О факторах влияющих на ход иракско-американского стратегического диалога

Должностные лица США и Ирака обсудят в ходе стартующего 10 июня двустороннего стратегического диалога вопросы актуальные вопросы взаимодействия в сферах политики, безопасности, энергетики и культуры. Об этом сообщил 9 июня  журналистам госсекретарь США Майкл Помпео. «Правительство Ирака согласилось на стратегический диалог [с США], предложенный в апреле. Он начинается завтра (в четверг — прим. ТАСС). Заместитель госсекретаря [по политическим делам] Дэвид Хейл будет вести эти обсуждения вместе с представителями министерств обороны, финансов, энергетики и других ведомств, а также их иракскими коллегами», — сказал шеф американской дипломатии. По его словам, дискуссии пройдут в рамках, установленных «предыдущим диалогом на основании соглашения о стратегическом партнерстве от 2008 года», будут обсуждаться «все сферы, представляющие интерес для двух стран — политика, безопасность, культура, энергетика».  В связи с падением цен на нефть и «крупным дефицитом бюджета» Ирака Вашингтону и Багдаду важно действовать «как стратегическим партнерам, чтобы планировать взаимовыгодный путь вперед», заявил Помпео. Правительство премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми, которое было сформировано всего несколько недель назад (формирования было завершено только 6 июня после голосования по семи оставшимся вакантным министерским портфелям) сталкивается с вызовом, отличным от тех экономических, политических и медицинских проблем, с которыми  обычно сталкивается кабинет министров в Багдаде. В этой связи есть все основания полагать, что  результаты этого американо-иракского диалога будут иметь последствия, которые, возможно, не ограничатся только границами  Ирака, но могут распространиться на весь регион Ближнего Востока. При этом кабинет аль-Казыми, похоже, так и не смог сформировать к дате запланированной встречи  единую иракскую позицию относительно того, чего он хочет от США. Наоборот, следует констатировать резкий контраст в позициях партнеров по политическому процессу в Ираке (шииты, сунниты и курды, согласно общей классификации) в отношении американского присутствия. В этой связи нынешнее правительство все еще пытается держать баланс между США, с одной стороны, и их союзниками и врагами в Ираке и за рубежом, с другой. Это, пожалуй, один из самых существенных моментов, который может привести к ослаблению иракской стороны в переговорах, поскольку у нее нет четких контуров  того, что Багдад надеется добиться от этого диалога.

В этой связи есть смысл проанализировать позиции различных сторон в иракской политической элите и соседних стран по этому вопросу.

Иран, один из главных спонсоров политического процесса в Ираке наряду с США, направил своего министра энергетики в Багдад в качестве главы делегации, в которую также входил Исмаил Каани, командующий спецподразделением «Аль-Кудс» в составе КСИР ИРИ. Она подписала новое энергетическое соглашение с Багдадом на два года, после того как в прошлом это соглашение ежегодно возобновлялось. Иран также получил 400 млн долларов в виде взносов от Ирака, что составляет половину суммы, причитающейся Ирану за экспорт энергоносителей в Ирак. Это соглашение вступает в силу через несколько дней после визита министра финансов Ирака Али Аллави в Саудовскую Аравию, который позиционировался как начало стратегического сотрудничества с КСА  в области импорта энергоносителей  в качестве альтернативы Ирану. Сразу отметим, что саудовцы при всем желании заместить объемы иранского газа не в состоянии, а это основа импорта Ирака  в рамках производства электроэнергии. Но сам факт визита безусловно свидетельствует о желании Багдада хотя бы продемонстрировать Тегерану и Вашингтону  свое стремление с дифференцированию экономических контактов.

США уже сформировали  свою делегацию для этого диалога, но пока не ясно, кто будет конкретно представлять Ирак. Окончательное завершение формирования правительства М.аль-Казыми принесло курдам пост министра иностранных дел. Кандидатура  Фуада Хусейна, которому теперь предстоит заниматься иностранными делами, вызывала серьезные споры среди членов парламента и основных политических сил Ирака, но сейчас по факту  он будет фактически курдским представителем в стратегическом иракско-американском диалоге. Более того, лидер организации «Бадр» и заместитель главы «Сил народной мобилизации» Хади аль-Амири подал в отставку с поста депутата парламента  на фоне слухов о том, что его отставка является прелюдией к назначению его на серьезную правительственную должность исключительно для того, чтобы он мог  присутствовать официально на этом иракско-американском диалоге, учитывая его тесные связи с Ираном. Иными словами, он будет выступать в качестве представителя Ирана в этом диалоге. При этом  у арабов-суннитов до сих пор нет никого, кто мог бы представлять их на этих консультациях.  Это побудило представителей суннитов громко говорить о важности наличия такого присутствия, что пока практического результата не принесло.

Итоги такого диалога несут в себе риски и скорой отставки правительства М.аль-Казыми, которые резко возрастут, если оно не сможет выйти из этого диалога с удовлетворением желаний всех сторон, поддерживающих формирование правительства, в частности оси, близкой к Ирану. Эти  силы опасаются того, что в рамках этого диалога  будет достигнуто соглашение об интеграции вооруженных ополченцев в систему безопасности и вооруженных сил, как принципиальное условие США для любой поддержки нынешнего или будущего правительства. Это происходит в рамках усилий Вашингтона по оказанию давления на правительство аль-Казыми с точки зрения его максимально возможного дистанцирования от иранской орбиты влияния, как условие для своей военной, экономической и международной поддержки. Однако если аль-Казыми и его переговорная команда решат настаивать на полном выводе американских войск из Ирака, как того требовали вооруженные и политические группировки в стране и как того желает Иран,  то США прекратят предоставленное Багдаду исключение для импорта энергоносителей из Ирана и начнут жесткую экономическую войну, последствия которой Ирак, похоже, не сможет пережить. Стоит отметить, что эта позиция — отказ от прекращения американского присутствия — является позицией, выраженной не только курдскими и суннитскими силами, но и шиитскими силами, которые начали уставать от вмешательства Ирана в иракские дела и его монополии на принятие решений.  При этом отметим, что политика — это искусство возможного, а значит — американское военное присутствии, пусть и в сокращенном виде, сохранится в Ираке на среднесрочную перспективу, как минимум.  К этому обязывают Багдад тяжелые экономические реалии в первую очередь.

52.45MB | MySQL:104 | 0,306sec