Ситуация в Турции: июнь 2020 г.

Ровно 100 лет тому назад в этот период в российско-турецких отношениях произошли знаменательные события. Были установлены дипломатические отношения между Россией и Турцией. Весна 1920 года была сложным и напряженным периодом и для Советской России, на территории которой шла Гражданская война и борьба с иностранными интервентами, и для новой сражающейся за свою независимость Турции.

Письмо лидера этой борьбы турецкого народа Мустафы Кемаля с предложением «установить постоянные отношения и заложить прочный фундамент дружбы, которая объединит турецкий и русский народы» было доставлено в Москву 1 июня 1920 года. А уже 3 июня 1920 года народный комиссар иностранных дел Г.В.Чичерин отправил ответное послание лидеру Турции. Советское правительство предложило немедленно учредить дипломатические и консульские представительства в двух странах. В тексте послания, в частности, говорилось: «Советское правительство с живым интересом следит за героической борьбой, которую ведет турецкий народ за свою независимость, и в эти дни, тяжёлые для Турции, оно счастливо заложить первый камень прочной дружбы, которая должна связать турецкий и русский народы».

Текст ответного послания советского правительства был опубликован в местных газетах. Дату его отправки и принято брать за основу при определении даты установления дипломатических отношений. Тогда же началась работа по юридическому оформлению взаимоотношений двух стран, а уже 7 ноября 1920 года состоялась церемония открытия советского посольства. На тот момент оно было единственным иностранным дипломатическим представительством в Турции. В течение 1920-1922 гг. турецкой армии было безвозмездно поставлено значительное количество оружия, боеприпасов, военной техники, золота. В то же время Турция, несмотря на тяжелейшее экономическое положение, находила возможности для поставок зерна в южные регионы России. В Турции помнят слова основателя и первого президента Турецкой Республики Кемаля Ататюрка о том, что «победа новой Турции над интервентами была бы сопряжена с несравненно большими жертвами или даже совсем невозможна, если бы не поддержка России. Она помогла Турции и морально и материально. И было бы преступлением, если бы наша нация забыла об этой помощи».

К этой знаменательной дате Москва и Анкара готовили ряд совместных мероприятий, однако не смогли их провести из-за пандемии коронавируса. Лидеры двух государств обменялись поздравлениями по случаю 100-летия установления дипломатических отношений между Россией и Турцией, подтвердили обоюдный настрой на дальнейшее развитие взаимовыгодного партнерства.

Посол РФ в Турции Алексей Ерхов заявил в интервью ТАСС, что безопасность региона Ближнего Востока зависит от дружеских отношений между Москвой и Анкарой. «Хотел бы подчеркнуть, что дружеские отношения между нашими странами, основа которых была заложена ровно 100 лет назад, особенно важны в наши дни, когда от них во многом зависит безопасность в регионе, развитие и процветание народов наших стран», — цитирует его агентство ТАСС.

О том, как исторически развивались связи двух великих держав, рассказал в интервью телеканалу 24 TV министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. «На самом деле наши отношения с Россией начались еще в 1491 году — с письма, написанного русским царем Баязиду II, о желании развивать торговые связи между государствами. Сегодня же мы отмечаем годовщину установления дипотношений с Советской Россией после основания Великого Национального Собрания (парламента) Турции. В связи с эпидемией коронавируса мы не можем провести совместные мероприятия. Мы с Лавровым обменялись письмами. Возможно, в течение года и пройдут некоторые мероприятия», — отметил глава дипломатического ведомства.

М.Чавушоглу добавил, что за прошедшие 100 лет в отношениях между Россией и Турцией было очень много «взлетов и падений». По его словам, даже в период холодной войны, когда шла полная поляризация мира, Анкара сохраняла отношения с Москвой на определенном уровне. «Сотрудничество здесь неизбежно. Мы об этом говорим и Европе, Западу. Нас иногда спрашивают: что же вы сближаетесь с Россией? Это же бессмысленный вопрос. То, что мы налаживаем с Россией хорошие отношения, никак не должно вредить вам. Если речь идет о НАТО, то Турция – страна, наиболее активно поддерживающая НАТО во всех процессах. А то, что мы ведем торговлю с Россией или сотрудничаем в Сирии для прекращения боевых действий, либо работаем в Ливии для прекращения огня, хотя и на разных позициях, не противоречит чьим-либо интересам», — добавил министр. По его словам, несмотря на разногласия в проблемах Крыма, Украины, Черного моря, Грузии, Сирии, а также существовавшую некоторое время напряженность в связи со сбитым российским самолетом, для Москвы и Анкары важно продолжение диалога и поиски сфер взаимодействия в рамках взаимного уважения и учета национальных интересов.

