Очередная атака парламента против президента Ирана Хасана Роухани

27 июня в Иране начал свою работу новый состав парламента.  В отличие от прежнего состава, в нынешнем тон задают  консерваторы, представленные 200 депутатами  из 290. Иран – поликонфессиональная страна, где, кроме доминирующего ислама, официально признанными являются еще три религии – христианство, зороастризм и иудаизм. Поэтому 285 депутатов являются мусульманами, а 5 –представителями  конфессиональных меньшинств – 3 христианина, в том числе 2 армянина, 1 зороастриец и 1 иудей. Парламентские выборы в стране прошли 21 февраля,  они были в достаточной мере конкурентными, в списке соискателей места  в законодательном органе страны значилось более 7 тысяч человек. Фактор коронавируса ощущался в выборной кампании весьма явственно, ибо  СМИ сообщили о такой опасности за два дня до голосования. Вот результаты: из-за всяческих ограничений  в 11 округах по-прежнему  невозможно провести второй тур. Есть и потери — двое депутатов нового парламента скончались от этой пандемии.  Как писали СМИ в день начала работы нового созыва парламента, одна из иранских исследовательских структур провела социологический опрос, пытаясь выявить влияние пандемии коронавируса на повседневную жизнь населения. Опрос показал, что страх и беспокойство по поводу коронавируса и снижения реальных доходов  граждан выделены респондентами в качестве двух основных проблем. Видимо, работа нового состава высшего законодательного органа страны во многом будет определяться этими факторами.

На церемонии открытия приняли участие лишь  268 новоизбранных парламентариев, которые принесли присягу на верность режиму  исламской республики.  Со специальными посланиями  к депутатам обратились религиозный лидер страны аятолла Али Хаменеи и президент страны, возглавляющий в Иране исполнительную ветвь власти – Хасан Роухани. Хорошо известно, что  в ИРИ весьма серьезную полемику вызывают взаимоотношения этих двух ветвей власти. В их взаимоотношениях стало традиционным обвинять друг друга в  трудностях сегодняшнего развития страны. Вот почему послание президента и было посвящено  принципам сотрудничества правительства и парламента «в рамках закона». Х.Роухани  коснулся проблемы разделения ветвей власти и их полномочий, заметив, что деятельность парламента находится в сфере законодательного, а не исполнительного органа власти.

В качестве ответа СМИ страны распространили  открытое письмо глав 12 постоянных комиссий Собрания исламского Совета (парламента) в адрес президента Х.Роухани, подвергнув жесткой критике его экономическую политику, результатом которой стали нынешние неурядицы. Они потребовали от главы исполнительной власти внести коренные коррективы в принцип руководства правительством в оставшееся до президентских выборов время.  Выборы президента страны, как известно,  должны состояться через 11 месяцев, в конце мая 2021 г.

Как написано в письме, на  будущее  страны и ее судьбы, разумеется, повлияло падение курса национальной валюты. В последние дни, как  пишут СМИ, она подошла к психологическому рубежу в 20 тысяч туманов за доллар, хотя еще 2 года назад стояла на отметке в 4700 туманов. Такое положение,  утверждают авторы письма, разочаровывает сотни тысяч молодых людей, которые не видят для себя положительных перспектив.  В продолжение письма  депутатов на имя президента говорится: «Господин Роухани,  вступая на свой пост, Вы давали клятву в том, что  будете гарантом Конституции страны, в которой, среди прочего,  говорится, что у каждого гражданина  должно быть приемлемое жилье и  работа. Обеспечение этих базовых прав возложено на правительство. Там же говорится о многих других вещах, связанных с повседневной жизнью граждан и развитием страны, достижением страной самообеспечения и ликвидации внешней зависимости. Вот почему мы просим Вас обратить внимание  на бытовые вопросы жизни народа, реализацию ценовой политики на базовые продукты питания, обеспечения  достойной работой».

