«Национальный вопрос» Турции в Восточном Средиземном море. Часть 4

В начале 2020 года в Турции была опубликована книга под заголовком «Борьба за раздел Восточного Средиземного моря и Турция».

Следует считать это издание первым среди серьезных в Турции, посвященных Средиземноморской проблематике, являющейся для Турции второго десятилетия 21-го века подлинно «национальным вопросом».

Мы не раз писали о том, что доступ Турции к собственным месторождениям природного газа или же к месторождениям газа, (формально) принадлежащим Турецкой Республике Северного Кипра, кардинально меняет состояние турецкой экономики: чуть ли не автоматически решаются вопросы отрицательного баланса по текущим операциям турецкого бюджета, отрицательного сальдо внешней торговли, энергетической зависимости от внешних поставщиков (надо понимать под этим, прежде всего, зависимость от России) и т.д.

Более того, Турция может получить собственный финансовый рычаг, с помощью которого она будет в состоянии реализовывать различные масштабные проекты, нехватки в которых не наблюдается. Достаточно, в этом смысле, отметить лишь сооружение Канала «Стамбул», который можно считать приоритетным национальным проектов для Турции в наши дни.

Самое главное, что, пожалуй, стоит понимать отечественным читателям – это то, что сегодняшняя Турция – это идеологизированное и настроенное крайне решительно государство, целью которого является внешняя экспансия. Для решения этой амбициозной задачи необходимо иметь экономический рычаг. Мощный импульс турецкой экономике дал распад СССР и образование новых независимых государств, но этот импульс к настоящему времени уже иссяк. Энергоносители Восточного Средиземноморья могут стать мощным драйвером турецкой экономики (читай и турецкой политики) на обозримую перспективу. И этот драйвер, помимо всего прочего, может иметь для страны ещё и значение в смысле финансирования своих экспансионистских объединительных инициатив в регионах воих стратегических интересов.

Итак, к настоящему моменту, невзирая на свою относительную свежесть, рассматриваемая нами книга, посвященная Восточному Средиземноморью, как «национальному вопросу» в Турции, пережила уже несколько переизданий. Автором книги стал Джихат Яйджи – вице-адмирал ВМФ Турции, который ушел в отставку лишь 18 мая 2020 года, в связи с обвинениями в его связях с так называемой «террористической организацией Фетхуллаха Гюлена» или, в турецкой аббревиатуре, FETÖ.

Продолжаем рассматривать издание. Часть 3 нашей статьи опубликована на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=69898

Напомним, что остановились на одностороннем установлении своей исключительной экономической зоны в Средиземном море со стороны Республики Кипр с началом ведения геологоразведочных работ и добычей природного газа.

Эти действия, как подчёркивается турецким автором, нарушили законные права не только самой Турецкой Республики, но и права Египта и Израиля. Причем, как можно понять турецкого автора, и египетское руководство и израильское руководство свои ошибки к настоящему времени уже осознали. И эти ошибки имеют вполне осязаемый экономический эквивалент: если бы две упомянутые страны пошли бы по пути достижения договоренностей не с Республикой Кипр (которую турецкие авторы неизменно именуют как «Греческая администрация Южного Кипра» — В.К.), а с Турецкой Республикой, как того требует, по мнению турок, международное законодательство, то они бы «приросли» крупными запасами природного газа, которые в настоящее время получила в свое распоряжение Республика Кипр. Разумеется, аналогичным образом, Республика Кипр нарушила, по словам турецкого автора, и законные права Турецкой Республики и турок, проживающих на территории острова Кипр.

В результате, Турция, после более чем десятилетия, своего достаточно пассивного поведения в Восточном Средиземноморье (заметим, что Турция – это одна из немногих стран, которая никак не обозначила в соответствии с нормами Морского права зону своего влияния в регионе – В.К.), приступила к активным действиям. В частности, страна направила соответствующее уведомление в Генеральный Секретариат ООН 18 марта 2019 года и сообщила о том, что геологоразведочное судно «Фатих» приступило к работе на континентальном шельфе Турции.

Действия «Греческой администрации Южного Кипра» характеризуются турецким автором как «безрассудные». Вот, собственно, как Республика Кипр действует в регионе: 26 января 2007 года, страна приняла закон, в соответствии с которым обозначила свою исключительную экономическую зону в Восточном Средиземноморье. В этой зоне было выделено 13 лицензируемых участков для разведки и добычи энергоносителей. Вслед за этим, были объявлены три тура международных конкурсных процедур на получение лицензий. Торги были проведены в мае 2007 года, в декабре 2012 года и в марте 2017 года. В частности, права на участок под номером 12 были получены американской компанией Noble Energy.

Как указывается турецким автором, незаконная деятельность Республики Кипр по выдаче лицензий и по геологоразведочным работам в регионе, направленная против Турции, ведется РК в сотрудничестве с Грецией, ЕС, США, Францией и Италией.