На наш взгляд, эти высказывания и краткий исторический экскурс будут полезны, в частности, для заместителя госсекретаря США по вопросам Европы Мэттью Палмера. В предыдущей статье мы были вынуждены просветить этого высокопоставленного американского чиновника по вопросам российско-турецких отношений. Он неуклюже попытался охарактеризовать их в несвойственных для дипломата нелицеприятных выражениях, преуменьшить их значимость с точки зрения не только двусторонних отношений, но и для региональной и глобальной безопасности.  Не получилось. Удалось лишь продемонстрировать постыдное для дипломата незнание элементарных вопросов, которые изучают в Турции по программе средней школы.

В связи с этим вызывает удовлетворение оперативная реакция российского МИДа на эти высказывания. Представитель МИД РФ Мария Захарова, комментируя высказывания господина Палмера, который назвал российско-турецкое взаимодействие «суррогатным союзом, обреченным на развал», констатировала, что «такие намеки вызывают особое удивление». Многоплановое сотрудничество между Россией и Турцией принесло солидные результаты благодаря выстраиванию связей на взаимовыгодной и взаимоуважительной основе, без диктата и назиданий.

«Особое удивление вызывают намеки на некий «неравноправный» характер наших отношений с Анкарой и на давление, которое в контексте сирийских событий Россия якобы оказывает на турецких партнеров в сферах энергетики, торговли и туризма. Мне кажется, слово «взаимоуважительное» в Вашингтоне забыли. Можно было бы обратить внимание на наши двусторонние и многоплановые отношения с Турцией с точки зрения заимствования опыта», — отметила М. Захарова.

По ее словам, «периодически озвучиваемые Вашингтоном угрозы санкционного наказания своего союзника по НАТО Турции за приобретение российских ЗРК С-400 «демонстрируют дефекты различного рода «союзничеств» по американскому образцу». М.Захарова отметила, что в отличие от этого «образца» российско-турецкие договоренности работают и в Идлибской зоне деэскалации в целом соблюдается режим прекращения огня, а на отрезке трассы М-4 продолжается совместное российско-турецкое патрулирование.

Последующее реальное развитие событий в июне подтверждают эти слова. РФ и Турция достигли принципиального согласия по поставке уже второго комплекта систем ПВО С-400, заявил глава секретариата оборонной промышленности республики Исмаил Демир. Россия выполнила в 2019 году первый контракт на поставку Турции четырех дивизионов С-400 на сумму 2,5 млрд долларов. Контракт предполагает также опцион на еще один полковой комплект.

«У нас есть принципиальное соглашение по поставке второго комплекта С-400. Остались технические работы по трансферу технологий, деталям совместного производства, дорожной карте», — заявил И.Демир в интервью турецкому телеканалу NTV. По его словам, Турция намерена ввести в эксплуатацию С-400, несмотря на задержку из-за пандемии коронавируса. «Система С-400 покупается для использования. Точка. Об этом на всех государственных уровнях не раз говорилось. Работа продолжается», — отметил он, заявив, что в Анкаре «с интересом относятся и к предложениям по системам ПВО Patriot и Eurosam». «Если они будут конкретными, мы продолжим работу по ним. По Patriot все еще не удалось достичь зрелого решения. По Eurosam идет начатая ранее работа с Францией и Италией. По турецкой части она почти закончена. Как только закончат свою часть две другие страны, двинемся дальше», — сказал он.

Напомним, что поставки новейших российских систем ПВО С-400, вызвавшие кризис в отношениях Турции с США, начались в середине июля 2019 года. Вашингтон требовал отказаться от сделки и взамен приобрести американские комплексы Patriot, грозя задержать или вообще отменить продажу Турции уже оплаченных ею новейших истребителей F-35, а также ввести санкции в соответствии с CAATSA (закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций»). Анкара отказалась идти на уступки и продолжила переговоры о дополнительной партии С-400.