Далее в письме иранских парламентариев главе исполнительной ветви власти страны обращено внимание и на острые социальные вопросы, виновником появления и ужесточения которых главы комиссий  парламента считают президента, и дают ему в этом плане необходимые, на их взгляд, советы.  В заключение письма его авторы обращаются к президенту с просьбой прислушаться к их мнению, советам и наставлениям, и радикально изменить осуществляемый президентом уже 7 лет его пребывания у власти стиль управления, ибо «нынешний парламент приступил к работе с целью реализации революционных изменений и он будет неуклонно придерживаться таких принципов в своей деятельности.  Измените свой стиль  общения с парламентом, и примите к сведению, что депутаты парламента нынешнего созыва не будут молчать в тех случаях, когда речь идет о правах граждан».

Для того, чтобы понять, насколько демагогично и наивно данное обращение парламентариев к президенту, нужно понять, что за все более чем сорок лет исламского правления в Иране, законодательный орган власти  не был действительно независимым, ибо он работает под надзором Наблюдательного совета, который «просеивает» всех кандидатов и допускает только тех, кто прошел жесткий отбор этого органа  и служб безопасности режима. Его основная функция состоит в повседневном надзоре над работой законодательного органа с возможным последующим наложением вето на принятие того или иного закона. Именно поэтому никаких революционных изменений в работе  законодательного органа не предвидится и не может быть по определению. Все выносимые парламентом решения в течение 10 дней проходят рассмотрение в Наблюдательном совете на предмет их соответствия положениям ислама и действующей Конституции. Это вытекает из статьи 93 действующей в Иране после победы Исламской революции Конституции, согласно которой  «без Наблюдательного совета решения парламента не имеют законной силы». По сути, Наблюдательный совет играет роль верхней палаты парламента в условиях, когда таковая иранской Конституцией просто не предусмотрена.

Учтем еще одно обстоятельно, влияющее на разделение властей в условиях исламского режима в Иране – религиозный лидер страны соединяет в своем лице все верховенство закона. Именно ему, аятолле Али Хаменеи, а до него – аятолла Рухолле Хомейни,  принадлежит право  окончательного утверждения всех решений законодательной, исполнительной и судебной власти в течение всего периода нахождения исламистов у власти в стране. Поэтому все действительные рычаги правления сконцентрированы в руках религиозного лидера страны, который олицетворяет собой высшее единовластие. Права и обязанности рахбара в сегодняшнем Иране находятся вне зоны критики или пересмотра.

Таким образом, парламент нового созыва подверг резкой атаке правительство либерального, с позиции иранских консерваторов, президента,  взвалив на него всю ответственность за создавшуюся в стране ситуации, которая, по сути, находится на краю коллапса.  Налицо новый виток конфронтации между ветвями власти. Вероятно, можно с некоторой  осторожностью констатировать определенные достижения либералов в сфере демократизации политической жизни.  Однако политика либерально-реформистского лагеря недостаточно проявила  себя в деле обеспечения социальной справедливости, социальных гарантий малоимущим слоям населения, ликвидации безработицы и создания новых рабочих мест. Обещания Х.Роухани в этой сфере практически провалены. Не было достигнуто реального продвижения и в экономической политике, в частности — привлечении иностранных инвестиций, так необходимых стране в свете санкционного прессинга. Достижения либералов практически не видны на  фоне галопирующей инфляции, скачкообразного роста цен и практически всеобъемлющей коррупции.  Именно поэтому  либеральная  составляющая иранского внутриполитического спектра была не в состоянии противопоставить что-либо новое исламским консерваторам, объединившимся вокруг религиозного лидера страны аятоллы Али Хаменеи.  Отметим в заключение явные параллели с завершением президентской каденции  политического предшественника Х.Роухани – Сейеда Мохаммада Хатами.  Вышеприведенные  факторы и тогда, 15 лет назад, обусловили  переход  власти в руки консерваторов. Вначале это произошло на уровне законодательной ветви власти. На парламентских выборах, состоявшихся в 2004 г.,  им удалось получить более 200 мандатов из 290. Реформистам же досталось всего около 40 мест. Это было их серьезным поражением, ибо в  парламенте предыдущего созыва им принадлежало более 220 мест, а консерваторам – всего 55.  Таким образом, клерикальное засилье в Собрании исламского совета образца 2020 г. вновь стало максимально явным. Можно ожидать, что политические деятели либерального лагеря после грядущих в 2021 г. президентских выборов будут удалены с большинства значимых постов и заменены деятелями консервативного лагеря.

52.77MB | MySQL:104 | 0,322sec