Индонезия и Саудовская Аравия. Грани соперничества

24 марта с.г. саудовский монарх выступил с заявлением. Перед этим монарх поблагодарил тех, кто предпринимает усилия ради сближения ислама и других монотеистических религий, что, по его словам, «отвечает интересам всего человечества». В этой связи саудовский монарх сообщил, что хотел бы поделиться мыслью с представителями всех монотеистических религий о предложении собраться вместе с их братьями по искренней вере, поскольку все, исповедующие эти религии, обращаются к единому Господу. Объясняя идею заявления, король отметил: «Сегодня человечество находится в состоянии кризиса. Этот кризис преступил все рамки дозволенного разумом, моралью и гуманностью». Все эти проявления кризиса, как отметил король Абдалла, «недопустимы для представителей всех богооткровенных религий – для верующих в Коран, в Тору и в Евангелия».

Саудовский монарх подчеркнул, что намеревается организовать несколько, а не одну, конференций, прежде всего для братьев-мусульман различных стран мира, чтобы обсудить складывающуюся ситуацию, ”а затем мы будем встречаться с нашими братьями – представителями других религий, которые я назвал, – с приверженцами Торы и Евангелий. Мы будем собираться с ними, чтобы вместе выработать меры, способные сохранить человечество, движущееся ныне в небытие”. …”Я обращусь в Организацию Объединенных Наций с предложением провести межрелигиозную конференцию. Надеюсь, что в ней примут участие и представители неавраамических религий, но нашу надежду мы возлагаем прежде всего на приверженцев Торы, Евангелий и Корана” [1].

Заявление монарха беспрецедентно и в силу того обстоятельства, что король Абдалла – первый саудовский властитель, выступивший с инициативой широкого межконфессионального диалога. Саудовский монарх явно намерен предстать перед своими подданными, да и перед всем мусульманским миром как пример для подражания. Но не служат ли изложенные инициативы уже примером для подражания, вплоть до обращения за поддержкой в ООН, для самого саудовского короля?

Нечто подобное уже прозвучало из уст президента Индонезии Сусило Бамбанга Юдхойоно на саммите организации «Исламская конференция» (ОИК) 13-14 марта с.г. в Сенегале. Там индонезийский лидер выступил с программным заявлением. Он призвал участников этого объединения повысить свою роль в обеспечении мира и безопасности, а также искоренении бедности. По его мнению, для этого есть все предпосылки, включая 70% мировых запасов энергоресурсов и 40% экспорта сырьевых материалов, приходящихся на исламский мир. Явный кивок и упрек в сторону Саудовской Аравии и других нефтедобывающих арабских стран, средства которых в значительной степени направляются на инвестирование экономик западных стран. Президент подчеркнул, что, располагая внушительными финансовыми возможностями, исламский мир не в состоянии решить собственные проблемы, включая вооруженные конфликты, что явно отражается на его имидже в глазах мировой общественности. “Мы должны привлечь мировое сообщество на свою сторону посредством межрелигиозного диалога, не взирая на различия культур и социальных условий”, — сказал индонезийский президент, сообщив при этом, что, реализуя эти идеи, правительство его страны уже проводит соответствующие мероприятия совместно с правительством Норвегии [2].

Проблеме исламофобии, ассоциировании ислама и терроризма в общественном мнении Запада в выступлении индонезийского президента было посвящено особое внимание. Для решения указанных проблем, по его мнению, нужно совершенствовать управление странами, входящими в ОИК, и ликвидировать дефицит демократии. Это путь к снятию напряженности и вытекающих из нее конфликтов. Решение этих проблем лежит также, по мнению президента, в диалоге – межрелигиозном, межцивилизационном, между поборниками различных культур. Это актуально для отдельных стран и взаимоотношений между странами. Но этот путь требует взаимного уважения и терпимости. Выступление индонезийского президента на саммите ОИК было поддержано Генеральным секретарем ООН Пак Ги Муном. Он, в частности, заявил, что ООН и ОИК должны “идти рука об руку” по пути отрицания отождествления ислама и терроризма [3].