Продолжаются переговоры с Россией по обеспечению долгосрочного режима прекращения огня в Ливии. Об этом заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу по итогам переговоров с иранским коллегой Мухаммедом Джавадом Зарифом в Стамбуле. М. Чавушоглу, комментируя перенос визита российской делегации в составе глав МИД и обороны в Турцию, напомнил, что Анкара и Москва и ранее взаимодействовали по вопросу прекращения кровопролития в этой североафриканской стране. «Мы совместно стремились к прекращению огня в Ливии и продолжим усилия в данном направлении», — сказал турецкий министр. По его словам, президенты Турции и России сошлись во мнении по необходимости продолжения сотрудничества в направлении достижения долгосрочного режима прекращения огня в Ливии.
«Главы государств поручили МИД, минобороны и разведслужбам двух стран контактировать по ситуации в Ливии. Мы вышли на связь с российской стороной. Имели встречи на уровне замминистров и экспертов, рабочих групп. По итогам обсуждений нам стало ясно, что по основополагающим принципам урегулирования Турция и Россия разногласий не имеют», — сказал М.Чавушоглу.

Глава турецкого МИДа сообщил, что накануне провел два телефонных разговора с российским коллегой Сергеем Лавровым. «Решение о переносе визита российской делегации было принято по обоюдному согласию. Мы договорились провести переговоры позднее. Не надо придавать этому вопросу ненужный окрас. Никакого отношения к Ливии и Идлибу это решение не имеет. Вновь повторюсь, что Турция и Россия придерживаются различных позиций по Ливии, однако по основным принципам урегулирования ситуации наши позиции совпадают», — сказал М. Чавушоглу.

По его словам, вопрос заключается в согласовании модели дальнейшего развития процессов в период после прекращения огня. В этой связи было принято решение о продолжении турецко-российских переговоров на уровне рабочих групп. По мнению турецкого министра, в переговорах по Ливии должны принять участие и руководящие лица этой африканской страны. «Игнорирование позиции населения, племен может в итоге подорвать договоренности по Ливии. С подобным мы уже сталкивались ранее», — пояснил он.

Ранее СМИ сообщали, что российская ЧВК «Вагнер» в мае якобы ускорила вербовку сирийцев для Ливийской национальной армии Халифы Хафтара. При этом Турция, как утверждалось, помогает в конфликте силам ПНС. Между тем в ПНС заявляли, что ситуация в Ливии скоро нормализуется благодаря усилиям именно российских дипломатов.

Необходимо отметить, что Турция ведет очень активную политику на ливийском направлении. Наряду с многочисленными многоуровневыми контактами с Россией на высоком и высшем уровнях, Анкара аналогичную работу ведет с представителями США. Схема этой работы напоминает алгоритм действий турецкой стороны на российском направлении. Состоялся телефонный разговор Р.Т.Эрдогана с Д.Трампом. Стороны также договорились о создании рабочей группы по Ливии, в которую войдут представители министерств и ведомств, а также спецслужб двух стран. Планы серьезные, но результатов пока никаких.

Следует отметить, что российско-турецкий диалог продолжается и по линии министерств здравоохранения двух стран. Руководитель турецкого ведомства Фахреттин Коджа и глава Минздрава России Михаил Мурашко провели телеконференцию. Страны договорились вместе работать над созданием вакцины и производством лекарства от коронавируса.

Необходимо обратить внимание на факт сокращения в 2017-2019 годах доли России в турецком импорте голубого топлива. Она снизилась с 52% до 33%. Такие данные привело государственное информационное Анатолийское агентство со ссылкой на Управление по регулированию энергетического рынка (EPDK) Турции. По данным EPDK, снижение цен на голубое топливо на мировых рынках и рост доли ВИЭ в производстве электроэнергии, сказались на объемах поставок газа в Турцию. В 2017 году доля России в турецком импорте голубого топлива составляла 52%. Турция импортировала 28,690 млрд куб. м российского газа. В 2018 году этот показатель снизился до 23,642 млрд куб. м (47%). В 2019 году Турция импортировала в целом 45,205 млрд куб. м природного газа, из которых только 15,191 млрд куб. м пришлись на долю России.

Таким образом, доля России в импорте газа Турцией сократилась до 33%, а объем поставок российского газа за последние три года сократился почти вдвое — на 47%. Импорт СПГ в Турцию сокращается. В прошлом году 29% от общего объема импорта Турцией голубого топлива пришлось на сжиженный природный газ (около 13 млрд куб. м). В 2017 году импорт природного газа Турцией составил 55,250 млрд куб. м. Из них 10, 765 млрд (19,5%) составил СПГ. В 2018 году Турция импортировала 50, 361 млрд куб. м природного газа, в том числе 11,328 млрд куб. м СПГ (22,5%).

