Ситуация на севере Сирии и военная операция Турции против РПК в Ираке

Турецкие военные вошли в иракский регион Хафтанин на севере страны в рамках новой антитеррористической операции «Коготь тигра», которая проводится против Рабочей партии Курдистана (РПК). Об этом говорится в распространенном 17 июня заявлении Министерства национальной обороны Турции. Отмечается, что в операции задействованы силы специального назначения, боевые вертолеты T129 ATAK и ударные БПЛА. 15 июня турецкое оборонное ведомство информировало о начале антитеррористической операции против Рабочей партии Курдистана (РПК) на севере Ирака «Коготь орла». По данным телеканала «Аль-Арабия», ВВС Турции сбросили порядка 20 бомб на объекты РПК в горах Синджар на северо-западе Ирака. Турецкая авиация нанесла удары по 81 цели Рабочей партии Курдистана (РПК, признана в Турции террористической) на севере Ирака в рамках начатой минувшей ночью операции Pence — Kartal («Лапа – Орел»). Об этом в понедельник сообщило Министерство национальной обороны Турции на своей странице в «Твиттере». «В ходе операции был уничтожен 81 объект террористов, угрожающих нашей стране, нации и границам. В их числе укрытия, схроны и пещеры. Самолеты благополучно вернулись на свои базы», — сообщило ведомство. Министерство подчеркнуло, что намерено «вести борьбу до последнего нейтрализованного террориста». Операция проводится в североиракских регионах Синджар, Караджак, Кандиль, Зап, Авашин-Басьян и Хакурк. ВС Турции применяют только авиацию для нанесения точечных ударов по целям РПК. Курдские представители в этой связи обвинили правящую в Турции ПСР в том, что за счет  операции против курдов  она пытается решать вопросы поднятия своей внутренней популярности. Возможно это и так, но провести массированные удары по курдским целям в Ираке Анкару вынудили и иные обстоятельства. Прежде всего, противоречия по экономике с Багдадом и резкое обострение ситуации в северных районах Сирии: курдские отряды из родственной РПК Партии демократического союза (ПДС) начали с марта активные военные операции против как самих турецких войск, так и против лояльных им сирийских прокси-групп. В конце мая курдские отряды, входящие в коалицию «Силы демократической Сирии» (СДС), вступили в долговременный огневой контакт с турецкими войсками и формированиями сирийской вооруженной оппозиции в пограничном районе Абу-Расейн на севере провинции Хасеке. По этом бойцы СДС открыли огонь по противнику сразу в восьми селениях. Ранее курды обвинили боевиков оппозиции в преднамеренном поджоге полей пшеницы и ячменя, что может лишить местных крестьян урожая. Анкара и воюющие под ее эгидой сирийские оппозиционеры обвиняют население на севере Хасеке в поддержке курдских бойцов. Это не единичный случай: до этого были атаки на турецкие конвои в той же Хасеке, взрывы в Африне и т.п. Ситуация реально стала напряженной, что даже вынудило МИД РФ даже дать соответствующий комментарий. Россия обеспокоена напряженностью, периодически возникающей в районах турецко-сирийской границы, контролируемых Анкарой. Об этом говорится в распространенном 30 апреля комментарии официального представителя МИД РФ Марии Захаровой. «С обеспокоенностью воспринимаем периодические вспышки напряженности в районах сирийско-турецкой границы, в настоящее время находящихся под контролем Анкары», — указала она. Напомним, что Турция провела в октябре 2019 года военную операцию «Источник мира» на севере Сирии, итогом которой стало создание 30-километровой зоны безопасности. В ответ Дамаск по договоренности с курдами направил войска в провинции Хасеке и Ракка для противодействия турецкому вторжению.  22 октября прошлого года президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на встрече в Сочи приняли меморандум о совместных действиях по урегулированию ситуации на северо-востоке Сирии. Согласно документу, российская военная полиция и сирийские силы были введены в районы, граничащие с турецкой зоной безопасности. С 1 ноября российские и турецкие военные начали совместное патрулирование к востоку от реки Евфрат.