В частности, в ряду самых последних событий в регионе, следует отметить заключение соглашения 17 сентября 2019 года между итальянской компанией Eni и французской компанией Total о сотрудничестве в рамках лицензий, выдаваемых со стороны Республики Кипр. Указанное сотрудничество предусматривает разделение долей в обнаруженных месторождениях следующим образом.

На участке №7: компании Eni и Total имеют равные доли по 50%.

Кроме того, на участках №2, 3, 8 и 9, разделение долей между Total и Eni будет составлять 20% — 40%. Кроме того, 20% участков 2, 3 и 9 принадлежат корейской компании Kogas. Как сообщается в открытых источниках, сейчас консорциальное соглашение между компаниями Eni и Total предусматривают 6 скважин. Всего же, в течение двух лет, предусматривается бурение 9 скважин.

Как указывается турецким автором, участок №7 частично находится в границах исключительной экономической зоны Турции. Кроме того, участки 2, 3, 8 и 9 относятся к Турецкой Республике Северного Кипра. И работы на них осуществляются со стороны турецкой нефтяной компании ТРАО в рамках выданной лицензии.

Результатом вышеупомянутых соглашений, а также того факта, что Total еще принадлежат права на разработку участков №6 и 11, стало заметно выросшее влияние французской компании как в регионе, так и, в принципе, в мировом ТЭК. Параллельно с этим наблюдался рост активности Франции в регионе, направленной на государственное сопровождение этой коммерческой деятельности.

В смысле увеличившейся активности Франции в регионе, автор говорит о следующем:

  • На множестве платформ Франция, к настоящему времени, уже заявила о том, что она поддерживает Республику Кипр в вопросе определения зон морского влияния.
  • Франция демонстрирует усилия по тому, чтобы модернизировать морскую базу, расположенную в Мари, и через это укрепить свое присутствие в регионе.
  • Подтверждением намерений Франции в регионе является то, что страна проводит, совместно с Республикой Кипр, регулярные поисково-спасательные учения, а также осуществляет совместные программы подготовки военнослужащих.

Касательно упомянутых выше соглашений, 19 сентября 2019 года Министерство иностранных дел Турции выступило с официальным заявлением. В котором, в частности, отмечается следующее:

  • Прежде всего, отмечается тот факт, что участок №7 находится на турецком континентальном шельфе. Подчеркивается, что Турция неоднократно официально заявляла и доводила до сведения международного общественного мнения эти права. Соответствующие уведомления были официально направлены в ООН.
  • Турция не даст возможность никакой стране, компании или судну осуществлять незаконную деятельность по разведке энергоносителей в своей морской зоне. Турция продолжит предпринимать меры, направленные на то, чтобы отстаивать свои права и интересы в регионе.
  • Такого рода действия (предпринимаемые в одностороннем порядке – В.К.) со стороны Республики Кипр не способствуют миру и стабильности в регионе. Республика Кипр продолжает настаивать на том подходе, который игнорирует права Турции и ТРСК на природные ресурсы вокруг острова Кипр.
  • Турция не допустит никакой геологоразведочной деятельности со стороны компаний, который опираются на выданные им со стороны Республики Кипр лицензии, на своем континентальном шельфе.

Как отмечается автором, позиция Республики Кипр по своей исключительной экономической зоне в Восточном Средиземноморье не принимается со стороны Турции по двум причинам.

Первая причина заключается в том, что заметная часть территории, претензии на которую заявляет Республика Кипр пересекается с территориями, которые Турция считает принадлежащими себе по праву.

Вторая же – в том, что, действуя так в одностороннем порядке, Республика Кипр заявляет о себе, как о единственной и легитимной стороне, которая представляет остров Кипр. При этом греческие киприоты игнорируют наличие Турецкой Республики Северного Кипра с её правами и интересами.

От себя заметим и тот факт, что, все это время, пока продолжается тяжба между Грецией – Кипром и Турцией – ТРСК, турецкая сторона выступает с предложением сначала решить «корневую проблему». А именно, речь идет о том, чтобы сначала решить вопрос кипрского урегулирования между турецкой и греческой частями острова. А потому же перейти к тому, чтобы заниматься разделом месторождений на основе достигнутого решения между РК и ТРСК.

При этом автором отмечается ещё одно обстоятельство: деятельность Республики Кипр направлена на то, чтобы запереть Турцию в регионе Восточного Средиземноморья в районе залива Антальи. И этот подход находит поддержку со стороны ряда европейский университетов. Примером этого подхода автор называет Университет Севильи и карту, подготовленную с его стороны, где границы исключительных экономических зон прочерчены в интересах Республики Кипр.

Следующей страной, чей подход к проблеме Восточного Средиземноморья автором в своей книге подробно разбирается, является Греция.