На внешнеполитическом векторе в июне следует также обратить внимание на отношения Турции и НАТО. Это проблемное направление для турецкого руководства пополнилось еще одной проблемой, теперь с французской составляющей. Президент Франции Э.Макрон заявил, что инцидент, произошедший между кораблями Франции и Турции в Средиземном море, служит яркой иллюстрацией смерти мозга НАТО. «Я возвращаю вас к моим заявлениям конца минувшего года о «смерти мозга НАТО». Я считаю, что недавний инцидент это ярко демонстрирует», — заявил французский лидер. По его мнению, линия Турции несовместима с её статусом страны-члена НАТО. Он также назвал эту ситуацию «недопустимой». По словам французского лидера, «Франция считает стабильность в Средиземном море ключевой задачей».

Напомним, что ранее турецкий фрегат у побережья Ливии отказался выполнить распоряжение о досмотре груза со стороны французского фрегата, принимающего участие в операции НАТО Sea Guardian. Уклоняясь от досмотра, турецкий корабль взял на прицел французский военный корабль с помощью радарной системы ракетного наведения, что во французском военном ведомстве расценили как «исключительно враждебные и агрессивные действия».

Министр национальной  обороны Турции Хулуси Акар, в свою очередь, отклонил заявления о том, что турецкие фрегаты действовали агрессивно по отношению к французскому военному кораблю, участвующему в миссии НАТО. НАТО 10 июня инициировала расследования в Восточном Средиземноморье на основании утверждений Франции о том, что турецкие фрегаты проявили «крайнюю агрессию» по отношению к французскому военному кораблю, действующему в рамках эмбарго США на поставки оружия в Ливию. «Рассмотрение всех записей, включая информацию, документы и все данные с нашего корабля и штаб-квартиры, демонстрирует, что претензия совершенно несущественна. Подготовленные по этому вопросу документы, подтверждающие легитимность действий Турции, были переданы гражданским и военным властям в штаб-квартиру НАТО», — подчеркнул глава турецкого военного ведомства.

МИД Турции не оставил без внимания слова Э.Макрона о «смерти мозга НАТО». Представитель турецкого внешнеполитического ведомства Хами Аксой считает, что объяснить эти слова французского лидера можно «лишь помутнением его рассудка». «То, что Макрон назвал «опасной игрой» поддержку нашей страной законного ливийского правительства по его просьбе и в рамках решений ООН, можно объяснить лишь помутнением рассудка», — сказал Х.Аксой. Он заявил также, что фельдмаршал Халиф Хафтар, которого поддерживает Франция, отказался подписать соглашение о прекращении огня в Ливии, и поэтому именно Париж «играет в опасную игру», неся ответственность за хаос в этой африканской стране

МИД Франции предпринял также попытку «проучить» Турцию и по линии Евросоюза. Французский министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан заявил, что Франция считает необходимым, чтобы в Евросоюзе как можно скорее состоялась дискуссия о перспективах отношений с Турцией. «Франция считает необходимым, чтобы Европейский союз незамедлительно начал предметное, без каких-либо табу, всестороннее обсуждение перспектив будущих отношений ЕС с Анкарой с целью защиты собственных интересов ЕС всеми имеющимися у него для этого способами», — констатировал министр. Он еще раз назвал скандальным инцидент с фрегатами Турции и Франции у побережья Ливии. «И в более широком смысле нужно прояснить роль, которую играет Турция в Ливии. Я думаю, что мы являемся свидетелями «сириизации» Ливии, поскольку военное вмешательство Турции происходит при сирийской поддержке», — подчеркнул министр.

В дополнение к этому скандалу власти Турции арестовали четырёх граждан по подозрению в шпионаже в пользу Франции, а именно в передаче французам сведений о различных религиозных и консервативных группах страны. Примечательно, что среди подозреваемых Метин Оздемир, бывший сотрудник службы безопасности французского консульства, который признался полиции на допросе, что собирал разведданные для французской разведывательной службы DGSE.

