О возможном обострении миграционного кризиса между Турцией и ЕС после окончания пандемии коронавируса

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и министр внутренних дел Сулейман Сойлу в последние недели несколько раз неоднократно предупреждали Европейский союз о том, что новый поток беженцев будет иметь место в постпандемическую эпоху, если требования Анкары, включая безвизовый режим для турецких граждан и новую торговую сделку, не будут выполнены. Как полагают некоторые европейские эксперты, публичные высказывания предполагают, что правительство президента Реджепа Тайипа Эрдогана намерено использовать проблему беженцев в своих отношениях с ЕС, чтобы добиться уступок в текущих переговорах с Брюсселем. 24 мая Чавушоглу дал интервью местному телеканалу Alanya DIM TV, вещающему через интернет, и ответил на вопросы о внешней политике Турции и усилиях по улучшению туристического сектора, пострадавшего от пандемии COVID-19. «Мы стали свидетелями замедления [потока беженцев] из-за пандемии. Мы, однако, должны были послать это сообщение [в ЕС]: если вы используете пандемию как предлог не сотрудничать с Турцией, вы не можете постучать в нашу дверь, когда пандемия закончится», — сказал Чавушоглу. «Были мигранты, которые хотели добраться до греческой границы, но их поток замедлился из-за пандемии. Я говорю это не для того, чтобы угрожать [ЕС], но они снова направятся [в сторону Европы]». Это заявление он сделал через несколько часов после телефонного разговора с верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Боррелем 23 мая. Согласно заявлению Борреля, во время разговора они обсудили «ситуацию на Ближнем Востоке и двусторонние отношения между ЕС и Турцией». В телеинтервью от 12 мая компании АКИТ ТВ, который считается обозревателями правительственным рупором, Чавушоглу уже подчеркивал тот факт, что «политика открытых дверей» Турции продолжается. «Наша политика открытых дверей продолжается. Мы никогда его не закрывали. Конечно, любой, кто хочет идти, может идти; мы не ставим никаких препятствий на их пути. Но из-за пандемии коронавируса, естественно, люди не собираются, и она замедлилась». «Соглашение должно быть пересмотрено. Такой подход, как «я заплачу за это, но мигранты останутся в вашей стране», является неправильным. Как неоднократно заявлял высокий представитель Боррель на нескольких площадках, включая Европейский парламент, это всеобъемлющее соглашение. В эти трудные времена мы поняли, что нуждаемся друг в друге, но ЕС больше нуждается в Турции. Я не говорю этого как министр иностранных дел Турции, но это реальность», — сказал Чавушоглу.
Напомним, что 18 марта 2016 года Европейский совет и Турция достигли соглашения, направленного на прекращение потока нелегальной миграции через Турцию в Европу. В рамках этой сделки Турции было обещано 6 млрд евро финансовой помощи, которая будет использована турецким правительством для финансирования проектов по оказанию помощи сирийским беженцам. В конце февраля с. г. Турция разрешила проход беженцев в Европу через свои западные границы, которые оставались открытыми до начала пандемии COVID-19. Отвечая на вопрос журналиста Кристиана Фейланда, главы Ассоциации иностранных СМИ, базирующейся в Стамбуле, Чавушоглу подчеркнул, что Турция полностью выполнила свои обязательства по соглашению ЕС-Турция о беженцах. «Турция полностью выполнила свои обязательства по миграционному соглашению. Я советую Кристиану прочитать полный текст соглашения. Затем он может проинформировать нас о тех обязательствах, которые были выполнены и которые не были выполнены ЕС. Вы увидите несправедливость по отношению к Турции», — сказал он. Он также коснулся инициативы ЕС-Турция, которая была принята во время визита в Брюссель президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана 9 марта 2020 года. Согласно плану, команды, возглавляемые Чавушоглу и Боррелем, будут работать над уточнением хода осуществления сделки. «Если бы это было в ЕС, Турция могла бы вести более сильную борьбу [против COVID-19]. Несколько государств-членов подвергли критике ЕС в связи с этой пандемией. Солидарность была поколеблена. Продвинутые отношения идут на пользу всем. Мы должны пересмотреть соглашение о миграции. Соглашение о Таможенном союзе также должно быть пересмотрено. Визовая либерализация должна быть обеспечена. Мы должны быть более решительными в борьбе с терроризмом. Есть много общих шагов, которые необходимо