И в этой публикации и в других, мы не раз говорили о том, что две страны – Турция и Греция, невзирая на то, что они обе входят в Североатлантический альянс НАТО, являются региональными конкурентами. Причем, по всему периметру их границы (как морской, так и сухопутной – В.К.) между странами наличествуют серьезные проблемы.

Помимо энергоносителей Восточного Средиземноморья, можно упомянуть в этом смысле ещё и проблему раздела островов Эгейского моря, а также регулярно возникающие кризисы на турецко-греческой границе из-за беженцев (с попытками незаконного пересечения беженцами морской границы Греции, а также с открытием Турцией сухопутной границы для беженцев в направлении Греции – В.К.). Более того, сюда надо добавить регулярные взаимные нарушения воздушного пространства. А также тот факт, что греческий суд отказался выдавать турецких военнослужащих, сбежавших в Грецию, после неудачной попытки военного переворота, предпринятой в ночь с 15 на 16 июля 2016 гола.

Однако, в контексте нашей темы, бывший вице-адмирал Д.Яйджи указывает на то, что Греция является примером ещё одной, после Республики Кипр, страны с кем у Турции есть серьезные разногласия.

Как указывается автором, наряду с «незаконными и необоснованными заявлениями со стороны Греческой администрации Южного Кипра», Греция берет за основу линию, соединяющую острова Крит, Карпатос, Касос и Мейисти. И проводит переговоры с Республикой Кипр, Египтом и Ливией относительно объявления своей исключительной экономической зоны. Как подчеркивается турецким автором, прочерчиваемая Грецией исключительная экономическая зона, в значительной мере, пересекается с турецкими требованиями.

Другим заметным направлением деятельности Греции является то, что она прилагает все усилия к тому, чтобы ограничить извлечение Турцией выгод из добычи энергоносителей и из рыболовства. А также сформировать негативный образ Турции в глазах международного общественного мнения (надо сказать, что, как можно судить, исходя из заявлений США и ЕС, направленных против Турции и обещающих даже ввести антитурецкие санкции, этот греческий подход приносит свои плоды – В.К.).

Греция уже начала свои двусторонние контакты с Египтом и с Ливией, однако, как отмечает бывший турецкий вице-адмирал, пока они не увенчались достижением договоренностей. Аналогичным образом, для заключения соглашения с Республикой Кипр о разграничении зон влияния, Греция все ещё дожидается подходящей конъюнктуры. Однако, и без заключения соглашения, как пишет турецкий автор, Греция уже открыла дискуссию в своем Парламенте о своей исключительной экономической зоне.

Как отмечается турецким автором, если двусторонние соглашения между Грецией и Египтом увенчаются успехом, то не будет неожиданностью и объявление свободной экономической зоны уже и со стороны Египта. В конце концов, Греция уже приняла необходимые поправки к национальному законодательству, обеспечивающие возможность объявления своей исключительно экономической зоны. Единственное, что, в этом смысле, осталось сделать Греции – это непосредственно объявить о своей исключительной экономической зоне.

Что же до Израиля, то он поддерживает греческую позицию по исключительной экономической зоне. Эта позиция, к примеру, как пишет турецкий автор, прослеживается на некоторых картах региона, публикуемых в Израиле. Именно поэтому в Турции альянс четырех стран, включая Грецию – Республику Кипр – Израиль – Египет нередко называют так называемым «газовым консорциумом», который нарушает законные интересы Турции и Турецкой Республики Северного Кипра.

Более того, в Греции, как пишет автор, время от времени, говорят о том, что исключительная экономическая зона Греции является продолжением исключительной экономической зоны Республики Кипр. В наши дни академические круги двух стран продолжают дискуссии по этому вопросу.

Греция предпринимает ряд шагов и в Адриатическом море и южнее острова Крит. Как указывается турецким автором, внутренние проблемы Ливии воспринимаются в Греции в качестве возможности для себя. В частности, в 2014 году Греция объявила международный конкурс на осуществление геологоразведочных работ на юге Крита и в Ионическом море.

Эти границы обратили на себя внимание отставного турецкого вице-адмирала нижеследующим.

Прежде всего, Грецией был применен принцип средней линии, а острова объявлены исключительной экономической зоной. Это прослеживается как в соглашении, подписанном Грецией с Албанией 27 апреля 2019 года и в греческо-итальянском соглашении, подписанном в 1980 году. Впрочем, попытки по разграничению зон влияния с Албанией были аннулированы со стороны албанского Конституционного суда. Границы между Ливией и Критом определены Грецией в одностороннем порядке.

Следовательно, как отмечается автором, если придерживаться нумерации Греции и Кипра, то, исходя из международного права, участки №15 и 20 должны отойти Ливии (20-й участок полностью и 15) и Турции (участок №15 – частично).

Таким образом, как пишется турецким автором, получается, что Греция, неприкрытым образом, нарушает законные права и Турции и Ливии.

52.8MB | MySQL:111 | 0,355sec