Еще одно жесткое заявление прозвучало в адрес Турции также от ее союзника по НАТО, от Греции. Министр национальной обороны Греции Никос Панайотопулос заявил в эфире телеканала Star, что страна готова к военным действиям против Турции ради защиты своих суверенных прав. По его словам, оборонное ведомство страны отмечает рост числа турецких провокаций в последнее время. «Я считаю, что единственный способ для Греции справиться с таким поведением, которое в целом имеет тенденцию к агрессии — это использовать все дипломатические методы и обеспечить увеличение сдерживающей силы ВС», — отметил министр. Он подчеркнул готовность Греции к военному противостоянию с Турцией. «Именно так!» — сказал он, отвечая на соответствующий вопрос журналистов. Напомним, в марте турецкий президент сравнил греческих военных на границе с Турцией с нацистами.

Грецию поддержал Кипр. Турция должна потерять свой статус кандидата на вступление в Европейский союз, если она не отступит от своего агрессивного подхода в Восточном Средиземноморье, заявил президент Кипра Никос Анастасиадис. Он считает, что все более настойчивые усилия Турции по бурению скважин для разведки нефти и газа у берегов Кипра являются незаконными, поскольку они нарушают исключительную экономическую зону острова (ИЭЗ). По его мнению, «либо они соответствуют условиям любой другой страны-кандидата, либо они не могут быть ни кандидатом, ни принятым в Евросоюз». Н.Анастасиадис также указал, что, хотя Кипр «выступает за то, чтобы Турция была членом ЕС, мы предпочитаем иметь европейского соседа, а не агрессивное государство, каковым является сегодня Турция». Он также добавил, что решение официально прекратить переговоры о вступлении является «одним из шагов, которые мы можем предпринять для того, чтобы послать сильный сигнал Турции, хотя я предпочёл бы мирное решение».

Анкара незамедлительно ответила на эти обвинения.  Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар обращаясь к военнослужащим пограничных войск, заявил, что у республики есть необходимая мощь для защиты интересов и прав страны в Эгейском море и Восточном Средиземноморье. «Мы хотим решить наши проблемы в Эгейском море и Восточном Средиземноморье в соответствии с международным правом. До сих пор мы выполняли эти задачи и будем продолжать их выполнять. Мы говорим, что, с одной стороны, проблемы могут быть решены мирным путем, а с другой стороны, как турецкие вооруженные силы, мы настойчивы и решительны в защите наших интересов и наших прав. У нас есть для этого все необходимые возможности», — констатировал глава турецкого военного ведомства.

Своими взглядами на эти разногласия между союзниками по НАТО поделился известный политический обозреватель Сами Кохен на страницах одной из влиятельных турецких газет Milliyet. По его мнению, Анкара в результате дипломатических и военных ходов, предпринятых в последнее время, заставляет союзников по НАТО ощущать присутствие Турции в регионах от Ближнего Востока до Восточного Средиземноморья и Северной Африки.  Это повышает риск противостояния и трений внутри альянса, в результате чего достижение компромисса осложняется.

За последнее время между Турцией и Францией уже не раз возникали споры, констатирует Milliyet. В частности, Париж выступает против военных операций Анкары в Сирии, а также активно поддерживает греческую администрацию Кипра и Грецию в противовес турецким устремлениям. Если вспомнить также известную позицию Франции относительно «геноцида армян» и членства Турции в ЕС в недавнем прошлом, то истоки двусторонней напряжённости становятся очевидными, отмечает автор.

Серьезный инцидент между военными кораблями Турции и Франции поставил двух членов альянса на грань вооружённого столкновения. «Это вызывает тревогу. Это не первый и не единственный случай, который заставляет сказать о НАТО: «Что это за альянс?», — подчеркивает С.Кохен.  Конечно, члены этой организации могут иметь разные взгляды на определённые вопросы, учитывая демократическую структуру НАТО. Несмотря на разные интересы и мнения, в целом чаще всего удаётся приходить к консенсусу, говорится в статье. Но в последнее время принципиальные расхождения и споры Турции с некоторыми союзниками по НАТО фактически перерастают в ссоры и даже создают риск конфликтов, подчёркивает автор.

В частности, в отношениях с Грецией также разгорелся «словесный поединок» и нарастает напряжённость. «Язык и стиль, которые при этом используются, создают впечатление, что речь идет не о двух союзниках, а о двух враждебных странах», — констатирует Сами Кохен. На фоне этого частым явлением стали и «воздушные стычки» над Эгейским морем — как проявление взаимной демонстрации силы в воздухе и на море между Турцией и Грецией, полагает автор. Это тоже повышает опасность локального конфликта. По его мнению, поведение Франции и Греции наглядно показывает, что эти страны не хотят считаться с существованием «новой Турции» и не стремятся обеспечить согласие и баланс между своими интересами и интересами Анкары, пытаясь при этом даже грубо «указывать» Турции, чтобы она знала своё место.

