О ситуации с нелегальной миграцией в средиземноморском регионе

Многочисленные сообщения о недопуске в Грецию мигрантов и просителей убежища, прибывших из Турции, должны быть расследованы. С таким призывом обратилось в пятницу 12 июня к Афинам Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ). «УВКБ призывает Грецию расследовать многочисленные сообщения о случаях недопуска греческими властями мигрантов и просителей убежища на границе и их возможного возвращения в Турцию после того, как они прибыли на территорию Греции и в ее национальные воды», — заявил на брифинге в Женеве официальный представитель УВКБ Бабар Балох. По его словам, количество сообщений о таких инцидентах «увеличилось с марта». Речь идет, в частности, о том, что «несколько групп, возможно, были произвольно возвращены после того, как достигли греческой территории». В этом заявлении есть своя логика: за последние недели турецкие военные моряки спасли несколько десятков беженцев, которые пытались попасть на греческие острова. Скорее всего, их просто блокировали на подходах греческие моряки и они были отнесены обратно к берегам Турции.  В Грецию с начала марта сухопутным путем прибыли около 3 тыс. просителей убежища, сказал представитель. Это «существенно меньше, чем в предыдущие месяцы и годы». Однако число сообщений об отказе в допуске, особенно в море, растет, отметил официальный представитель. Как пояснил Балох, «у Греции есть законное право» контролировать границы и бороться с нелегальной миграцией. Однако при этом следует «соблюдать международное гуманитарное право и стандарты защиты беженцев». Пандемия коронавируса «усугубила тяжелое положение людей, бегущих от войны, конфликтов и преследований». Этим людям сложившейся ситуации нельзя «отказывать в безопасности и защите», считают в УВКБ.
Как полагают европейские эксперты, в летние месяцы однозначно произойдет всплеск притока мигрантов в Европу по морю и суше, хотя повторение кризиса уровня 2015 года маловероятно. Но даже умеренное увеличение числа мигрантов будет чревато дальнейшей дестабилизацией и без того напряженной экономической и политической обстановки на континенте на фоне пандемии коронавируса. Вполне очевиден сценарий, когда турецко-греческая граница станет особенно нестабильной из-за продолжающихся споров Анкары как с Брюсселем, так и с Афинами. Европейский союз усилит контроль за своими внешними границами и будет стремиться улучшить высылку нелегальных мигрантов, но введение обязательных квот для более равномерного распределения мигрантов по всему блоку маловероятно. Это означает, что основную тяжесть миграционного потока будет продолжать нести средиземноморские государства, а также крупнейшие экономики блока, такие как Германия.
Приток мигрантов в Европейский союз морским путем в ближайшие месяцы увеличится в связи с улучшением погодных условий. Но такие факторы, как соглашения о безопасности со странами происхождения и транзита мигрантов, а также ужесточение миграционной политики ЕС, означают, что их число, вероятно, будет ниже, чем во время кризиса 2015 года. Миграция в Европу морем происходит по циклической схеме, причем пик прибытия приходится на период с июня по октябрь, когда погодные условия в Средиземноморье являются оптимальными. Однако с 2015 года число просителей убежища и экономических мигрантов, прибывающих в ЕС, ежегодно сокращается — тенденция, которая, вероятно, сохранится и в 2020 году. Восточносредиземноморский маршрут, вероятно, станет самым нестабильным миграционным маршрутом в этом году, поскольку Турция продолжает использовать свою роль шантажиста в политических спорах с Брюсселем и Афинами, альтернативно открывая и закрывая свои восточные границы с Грецией. Смягчение запретительных мер COVID-19 в Турции, вероятно, приведет к увеличению числа людей, пытающихся пересечь границу с Грецией. В основном это будет заметно на греческой границе, что собственно в большей степени связано с напряженностью в двусторонних отношениях, нежели чем реально миграционным проблемами. Греко-турецкие отношения также останутся напряженными из-за растущей конкуренции за добычу углеводородов в Восточном Средиземноморье и споров о морских границах. На этом фоне турецкое правительство будет продолжать обвинять Европейский союз в несоблюдении условий их миграционного соглашения, ссылаясь на медленное выделение средств ЕС и темпы политических переговоров по вопросам торговли и вступления Турции в блок.
В то время как использование маршрутов Западного Средиземноморья увеличится в течение лета, сотрудничество в области безопасности между Испанией и Марокко, вероятно, удержит миграционные потоки на приемлемом уровне. Поскольку мигранты ищут альтернативные маршруты, это сотрудничество может также привести к увеличению числа прибывающих в Испанию из Алжира. В июле 2019 года испанское правительство одобрило пакет финансовой помощи Марокко в размере 32 млн евро (36 млн долларов) для борьбы с нелегальной миграцией. Затем в декабре Европейский союз одобрил еще один пакет помощи Марокко, который включал 101,7 млн долларов на управление границами. На этом фоне Еврокомиссия (ЕК) предложила увеличить помощь ЕС сирийским беженцам в Турции, Иордании и Ливане на 585 млн евро. Об этом говорится в заявлении ЕК, распространенном в среду 3 июня в Брюсселе. «Еврокомиссия сегодня предложила увеличить объем помощи беженцам и принимающим общинам в ответ на сирийский кризис на 585 млн евро. Из предложенной суммы 100 млн евро пойдут в Иорданию и Ливан, которые принимают у себя самое большое число беженцев на душу населения в мире. 485 млн евро будут направлены на поддержку беженцев в Турции в 2020 году и продолжение двух основных гуманитарных программ ЕС», — отмечается в заявлении. ЕК поясняет, что предложение должно быть теперь одобрено Европарламентом и Советом ЕС, после чего Брюссель сможет выделить эти средства. С 2011 года ЕС и страны-члены сообщества выделили на помощь сирийским беженцам более 20 млрд евро. С учетом того, что сейчас Берлин возглавил ЕС и именно он является основным инициатором решения проблемы миграционного кризиса именно путем выделения финансовых средств на облегчение условий жизни беженцев за пределами Евросоюза, выделение это транша можно считать делом решенным.
