, что «ФАТХ обвиняют в том, что он постоянно испытывает давление со стороны Америки и Израиля, требующих продолжения бойкота ХАМАСа». Но эта мысль оформляется им не столько утвердительно, сколько сослагательно: «Если будет доказано, что ФАТХ идет этим путем, тогда обе стороны окажутся равными с точки зрения потери ими ответственности и независимости принимаемого ими решения». Сирия и Иран (как и их союзник ХАМАС), таким образом, остаются основными виновниками продолжающейся палестинской трагедии.

Но что же сам Дамасский саммит?

25 марта выходящая в Лондоне саудовская газета «Аш-Шарк Аль-Аусат» опубликовала две статьи своих ведущих политических обозревателей, связанные с этим вопросам. Первая из них была написана главным редактором газеты Тариком Аль-Хамидом и называлась «Дамасский саммит: зачем там присутствовать?».

«Я не удивляюсь тому, что Королевство Саудовская Аравия приняло решение направить на саммит Лиги арабских стран в Дамаск своего постоянного представителя при ЛАГ. Вопрос заключается лишь в том, а зачем там присутствовать?» Как писал главный редактор «Аш-Шарк Аль-Аусат», «несколько дней тому назад сирийский министр иностранных дел Валид Аль-Муаллим заявил о том, что успех Дамасского саммита будет связан с тем, что он откроется в Дамаске в назначенное ранее время, несмотря “на все попытки давления и шантажа”». Иными словами, как считал Т. Аль-Хамид, «сирийский режим» все равно предложит собственную версию работы саммита, «провозгласит его успешным», «вне зависимости от того, кто примет участие в этом саммите». По его же мнению, «сирийцы ежедневно и еженощно внушают нам, что Дамасский саммит – это саммит общеарабской солидарности, но о какой солидарности они говорят? Означает ли солидарность, что одно из арабских государств (Ливан. – Г.К.) лишено возможности участвовать в этом саммите потому, что торпедируется возможность избрания его президента?» Далее поток вопросов, который ставил Т. Аль-Хамид, нарастал: «Означает, что солидарность – это приезд арабских лидеров в Дамаск для того, чтобы благословить новую сирийскую оккупацию Ливана во имя истории, географии, чести сопротивления и опасений в связи с противостоянием (Израилю. – Г.К.)? Разумно ли считать, что арабский саммит и совет Лиги арабских государств смогут считать идею и практику сотрудничества с Ираном более важными, чем сотрудничество между арабскими странами?»

По мнению главного редактора «Аш-Шарк Аль-Аусат», «политика – это, разумеется, интересы, а не чувства». Но, продолжал он, «отвечает ли арабским интересам оккупация одной арабской страны другой арабской страной? Разве арабские интересы соответствуют действиям одной арабской страны, убивающей другую арабскую страну, одно из государств – основателей Лиги арабских государств? Арабские интересы требуют предупреждения раскола одной из арабских стран изнутри, на основе внедрения туда вооруженных формирований и слуг Сирии и Ирана (речь, конечно же, идет о движении Хизбалла. – Г.К.)». Статья Т. Аль-Хамида завершается цитатой из заявления верховного муфтия «баасистской Сирии». Эту цитату он назвал «анекдотом»: «Приехать на Дамасский саммит – долг каждого арабского руководителя. Если кто-то из них без связанных с состоянием здоровья причин не приедет на саммит, то он – грешник». Что ж, в сирийской столице все были задействованы для того, чтобы как-то воздействовать на лидеров других стран арабского мира.

Вторая статья в «Аш-Шарк Аль-Аусат» была написана одним из ведущих политических аналитиков газеты – саудовцем Мшари Аз-Заиди и называлась «Саммит расставания». Ее автор подчеркивал: «Сирия с ее нынешней культурой власти и запросами этой власти движется в направлении, противоположном тому, каким движутся арабские страны, включая и два основных корабля арабского флота – Египет и Саудовскую Аравию». Это означает, что «будущий Дамасский саммит, который состоится в “трепещущем сердце арабизма (обычный арабский синоним Дамаска, подчеркивающий, что там возникла общеарабская национальная идея. – Г.К.)”, подчеркнет печальную истину — он не объединит арабов, а разъединит их». Почему этот саммит разъединит арабов? Потому, считает М. Аз-Заиди, что «режим Башара Асада сделал ставку на иранских мулл и на тегеранских стражей революции, перестав говорить по-арабски и мыслить, исходя из интересов арабов». Далее он говорил: «Ум, сердце и тело этого режима в долинах Хорасана и в горах Исфагана, а ведь это “баасистский” режим, заявляющий, что арабские заботы находятся в центре внимания его политической доктрины». Затем он продолжил: «Асад-сын – порождение баасистской культуры — совершил визит в хомейнистский Иран, порождение культуры фундаментализма», что лишь доказывает, по его мнению, что «арабский национализм и исламистский интернационализм – две стороны одной фальшивой монеты, если иметь в виду, куда приводят авантюры националистов и экспансия исламистов».

Главное же в его статье заключалось в другом обстоятельстве. М. Аз-Заиди подчеркивает: «Сирия в контексте тех ставок, которые делает режим Башара Асада, не сможет заставить Саудовскую Аравию и Египет принять иранское руководство регионом. Она не сможет это сделать ни с помощью медоточивых речей, ни с помощью обещаний, которые она никогда не выполнит, ни с помощью запугивания ливанцев. Саудовскую Аравию, Египет и всех арабов, с одной стороны, и президент Башара Асада, с другой, разделяют глубокие расхождения». Если у Сирии будут «развязаны руки», то, задает вопрос автор цитируемой статьи, «что тогда останется от Лиги арабских государств, кроме ее лозунгов, ее штаб-квартиры, голоса и улыбки Амры Мусы (генерального секретаря ЛАГ. – Г.К.)?» Этот вопрос, как считает М. Аз-Заиди, «стоило бы поставить накануне открытия Дамасского саммита, саммита расставания».

Иными словами, «свободная» саудовская пресса четко и недвусмысленно объяснила все дипломатические недомолвки и умолчания саудовского монарха и возглавляемого им Совета министров королевства.

42.91MB | MySQL:87 | 0,724sec