Внутриполитическое поле Турции активно пополняется новыми игроками. Список активных политических движений в стране за последние пять месяцев увеличился на десять новых политических партий. В результате их общее число достигло 91. Партия демократии и прогресса (DEVA), основанная бывшим вице-премьером Али Бабаджаном, входит в число упомянутых политических движений.  Следует также отметить Партию надежды, ставшую голосом тех, кто против увеличения пенсионного возраста. В этот список также вошли Партия единства Анатолии, Партия светлого будущего, Центральная партия матерей, Партия мира и равенства, Партия единства сил, Партия свободы общества, Партия реинтеграции и Партия нового пути. Бывший премьер-министр и министр иностранных дел Ахмет Давутоглу создал свою Партию будущего раньше указанного периода, в конце 2019 года. Первой новой партией 2020 года стала Партия единства Анатолии под руководством бизнесмена Бедри Ялчина. DEVA, тем временем, является шестым новым политическим движением 2020 года, которое было основано 9 марта.

Опрос исследовательского центра AREA Research показал изменение рейтинга политических партий Турции по их доле в общем количестве голосов избирателей. В нём оппозиционная Хорошая партия заменила входящую в коалицию с правящей Партией справедливости и развития (ПСР) Партию националистического движения (ПНД). На потенциальных выборах правящая ПСР получила бы 39% голосов, в то время как основная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) взяла 24,5%. Хорошая партия заняла третью строчку с 12%, и таким образом могла бы занять место ПНД, партнёра ПСР в правящем альянсе. Между тем прокурдская Партия демократии народов (ПДН) заняла четвёртое место с 10% голосов, за ней ПНД всего с 8%, а это, напомним, ниже избирательного порога Турции.

Издание отмечает, что Хорошая партия была основана выходцами из ПНД, а её лидер бывший министр внутренних дел Турции Мераль Акшенер известна тем, что была убеждённым критиком нынешнего лидера ПНД Девлета Бахчели. Вместе с тем Партия демократии и прорыва (DEVA), основанная бывшим вице-премьером Али Бабаджаном, ушедшим из ПСР, получила всего 2,6% голосов, в то время как Партия будущего бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу получила 1,4% голосов.

Также большинство из 57,3% участников опроса заявили, что они проголосовали бы за парламентскую систему в потенциальном референдуме для определения политической системы страны. Кроме того, на вопрос об отношении к финансовой политике правительства 58,4% опрошенных заявили, что считают её «неудачной». Отношение к борьбе правительства с коронавирусом положительно оценили ее эффективность 84,3% респондентов. В заключении участники опроса назвали самыми большими проблемами Турции экономику (46,4%) и безработицу (20,6%).

Интерес с точки зрения анализа внутриполитической ситуации на нынешнем этапе представляют результаты исследования Евразийского Центра изучения общественного мнения (AKAM). Они показали, что оппозиционный мэр Стамбула Экрем Имамоглу мог бы победить турецкого президента Р.Т.Эрдогана, если бы между ними состоялась сегодня президентская гонка. Чуть более 40% участников опроса заявили, что проголосовали бы за нынешнего президента, в то время как 45,5% предпочли бы Э.Имамоглу, избранного мэром от основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) в прошлом году, если бы эта пара баллотировалась на президентских выборах.

В общей сложности 46,9% опрошенных заявили, что не будут голосовать за Р.Т.Эрдогана, если он вновь будет баллотироваться, в то время как 39,2% заявили, что будут голосовать за него. По мнению организаторов опроса, отрицательные ответы «подтверждают, что некоторые члены Партии националистического движения, союзника ПСР не будут голосовать за Р.Т.Эрдогана на предстоящих выборах». Напомним, что ПНД начала отходить от критического подхода к правительству Р.Т.Эрдогана после неудачной попытки государственного переворота в июле 2016 года и вступила в полный альянс с правящей ПСР к 2018 году, объединив усилия на президентских и парламентских выборах. Именно этот сдвиг был критически воспринят частью избирателей ПНД и в конечном итоге привёл к созданию отколовшейся правоцентристской Хорошей партии. Опрос показал, что 14,9% участников будут отдавать свой голос в зависимости от соперника Р.Т.Эрдогана. Последующий вопрос для этих участников показал, что 43,2% проголосовали за Р.Т.Эрдогана в 2018 году, в то время как 29,7% выбрали кандидата от НРП Мухаррема Индже.