Далее генсек ООН отметил, что усилия, предпринимаемые ОИК по наведению мостов между различными цивилизациями, являются еще одним шагом по налаживанию плодотворного сотрудничества между ООН и ОИК. В незримом соперничестве с Саудовской Аравией за свое более престижное место в исламском мире Индонезия оказалась на высоте положения. Совпадение инициатив Индонезии и Саудовской Аравии по налаживанию межцивилизационного диалога отнюдь не является совпадением их взглядов и интересов. Это скорее соперничество за приоритет идеи, которая может оказаться весьма перспективной в последующем развитии событий в исламском мире и удержании нитей по их контролю. Уже не впервые в этом состязании Индонезия оказывается на полшага впереди Саудовской Аравии. Очередной эффектный шаг индонезийской дипломатии был достигнут на саммите наиболее популярного и весомого объединения мусульман всего мира — ОИК, и это придает отмеченным событиям особую значимость. Надо отметить и тот настрой, с которым на саммит ОИК приехала индонезийская делегация.

Перед визитом президента Индонезии Юдхойоно в Сенегал в индонезийской прессе богословами и аналитиками активно обсуждается вопрос о том, что “Индонезия должна внести свежую кровь в безжизненную деятельность этой организации”. Это происходит явно не без подсказки президента страны. Становится очевидным, что этот вопрос давно не давал покоя индонезийскому президенту.

Деятельность ОИК подвергается многочисленным нападкам в индонезийской прессе. Ректор Государственного исламского университета Индонезии Азумарди Азра заявил, что ОИК “слепа и безжизненна”. И добавил: “Это скорее форум для пересудов, а не для решения острейших проблем исламского мира, таких как палестинская проблема, которая возникла из-за того, что определенные члены этой организации склоняются в сторону Запада, в частности, Саудовская Аравия и ряд эмиратов Персидского залива”. По словам индонезийского богослова, ОИК делится на три группы: радикалов, сторонников Запада и умеренных, включая Индонезию и Малайзию. Исторически, утверждает Азумарди Азра, в ОИК доминируют арабские страны, и это создает для неарабских стран проблемы равноправного участия в ее работе. Индонезия же с ее умеренными взглядами и сдержанными подходами к решению международных проблем могла бы стать определенным буфером в отношениях между радикалами и сторонниками Запада, а также смягчить трения в отношении арабов и прочих мусульман.

Председатель крупнейшего в стране объединения мусульман “Нахдатул Улама” Масдар Масуди заявил, что при выработке решений ОИК нередко учитываются интересы и взгляды лишь отдельных стран и исламский мир нуждается в порядочной стране, которая могла бы заполнить пустоту в руководстве этой организации. Известный политический обозреватель Индонезии Деви Фортуна Анвар, часто освещая официальные взгляды или намерения, отметила исключительно благотворную роль в мировой политике и исламском мире Юдхойоно как лидера крупнейшей страны мусульманского мира, придерживающейся спокойного и взвешенного курса в международных отношениях. Пресс-атташе президента заявил, что Индонезия надеется на то, что уже давно назревший пересмотр деятельности ОИК может значительно улучшить ее работу. При этом недвусмысленно рекомендуется решение этой проблемы с приоритетным участием Индонезии [4].

Надо признать, что критика в адрес ОИК разворачивалась не на пустом месте. В основе текущих противоречий уммы и ОИК лежат ставшее совершенно очевидным ослабление руководящих, координационных и объединительных функций по отношению к мусульманскому миру со стороны его традиционного центра – арабской составляющей и разворачивающееся на этом фоне стремление исламской периферии к переделу в нем сфер влияния. Критический и наступательный настрой Индонезии в отношении арабского мира и, в частности, в отношении Саудовской Аравии не мог пройти незамеченным для саудовского истеблишмента. Здесь, видимо, кроется одна из причин отмеченных выступлений короля Абдаллы. При этом он явно намерен использовать свои собственные козыри.

Важен аспект инициативы короля Абдаллы, имеющий непосредственное отношение к процедуре проведения предлагаемых им межрелигиозных конференций. Нет никакого сомнения в том, что сторона, принимающая или спонсирующая их проведение, стремится оказать свое воздействие на состав участников тех или иных встреч. Иными словами, соперничество Индонезии и Саудовской Аравии далеко не закончено. Последняя имеет практически неограниченный финансовый ресурс, а Джакарта не скупится на инициативы.

1. iimes.ru, 27.03.2008.

2. ANTARA News, 15.03.2008.

3. Jakarta Post, 03.15.2008.

4. Jakarta Post , 03.10.2008.

43.86MB | MySQL:92 | 1,043sec