К вопросу о раскрытии французской шпионской сети в Турции

22 мая 2020 года известное консервативное турецкое издание Sabah опубликовало информацию (за подписью Абдуррахмана Шимшека и Назифа Карамана) о том, что Турцией было арестовано четыре шпиона, работающих в пользу Франции.

Изданием указывается, что четверо подозреваемых граждан Турции собирали информацию о внутренней работе консервативных фондов, религиозных групп и Управления по делам религии Турции и его сотрудников.

Как было сообщено в опубликованной статье, подозреваемые использовали поддельные удостоверения личности, предположительно принадлежащие агентам Национальной разведывательной организации (MİT). В ходе своей шпионской деятельности они использовали ту «легенду», что осуществляют сбор информации, касающейся «Исламского государства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.) и подобных террористических групп.

При этом, в числе тех учреждений, о деятельности которой осуществлялся сбор информации, турецкими изданием упоминаются: Фонд женщин и демократии (KADEM), Агентство гуманитарной помощи им. Садака Таши и Молодежный пионерский фонд, который когда-то подвергся бомбардировке со стороны террористической группы Марксистско-ленинской коммунистической партии (МЛКП).

Согласно информации в турецкой газете, одним из подозреваемых является некий Метин Оздемир, который вступил в контакт с французскими военными во время своей миссии в качестве турецкого военнослужащего в Афганистане. Прежде всего, он принял решение стать легионером и далее, после окончания своей военной службы в Афганистане, Метим Оздемир вернулся в Турцию и начал работать в Генеральном консульстве Франции в Стамбуле в качестве сотрудника службы безопасности.

Как пишет турецкое издание, в 2013 году Оздемир встретился с человеком под псевдонимом «Бруно», который имел тесные связи с французской разведывательной службой — Генеральным директоратом внешней безопасности. Сообщается, что этот «Бруно» пообещал М.Оздемиру, что может помочь ему в достижении цели стать легионером, но «Оздемиру сначала придется собрать некоторую информацию».

Согласно тем показаниям, на которые ссылается турецкое издание, Оздемир осуществил сбор информации на 120 человек, включая имамов, и передал ее французским властям. Далее, как отмечается, М.Оздемир вышел на контакт с еще двумя людьми, связанными с французской разведкой, и начал получать приказы уже от них. Идентифицировав офицеров как «Вирджинию» и «Себастьяна», М.Оздемир заявил, что не знает, какие у них фамилии, они общались по телефону, и «он прекрасно знал, что шпионит». По его словам, сначала ему платили 300 евро (337 долларов). Эти выплаты, в дальнейшем, были удвоены.

Согласно показаниям, на которые ссылается турецкое издание, Оздемиру было приказано шпионить за консервативно настроенными фондами в стамбульских районах Фати Байрампаша, Эсеньюрт, Зейтинбурну, Ускюдар, Умрание и Башакшехир. При этом, Оздемир отмечает, что французы ему угрожали. В свою очередь, по его словам, он пригрозил им в ответ, заявив, что оставит Францию ​​в трудном положении, если ему придется признаваться в содеянном.

Далее, издание сообщает, о том, что  М.Оздемир привлек ещё три человека в свою шпионскую деятельность. Речь идет о том, что М.Оздемир заявил муниципальному служащему Лютфю Йылмазу, владельцу отеля Салиху Джемалу Йигиту и торговцу телефонами Фейсалу Тамбахчеджи, что они будут работать от имени Национальной разведывательной организации против террористических групп, таких как ИГ, и показал им свою поддельную идентификационную карточку MİT. Как отмечает турецкое издание, четверо подозреваемых будут преданы суду по обвинению в политическом и военном шпионаже. Согласно Уголовному кодексу Турции, теперь им грозит до 20 лет тюремного заключения.

Заметим, что приведенная выше информация, на момент написания данного материала не получила широкого распространения в турецких СМИ и за неё ещё не последовали комментарии турецких официальных лиц. Однако, отметим, что издание Sabah и перепечатавшее новость англоязычное издание Daily Sabah — известны как близкие к нынешнему турецкому руководству информационные рупоры. И подобный материал, тем более, с озвученными подробностями, нельзя считать ни случайным, ни необдуманным, ни невзвешенным.

Нельзя считать удивительным тот факт, что французские спецслужбы интересуются деятельностью консервативных религиозных НПО страны.

Это можно подтвердить, как минимум, двумя тезисами.

Во-первых, в Турции – без преувеличения, зарегистрировано огромное количество неправительственных организаций (НПО). На момент написания данной статье, по данным Управления по делам ассоциаций, в Турции было зарегистрировано свыше 120 тысяч различных некоммерческих организаций (НКО).

Если смотреть по роду их деятельности, то получится следующая картина.

На первом месте – это различные НКО, включая фонды, федерации и ассоциации (по убыванию масштаба и значимости), которые являются профессиональными объединениями. То есть, подчеркнем, что в Турции в НКО объединены производители всего и вся — любых товаров и услуг, которые себе только можно представить. И их основной задачей является лоббирование своих цеховых интересов на уровне руководства страны. В отдельных случаях, они занимаются и деятельностью за рубежом. Общая численность профессиональных НКО составляет около 37 тыс. организаций.