В этой связи отметим, что вся эта активизация военной деятельности курдов в общем-то обусловлена прежде всего интересами не только политическими, но и чисто коммерческими. Если вернее, то им проплатили за эту активизацию определенные силы, о чем мы скажем ниже. Что касается политики, то курды без всякого сомнения своими антитурецкими действиями выполняли заказ США, которые таким образом пытались воздействовать на позицию Анкары по вопросу дальнейшей своей экспансии по всему периметру сирийско—турецкой границы. Сейчас эта озабоченность американцев стала еще более обоснованной. К этому их обязывает расширение совместных российско-турецких патрульных рейдов, которые начинают выходить уже за рамки предварительно согласованных периметров. Причем российские военные делают ряд операций уже в самостоятельном режиме. Российские военные полицейские провели патрулирование на маршруте протяженностью более 300 километров в отдаленных районах сирийского Заевфратья, сообщил 17 июня журналистам представитель российского Центра по примирению враждующих сторон Сергей Дмитриев. «Подразделениями военной полиции Вооруженных сил Российской Федерации проведено очередное патрулирование. В ходе патрулирования колонна автомобильной техники под прикрытием вертолетов армейской авиации Ми-8АМТШ и Ми-35 преодолела маршрут общей протяженностью более 300 километров», — сказал Дмитриев.   Он отметил при этом, что патрулирование проводилось «в целях контроля за обстановкой вдоль государственной границы Сирийской Арабской Республики, в отдаленных районах Заевфратья, а также для сохранения мирной обстановки в регионах, подконтрольных правительственным силам». Как отметил Дмитриев, помимо основных задач патрулирования, военные также провели гуманитарную акцию в поселке Дейрун-Ага. «Администрации поселка было передано 440 продовольственных наборов общим весом около 2,2 тыс. килограммов для передачи малообеспеченным семьям», — сказал Дмитриев. Эта активность тут же вызвала ответную реакцию американцев. Соединенные Штаты усиливают вооруженное присутствие в Сирии и направили из Ирака колонну военной техники на север провинции Хасеке. Об этом сообщил 16 июня новостной портал «Аль-Масдар». Колонна из 200 грузовиков с прицепами пересекла сирийско-иракскую границу через контрольно-пропускной пункт «Эль-Валид», указывается в сообщении. По информации портала, конвой доставил крупную партию американской военной техники и снаряжения в район города Камышлы (800 км от Дамаска). Туда прибыли также армейские подкрепления. 7 и 9 июня через КПП «Эль-Валид» на территорию провинции Хасеке вошли две другие колонны соответственно из 50 и 40 машин, а также нескольких бензовозов. Груз военной техники и строительных материалов, который сопровождали боевые внедорожники Hummer («Хаммер»), был доставлен на американскую базу, созданную в районе аэродрома Харраб-эль-Джейр в окрестностях Эль-Маликии. На подконтрольной курдским формированиям СДС территории Заевфратья США создали около восьми баз. Крупнейшие из них расположены в Румейлане и Эш-Шаддади — поблизости от нефтеносных районов, которые находятся в руках американцев и курдов. В конце прошлого года президент США Дональд Трамп одобрил план, согласно которому в Сирии останутся несколько сотен американских военнослужащих, одной из их главных задач будет обеспечение контроля над нефтяными месторождениями на северо-востоке страны. Таким образом, основной центр противостояния сейчас для США сместился с турецкого на российский фокус, хотя насыщение своими силами Камышлы и Хасеке безусловно носит и характер предупредительного сигнала для Турции в рамках «красных линий» в рамках их возможной экспансии. Турки при этом решают свои собственные цели: они расширяют свой собственный контур влияния через попытку вытеснения из него курдских групп, используя российскую коллег по патрулированию как своеобразный таран.