предпринять, и мы с этой целью инициировали план совместной работы с Боррелем после визита президента Эрдогана в Брюссель. Я надеюсь, что мы сможем добиться прогресса в этом отношении», — сказал Чавушоглу. При этом напомним, что во время визита в марте лидеры ЕС предупредили Эрдогана о необходимости соблюдать условия предыдущей сделки по удержанию мигрантов подальше от границ Европы. После этой встречи турецкий президент предпочел направиться прямо в аэропорт, а не на пресс-конференцию с президентом Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен и председателем Европейского совета Шарлем Мишелем. Сам по себе такой демарш означает отсутствие всякого прогресса на переговорах. В конце февраля президент Р.Т.Эрдоган объявил, что Турция открыла свои границы с Грецией для мигрантов и беженцев, после чего Афины фиксировали растущий приток беженцев вплоть до начала пандемии. Основным архитектором этого процесса был министр внутренних дел Турции Сойлу, который координировал поток беженцев в Грецию и Болгарию. Выступая на канале CNN Türk 4 марта, Сойлу подчеркнул, что беженцы, которые пересекают границу в Европу, вскоре превысят миллион и что европейские правительства падут «из-за экономической дестабилизации», добавив, что Турция позволит всем несирийским беженцам, включая тех, кто прибыл из Ирана, Пакистана, Афганистана, Бангладеш, Алжира, Марокко и Африки, также отправиться в Европу. 18 марта турецкое правительство объявило, что оно закроет свои границы со странами ЕС Грецией и Болгарией из-за COVID-19. Однако 27 марта Сойлу предупредил, что мигранты, направляющиеся в Европу, смогут вернуться на греко-турецкую сухопутную границу, как только пандемия отступит. Как заявил министр тогда: «Мы сделали это в качестве меры предосторожности. Мы должны были это сделать. Однако пока никто не должен чувствовать себя комфортно по этому поводу. Когда эта пандемия закончится, тот, кто захочет поехать в Пазаркуле [турецко-греческая пограничная зона], мы не скажем «НЕТ»».
Таким образом, надо констатировать, что вероятность резкого обострения миграционного кризиса после окончания вспышки пандемии вполне вероятна. Этот сценарий обусловлен динамикой развития ситуации в Средиземноморье в связи с турецким бурением на шельфе и ливийским досье. И он вполне вероятен, даже несмотря на то, что Банк развития Совета Европы (КСР) одобрил две недели назад кредит в размере 200 млн евро для поддержки ответных мер Турции на пандемию COVID-19 и укрепления сектора здравоохранения страны в контексте продолжающегося кризиса. «Кредит для финансирования государственного сектора в размере 200 миллионов евро направлен на поддержку турецкой системы здравоохранения в борьбе с распространением и последствиями COVID-19, чтобы обеспечить доступность медицинских услуг путем предоставления необходимого медицинского лечения, материалов и оборудования», — говорится в заявлении КСР со ссылкой на Турцию. КСР — не единственный европейский институт, оказывающий поддержку Турции в условиях кризиса COVID-19. В прошлом месяце Европейский союз объявил, что он закупает мелкомасштабную инфраструктуру здравоохранения и оборудование на сумму 90 млн евро для борьбы Турции с пандемией в рамках фонда ЕС для беженцев в Турции (FRiT). В июне 2018 года КСР подписал грантовое соглашение с турецким правительством на строительство новой государственной больницы в Килисе, южной турецкой провинции, граничащей с Сирией, финансируемой ЕС в рамках программы FRiT. Килис является домом для самого большого процента сирийских мигрантов в Турции, и население города за последние годы увеличилось более чем вдвое, что создает значительную нагрузку на государственные службы, включая здравоохранение. FRiT был создан в 2015 году в ответ на призыв Европейского совета о значительном дополнительном финансировании для поддержки сирийских беженцев в Турции. Она управляет мобилизацией 6 млрд евро двумя равными траншами по 3 млрд евро каждый. В этой связи снова рискнем предположить, что попытка Брюсселя откупиться по сути от Анкары исключительно в рамках вливаний на поддержку исключительно сирийских беженцев не сработает. Анкаре явно нужны помимо финансовых траншей более фундаментальные уступки со стороны Брюсселя в рамках, если говорить по существу, реальных шагов по инкорпорации Турции в ЕС. А к этому сценарию и даже уступкам на этом направлении в Брюсселе точно сейчас не готовы.

52.77MB | MySQL:104 | 0,354sec