Авторы исследования также полагают, что снижение поддержки президента может быть связано с недовольством президентской системой, за которую на конституционном референдуме 2017 года проголосовали 51,41% избирателей. В ходе исследования 66,7% участников заявили, что они совсем недовольны президентской системой. 60,1% участников заявили, что Турция изменилась в худшую сторону после референдума 2017 года. Кроме того, министра внутренних дел Сулеймана Сойлу 40% участников назвали любимым политиком, когда их попросили выбрать два имени. Те, кто называл Р.Т.Эрдогана одним из них, составляли 40,1% участников опроса.

Наряду с этим, организаторы исследования высказали интересное предположение. Они полагают, что на следующих президентских выборах будут сформированы три альянса. Хорошая партия, Партия демократии и прорыва, Партия будущего и небольшие правые партии образуют первый, а НРП и прокурдская ПДН образуют второй альянс против третьего ослабленного на нынешнем этапе блока ПСР-ПНД.

Напомним, что в соответствии с турецким законодательством, политическая партия должна завершить свой организационный процесс более чем в половине городов Турции и провести свой первый съезд за шесть месяцев до даты выборов. Если политическая партия имеет в парламенте группу из 20 законодателей, то она будет иметь право участвовать в выборах и представлять кандидата в президенты. Партия также получает право на получение финансовой помощи из казны для участия в выборах. DEVA и Партия будущего проведут свои съезды в августе или сентябре с.г., что позволит им участвовать в выборах, если они состоятся после февраля будущего года.

Негативное влияние на рейтинг президента может оказать интервью газете Karar экс-президента Турции Абдуллаха Гюля, которое, на наш взгляд, будет способствовать обострению внутриполитической борьбы в стране. По мнению А.Гюля, обстановка в стране вызывает беспокойство, в частности с точки зрения экономической ситуации, ощутимого отката назад в вопросах права. Он считает, что путь в развитии страны в обратную сторону начался пять лет назад, объясняет успех партии, рост экономики страны и развития государства политикой, и, главным образом, реформами, которые были проведены правящей партией в первые пять лет ее нахождения у власти. «Воля и дальновидность, проявленная правительством, пришедшим ко власти в 2002 году, начала исчезать в последующие годы. Траты государства стали непрозрачными. Это делает Турцию страной с непредсказуемым будущим», — считает А.Гюль. Его слова, как бывшего соратника нынешнего президента, одного из основателей правящей ПСР, первого премьер-министра, первого президента страны от этой партии несомненно будут услышаны электоратом Р.Т.Эрдогана. Это не может, полагают эксперты, не сказаться в отрицательном плане на рейтинге нынешнего турецкого лидера.

Эти атаки оппозиции «подталкивают» Р.Т.Эрдогана к кадровым перестановкам, которые всегда болезненны. В июне появились сведения о планах президента Турции внести в ближайшее время некоторые серьёзные изменения в структуру кабинета министров Турции и некоторых министерств, что может нейтрализовать отдельные действия оппозиции. Напомним, что сегодня кабинет министров страны состоит из одного вице-президента и 16 министров. В соответствии с реформой число вице-президентов, как ожидается, будет увеличено до двух, а число министерств до 19. Некоторые министры могут лишиться должности.

Пока политики делают прогнозы относительно предстоящих парламентских и президентских выборов, а также формирования новых предвыборных альянсов, экономический блок правительства пытается преодолевать издержки в экономике в связи с пандемией коронавируса.  И здесь необходимо отметить, что официальные власти страны настроены довольно оптимистично.

Турция как никогда близка к тому, чтобы войти в ТОП-10 крупнейших экономик мира, заявил президент Турции Р.Т.Эрдоган. «В то время, как пандемия застала врасплох многие развитые страны, власти Турции, благодаря устойчивой системе здравоохранения, своевременному обеспечению населения продовольствием и средствами гигиены, приняли образцовые меры в борьбе с распространением коронавирусной инфекции», — отметил турецкий лидер. Президент отметил, что в период пандемии коронавируса мир увидел наглядный пример того, насколько большой путь был пройден Турцией в развитии демократии и экономики. «Несмотря на то, что в первом квартале 2020 года, в частности в марте, все усилия были направлены на борьбу с эпидемией COVID-19, экономика Турции выросла на 4,5 процента. Валютные резервы Центробанка снова превысили 93 млрд долларов», — сказал турецкий лидер.