Но возвращаясь к теме атак турецких ВВС на курдские цели в Ираке, отметим, что таким образом не ставиться цель кардинально разрушить всю инфраструктуру РПК: это можно сделать только путем проведения сухопутной операции, а на это Анкара с учетом своих не совсем простых сейчас отношений с Багдадом пойти не может. Таким образом, Турция своей нынешней операцией в Ираке одновременно решает две задачи: посылает нужный сигнал одновременно Багдаду (в рамках выстраивая нового алгоритма отношений) и Каиру – Абу-Даби. Последних турки обвиняют в прямом стимулировании нынешней боевой активности ПДС в Сирии через прямые финансовые транши в штаб-квартиру РПК в Ираке.  Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), как сообщается, оказали финансовую помощь террористической группировке Рабочая партия Курдистана (РПК) в Северном Курдском регионе Ирака, сообщил правительственный источник в Эрбиле на этой неделе. В эксклюзивном интервью источник в Службе безопасности Курдского регионального правительства (KRG) сообщил лондонской компании Al-Araby Al-Jadeed, что власти ввели некоторые ограничения на денежные переводы из ОАЭ. Он же подтвердил, что было несколько случаев передачи средств РПК из ОАЭ. В этой связи служба безопасности KRG запросила у властей ОАЭ «подтверждение одобрения» иностранных переводов, но ответа не получила. Вот уже более 30 лет РПК участвует в вооруженном конфликте с Турцией с первоначальной целью создания независимого курдского государства. Эта группировка была внесена в список террористических групп США, ЕС и Турцией, и собственно ее финансирование со стороны ОАЭ и АРЕ особенно отчетливо проявилось только в последние несколько лет. Так ранее египтяне передавали такую помощь через структуры РПК в Каире, ОАЭ это делали через свои банки. В апреле Турция уже призвала ОАЭ прекратить поддерживать и финансировать террористов. МИД Турции заявил, что пресс-секретарь Министерства иностранных дел Хами Аксой заявил, что международное сообщество осведомлено о деятельности ОАЭ по подрыву мира, безопасности и стабильности в Ливии, Йемене, Сирии и на Африканском Роге. ОАЭ и Турция поддержали противоборствующие стороны в Сирии и Ливии. Кроме того, в апреле стало известно, что наследный принц Абу-Даби пытался убедить Сирию (якобы за 3 млрд долларов, что сомнительно) нарушить режим прекращения огня в Идлибе в рамках тщательно разработанного заговора с целью привязать Турцию к этому району. Последние по времени транши собственно являются лишь одним из этапов всей этой общей стратегии. Каиру и Абу-Даби надо плотнее привязать Анкару к Сирии, отвлекая таким образом ее от ливийского направления.
В этой связи отметим, что глава турецких спецслужб Хакан Фидан тайно посетил Ирак 9 июня, сообщила Russia Today, отметив, что он встречался с иракскими политическими и правительственными чиновниками. По сообщению газеты «Аль-Араб»: «Глава турецкой разведки Хакан Фидан совершил секретный визит в Багдад, в ходе которого встретился с рядом иракских официальных лиц в связи с началом первого раунда диалога между Ираком и США, направленного на развитие отношений между двумя странами». Хорошо информированные источники в Багдаде подтвердили, что визит Фидана в Багдад имел целью изучить внутриполитическую атмосферу, окружающую иракско-американский стратегический диалог, первые результаты которого привели к тому, что США согласились сократить свое военное присутствие в Ираке. «Турция пытается использовать отношения, которые были у Фидана с премьер-министром Ирака Мустафой аль-Каземи, когда он возглавлял разведывательную службу в своей стране, для обеспечения своих интересов в Ираке, который реорганизует свои экономические приоритеты в партнерстве с США». При чем здесь США и его стратегический диалог не совсем понятно: Фидан ездил в Багдад исключительно с целью воздействовать на новое правительство Ирака с точки зрения ограничения активности РПК и, что главное, опередить контуры взаимодействия двух стран в области безопасности, что иракцы увязывают с преодолением ряда экономических проблем. При этом надо особо отметить, что Фидан договориться не смог: отсюда и нынешняя военная  операция против РПК. Источники сообщили, что иракское правительство не объявило о визите турецкого чиновника в Багдад, поскольку отказалось предоставить Анкаре какие-либо гарантии относительно продолжения экономических отношений между двумя странами, поскольку Ирак ежегодно импортирует из Турции товары на миллиарды долларов, ничего не экспортируя взамен. Если не считать нефти из Иракского Курдистана, конечно. Кроме того, турецкие компании получают миллиарды долларов в виде ежегодных контрактов на осуществление проектов в различных иракских секторах, не внося никакого вклада в иракскую экономику. Все попытки Багдада договориться с Анкарой о уменьшении своего торгового профицита за счет того, чтобы обязать платить за экспортную из Иракского Курдистана нефть Багдаду, а не Эрбилю, положительного результата не принесли.

52.73MB | MySQL:104 | 0,428sec