На втором месте – это НКО, которые занимаются тем или иным спортом. Заметим, что многие профессиональные спортивные команды созданы именно как НКО. Численность спортивных НКО в стране составляет около 27 тыс.

И на третьем месте – это различные религиозные НКО, которые и стали, как можно понять из нынешнего шпионского скандала с Францией предметом интереса французских спецслужб. Численность таких НКО в Турции составляет свыше 18 тыс.

При этом заметим, что турецкие НКО оперируют деньгами, которые заметны в масштабе даже бюджета государства. Лишь в 2018 году они «подняли» на различные свои нужды и проекты сумму в размере около 21 млрд турецких лир, что составляет по курсу на то время около 5 млрд долларов. Заметим, что многие турецкие министерства и ведомства, включая Управление по делам религии финансируются в меньшем объеме.

Иными словами, турецкие НКО – это большая сила, за которой в Турции – большой пригляд и желание поставить себе наиболее влиятельные из них на службу. Здесь, разумеется, речь идет не только о деньгах, но и о том, какое влияние эти структуры имеют в профессиональной среде и как могут влиять на своих членов, а равно и о том, какие мероприятия они могут организовывать и проводить, попадая в фокус, допустим СМИ.

Второе аспект уже касается религиозных НКО страны.

Свою силу и потенциал в 2016 году секта Фетхуллаха Гюлена, предпринявшая попытку совершения переворота, показала в полном объеме. С тех пор, турецкое руководство решило взять полный контроль над умами уммы в свои руки – в частности, в руки Управления по делам религии. Что, впрочем, отнюдь не решает вопроса множества религиозных НКО, за которыми турецкой власти приходится присматривать.

Но есть и оборотная сторона вопроса – в том, что касается деятельности этих НКО за рубежом. НКО – это удобный инструмент для сбора денег у юридических и физических лиц на помощь различным «мусульманским братьям» за рубежом, допустим, в Сирии и в Ливии. И НКО предоставляют возможность легально заниматься сбором и отправкой денег за рубеж.

Так что, интерес французов к религиозным турецким сектам вполне понятен, в том числе, в контексте складывающейся международной обстановки.

В частности, по времени, раскрытие «французской шпионской сети» совпало с очередным витком напряженности в отношениях между Турцией и Францией из-за ситуации в Ливии (не говоря уже о том, что отношения у Турции с Францией, в целом, в последние годы «не складываются» — тут и критика французами свободы слова и прав человека в Турции и армянский вопрос, служащий для Турции постоянным источником раздражения – В.К.).

В частности, французское руководство выражает откровенное недовольство тем, что Турция оказывает поддержку ливийскому Правительству национального согласия. И, кроме того, Турция, как мы ранее писали, активным образом, блокирует действия зарубежных геологоразведочных кораблей в регионе Восточного Средиземноморья, в частности, по лицензиям, выданным со стороны Республики Кипр или, как её называют в Турции, со стороны «Греческой администрации Южного Кипра».

В числе компаний, чья деятельность в Восточном Средиземноморье турками своими действиями негативным образом затрагивается, — и французская компания Total. Для обеспечения её деятельности, Франция заметно нарастила свое военное присутствие на острове Кипр.

23 июня президент Франции Э.Макрон на пресс-конференции, по итогам встречи с президентом Туниса Каисом Саидом заявил буквально следующее:  «(В Ливии) иностранная интервенция должна прекратиться. Я имел возможность это четко сказать Эрдогану. Турция играет в опасные игры в Ливии, и я думаю, что эта игра противоречит обязательствам, данным на Берлинской конференции».

И далее: «Противоречат международному законодательству турецкое поведение, противоречащее всем правилам, игнорирование европейских интересов, заключение соглашений с ливийским правительством, неуважение суверенитета Греческой администрации Южного Кипра и политика, проводимая в Ливии. Турция, как союзник по НАТО, не делает того, что от них ожидают. То, что делает Турция, также противоречит нашим, европейским целям. Мы не принимаем ту роль, которую играет Турция в Ливии».

В ходе упомянутой пресс-конференции Э.Макрон заявил, что Франция не допустит продвижения Турции в Ливии и её ответ будет «жестким».

Эти реплики со стороны Э.Макрона вызвали гневную реакцию со стороны турецких официальных лиц.

В частности, приводим слова, прозвучавшие на пресс-конференции со стороны спикера Министерства иностранных дел Турции Хами Аксоя.

«Президент Франции Макрон называет поддержку Турцией законному правительству Ливии, по ее просьбе и в соответствии с соответствующими резолюциями ООН, «опасной игрой», и это можно назвать лишь отрешением от разума.