Оптимизм президента поддержал Институт статистики Турции (TÜİK). Согласно его сведениям и данным европейского статистического офиса (Eurostat), экономика Турции в первом квартале текущего года выросла на 4,5% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Турция опережает многие европейские страны по темпам роста экономики. А экономика Евросоюза и Еврозоны в январе-марте 2020 года сократились на 3,2% и 2,6% соответственно. При этом на фоне пандемии коронавируса в первом квартале текущего года ВВП 12 стран Европы ушли в минус.

Эту нарисованную президентом страны радужную картину испортил в интервью Fox TV Али Бабаджан, возглавляющий Партию демократии и прорыва (DEVA). «Экономические институты Турции, включая институт статистики, находятся теперь под политическим давлением, а потому ключевым данным, отображающим экономические показатели страны, больше не доверяют», — считает он. Напомним, что бывший соратник Р.Т.Эрдогана, глава МИД и вице-премьер его правительства, курировавший макроэкономическую политику страны, сделал это заявление спустя несколько часов после того, как президент, теперь уже его политический соперник, уволил 10 высших должностных лиц Турецкого статистического института (TÜIK). Али Бабаджан считает, что «единственная причина сложившейся ситуации — это неверная политика правительства. При правильной политике Турция может стать самодостаточной страной. Для этого есть все необходимые возможности и средства».

В плане пессимистических заявлений в отношении турецкой экономики А. Бабаджан не остался в июне в одиночестве. Известный экономист и бывший советник Казначейства Турции Махфи Эгильмез заявил, что в марте уровень безработицы в стране достиг 23%. А это противоречит недавно обнародованным официальным данным. Турецкий статистический институт (TurkStat) сообщил, что уровень безработицы в марте зафиксировался на отметке в 13,2%. Однако М. Эгильмез в опубликованной в своем блоге статье написал, что официальные данные основаны на количестве людей, которые заявляют, что не имеют работы и ищут её в течение четырёх и более недель.

По его мнению, к уровню безработицы следует добавить сезонных работников, а также тех, кто ищет работу менее четырёх недель. «Если вы не учтёте все эти факторы, то вы получите искусственные выводы, поскольку безработица уменьшается там, где снижается занятость, что является ничем иным, как самообманом», — сказал он. Он также указывает, что безработица являлась постоянной проблемой в течение всего 2019 года, несмотря на меры правительства по стимулированию экономики, подскочив почти на 1 млн человек в течение года. Например, только в марте в сфере услуг работу потеряли около 694 тыс. человек, в то время как в строительном секторе и промышленности рабочих мест лишились 202 тыс. и 85 тыс. человек соответственно.

Интерес представляет мнение президента Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сума Чакрабарти. Выступая перед членами Комитета по внешнеэкономическим связям Турции (DEİK), он заявил, что Турция может стать сильнее благодаря кризису по причине пандемии коронавируса и призвал частный сектор Турции воспользоваться возможностями после вспышки COVID-19. «Одним из наиболее важных последствий пандемии и её воздействия на глобальные цепочки поставок является их гораздо более тщательное изучение. В новом мире, в который мы сейчас вступаем, компании будут уделять значительное внимание устойчивости и диверсификации. Турция, обладающая значительным потенциалом для увеличения экспорта, является одной из стран, которая больше всего выиграет в результате новой динамики», — уверен он.

Исследование ЕБРР показало, что из более чем трёх десятков стран, в которые банк инвестирует, Турция имеет «выявленное сравнительное преимущество RCA» в 189 товарных группах, что является самым высоким показателем среди всех стран региона ЕБРР. RCA, определяемое как соотношение доли продукта в общем экспорте страны и доли этого продукта в мировой торговле, помогает измерить, в какой степени страны могут извлечь выгоду из смещения и замещения цепочек поставок из Китая, который в настоящее время является доминирующим поставщиком в мире. С. Чакрабарти высказался также за модернизацию таможенного союза Турции с ЕС на благо обеих сторон, что позволит республике максимально использовать тенденцию диверсификации. Он также высказал твердую приверженность ЕБРР Турции, в которую банк за последнее десятилетие инвестировал 12,4 млрд евро.

52.68MB | MySQL:103 | 0,929sec