В связи со сказанным напомним об основных путях миграционного транзита в Европу. Восточное Средиземноморье: наиболее распространенный маршрут для просителей убежища из Афганистана и Сирии, двух крупнейших групп мигрантов, добирающихся в Европейский союз. В период с января по июнь по этому маршруту прошли около 10 000 человек.
Западное Средиземноморье: предпочтительный маршрут для марокканских граждан, но также и для граждан стран к югу от Сахары, таких как Гвинея, Мали и Кот-Д’Ивуар. В период с января по июнь через него прошли около 8000 человек.
Центральное Средиземноморье: в основном используется гражданами стран Африки к югу от Сахары. В период с января по июнь по этому маршруту прошли около 7000 человек.
Поскольку ливийскому конфликту не видно конца, центрально-средиземноморские маршруты по-прежнему будут приоритетны для мигрантов, пытающихся попасть в Европейский союз морским путем. Группы, занимающиеся торговлей людьми, используют нестабильную ситуацию в Ливии для перевозки мигрантов через Африку в Италию и Мальту, хотя в последние годы более тесное сотрудничество между итальянскими и ливийскими властями привело к сокращению числа прибывающих. Но отмена запретительных мер COVID-19 побудила неправительственные организации (НПО) и благотворительные группы возобновить свои спасательные операции на море, что повысит привлекательность этих маршрутов. В свою очередь Брюссель предсказуемо усилит контроль за своими внешними границами и предоставит дополнительные ресурсы странам происхождения, хотя принятие нового механизма в ЕС по автоматическому распределению мигрантов по прибытии остается опцией маловероятной. Это означает, что страны на внешних границах Европейского Союза (а именно Греция, Италия, Мальта, Кипр и Испания) и страны, которые сотрудничают в распределении мигрантов на добровольной основе, такие как Германия, будут продолжать нести большую часть иммиграционного бремени, в то время как прибытие в восточноевропейские страны остается в основном неизменным.
Ожидается, что в ближайшие недели Европейская комиссия представит предложение по миграционной реформе, которое, вероятно, будет включать такие меры, как усиление контроля за внешними границами блока, улучшение высылки нелегальных мигрантов и увеличение материально — технической и финансовой поддержки стран происхождения и транзита мигрантов. Все эти меры государства-члены ЕС широко поддерживают. При этом однако страны Центральной и Восточной Европы отвергнут любые планы введения квот или механизмов автоматического распределения мигрантов. Таким образом, на фоне кризиса COVID-19 и очень вероятной второй волны пандемии даже умеренное увеличение числа прибывающих мигрантов этим летом будет чревато дальнейшей дестабилизацией правительств ЕС и их разрушенных пандемией экономик. Политическая обстановка в Европе менее благоприятна для мигрантов, чем в 2015 году, что снизит общий фактор притяжения к континенту. Опасения массовой миграции, ведущей к новым вспышкам COVID-19, означают, что члены ЕС будут более активно и оперативно закрывать свои границы, чтобы разорвать миграционные маршруты. В 2015 году решение Германии открыть свои границы для более чем миллиона мигрантов способствовало значительному увеличению числа прибывающих, но с тех пор Берлин отказался от этой политики из-за внутриполитического давления. Консервативное правительство Греции также теперь более охотно отвергает мигрантов, прибывающих на ее морские и сухопутные границы, по сравнению с левоцентристской администрацией страны в 2015 году. Но в то время, когда страны ЕС сталкиваются с глубокими рецессиями и ростом безработицы из-за COVID-19, даже умеренное увеличение иммиграционных потоков может еще больше подпитывать социальную и политическую напряженность внутри блока. Националистические и ультраправые партии по всей Европе, вероятно, снова будут использовать иммиграцию как часть своих политических стратегий, чтобы вызвать страх среди избирателей во время экономического кризиса и неопределенности. Под давлением этих партий умеренные правительства могут также занять более жесткую позицию в отношении иммиграции и сопротивляться предложениям Брюсселя увеличить меры по разделению бремени на континенте. Кроме того, опасения, связанные с мигрантами, распространяющими COVID-19, могут привести к небольшим эпизодам насилия и дискриминации в отношении беженцев и мигрантов по всему Европейскому союзу. Миграционная тема таким образом не станет в этом году приоритетным инструментом для Анкары в рамках ее давления на Брюссель, в том числе и по вопросу бурения на средиземноморском шельфе. Исключением может стать только граница с Грецией в рамках продолжающейся политики Анкары по поддержанию постоянного уровня давления на Афины. Но это будут единичные и регулируемые инциденты. Тем более, что в приоритетах турецких властей сейчас является задача стимулирования возвращения достаточного числа сирийских беженцев именно Сирию в рамках создания на севере страны выгодного себе демографического превосходства над курдами.

52.85MB | MySQL:107 | 0,562sec