Если г-н Макрон вернется к своей памяти и будет действовать со здравым смыслом, он вспомнит, что сегодняшние проблемы в Ливии возникают из-за нападений путчиста Хафтара, которого поддерживает сам г-н Макрон, и что именно военачальник Хафтар отказался подписать Соглашение о прекращении огня в Москве и в Берлине. Франция несет главную ответственность за сползание Ливии в хаос из-за своей многолетней поддержки нелегитимных организаций, поэтому именно Франция играет в опасную игру в Ливии.

Хотя г-н Макрон пытается скрыть эти факты через необоснованные обвинения в адрес Турции, ливийский народ никогда не забудет ущерб, нанесенный в результате корыстных интересов Франции и ее действий в соответствии с амбициями ее руководства.

Франция должна придерживаться принципиальной методики изучения противозаконных военных преступлений ополчения путчистов и пиратов Хафтара и наемников, совершенных против ни в чем не повинных гражданских лиц, особенно массовых захоронений, обнаруженных в Тархуне.

С другой стороны, обращает на себя внимание молчание Франции в отношении Египта, который поддерживает путчиста Хафтара и угрожает Ливии военным вмешательством.

Настало время Франции, которая не имеет береговой линии в Восточном Средиземноморье, понять, что, действуя как прибрежное государство, она фактически не имеет никакой юрисдикции в вопросах, касающихся региона. Позиция Франции, которая игнорирует законные права Турции в регионе, безоговорочно вознаграждая максималистские амбиции, действительно еще больше усиливает напряженность, а не способствует миру и стабильности в Восточном Средиземноморье. К сожалению, в течение некоторого времени было очевидно, что Франция не может или, что еще хуже, не желает разумно и беспристрастно воспринимать события в регионе.

Сильная позиция НАТО, которая сохраняет свою функциональность даже во время пандемии COVID-19, которая затрагивает весь мир, и сильная позиция Турции в этом альянсе достаточно очевидны и получили признание общественного мнения союзников. В этих условиях, использование президентом Франции заявления «смерть мозга НАТО» со ссылкой на предполагаемый инцидент представляет собой искаженный подход.

Мы приглашаем Францию ​​и президента Франции перестать рисковать будущим и безопасностью Ливии, Сирии и Восточного Средиземноморья и использовать устоявшиеся каналы диалога, действуя на основе нашей дружбы и альянса и в манере, подобной государственной».

К заявлению спикера Министерства иностранных дел Турции присоединился и хор голосов прочих официальных турецких лиц.

В частности, на тему заявлений Э.Макрона, в своем Твиттере поделился сообщением и спикер Великого национального собрания (Меджлиса) Турции Мустафа Шентоп. Процитируем:

«Инициатива Турции в Ливии основана на международном праве и региональных мирных целях. Если Макрон заботится о мире в Ливии, как он утверждает, он должен прекратить втягивать регион в хаос, поддерживая путчиста Хафтера, и наблюдать, что эта поддержка будет бесплодной. Регулярная критика Турции со стороны Франции Макрона не отражает нового мирового баланса и состоит из претензий, в основе которых иррациональная ностальгия по колониализму. Более того, эти утверждения особенно вредят глубоко укоренившимся историческим отношениям между Турцией и Францией».

К тем, кто отреагировал на заявления Э.Макрона присоединился и спикер правящей Партии справедливости и развития Омер Челик. В частности, им было заявлено следующее:

«Политика Макрона — это поддержка, оказываемая тем путчистам, которые пытаются украсть законную волю и будущее ливийского народа. Отчетливо виден тот факт, что те, кто обеспокоен поддержкой Турцией Ливии и те, кто выступают против нашего президента, бегут в погоне за новым колониализмом. Неприемлемыми являются заявления президента Франции по вопросу Ливии и Средиземного моря, направленные против нашего президента и Турции. Ливийский народ, а не Франция, решит будущее Ливии. Наш президент поддерживает законную волю ливийского народа. Периоды, когда колонисты бродили по Африке, размахивая руками, остались позади. Поддержка нашего президента ливийскому народу — это поддержка, оказанная законному правительству, представляющему весь ливийский народ, и будущему всей Ливии».

Итак, между Турцией и Францией разгорается очередной виток напряженности и, как представляется, деэскалации в этом вопросе ожидать не стоит. По той причине, что Франция является одной из стран – интересантов в Восточном Средиземноморье, где она действует совместно с так называемым «газовым консорциумом» — Грецией, Республикой Кипр, Израилем и Египтом. И, совершенно очевидно, что «сдвигаться» в сторону под турецким давлением страна не собирается.

Что же до прорвавшегося наружу шпионского расследования между Францией и Турцией, то, очевидно, что Турции не нужен был полноценный скандал, но «щелчок по носу» Франции, чтобы она несколько поумерила свою активность в Турции в чувствительном для страны вопросе НКО. Потому что понятно, что М.Оздемир и три его подельника – это мелкие сошки, да ещё и граждане Турции. И арестовывая их, Турция не рискует своими дипотношениями с французами, однако, посылает сигнал Франции о том, что за ними могут последовать уже и разоблачения в адрес сотрудников дипломатических учреждений Франции.

52.76MB | MySQL:104 | 0,344sec