Ливия: Турция и борьба за власть в спецслужбах ПНС

Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар заявил, что его страна отвергает египетскую инициативу о прекращении огня в Ливии, добавив, что то, чего хочет Каир, неприемлемо. Заявления Акара прозвучали во время состоявшейся 4 июля встречи с начальником Генштаба ВС Турции Яшаром Гюлером и военнослужащими, дислоцированными в Ливии, в контексте поддержки его страной международно признанного Правительства национального согласия (ПНС). Акар добавил, что Египет разжигает «незаконную конфронтацию» и пытается «сделать что-то самостоятельно», но все, что он делает, неприемлемо. Министр национальной обороны Турции отметил, что Каир не вносит никакого серьезного вклада в достижение решений или укрепление единства и солидарности ливийского народа, а преследует свои «собственные интересы». Напротив, Турция активно действует в Ливии по приглашению международно признанного ПНС и на основе двусторонних соглашений между Анкарой и Триполи. Ровно через несколько часов после этого заявления самолеты ЛНА нанесла воздушный удар по базе Эль-Ватыя, где турки стали размещать свои силы ПВО и беспилотники. Пока не очень понятно, какой ущерб был нанесен в результате этого авиаудара, и, что главное, какие конкретно самолеты принимали в этом налете участие. Но в любом случае это первый внятный военный инцидент на фронтах после долго затишья и стабилизации линии фронта. На этом фоне временного перемирия турки начали активно реорганизовывать аппарат безопасности ПНС, стремясь его максимально централизовать и насытить его своими креатурами. Это в свою очередь уже породило борьбу за власть внутри ПНС, поскольку Анкара ясно обозначала свое желание серьезной перестройки разведывательных служб ПНС. Новый импульс этой подковерной борьбе придал визит 17 июня министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу вместе с главой Национальной разведывательной организации MIT Хаканом Фиданом. В состав делегации также входил заместитель последнего по радиоэлектронной борьбе Джемалеттин Челик и новый руководитель ливийского отделения MIT Метехан Олгун. Таким образом, констатируем, что в ливийской столице в настоящее время уже совершенно определенно идет новая битва, но на этот раз за контроль над разведывательными службами. Высший пост руководителя разведки и две должности его заместителей в настоящее время вакантны. Согласно ряду источников, на сегодня несколько кандидатов претендуют на высшую должность в разведывательных службах Триполи, но борьба за власть в ПНС препятствует этому процессу. Сейчас премьер-министр ПНС Фаиз Саррадж является исполняющим обязанности главы разведки и пока не готов лишиться этого инструмента влияния.
В соответствии со Схиратским соглашением, заключенным при посредничестве Организации Объединенных Наций в 2015 году, все государственные учреждения и структуры ПНС должны управляться в соответствии с трехсторонним соглашением, обеспечивающим представительство трех основных регионов страны — Триполитании, Киренаики и Феццана. Однако после отставки Абдуллы Масуда аль-Дарси 3 апреля ливийские спецслужбы остались без руководителя. Назначенный в 2018 году и представляющий Бенгази, аль-Дарси ушел в отставку после того, как силы ПНС были вынуждены оставить город Гарьян в ходе тогдашнего наступления Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием Халифы Хафтара. Его заместитель Аделькадер аль-Тухами, назначенный еще в 2017 году и представлявший юг страны (он был уроженцем Акар-аш-Шати), ненадолго заменил его и был в статусе «исполняющего обязанности» до своей смерти 9 мая. Его семья говорит, что он умер от сердечного приступа, но лагерь Хафтара утверждает, что он стал жертвой сведения счетов с ним связанной с ПНС милицией «Аль-Навайси», действующей в районе Триполи. Другой заместитель начальника разведки Абдулмаджид аль-Дабаа, который был назначен одновременно с А.аль-Тухами и представлял в спецслужбах Триполитанию, в настоящее время находится в тюрьме.
Одним из кандидатов на высший пост в разведке является бизнесмен из Мисураты Мухаммед аль-Ассави, которого поддерживает второй член Президентского совета Ахмед Миитига. Будучи также авторитетным ведущим бизнесменом в этом городе-государстве, Миитига стремится максимально продвинуть своих союзников на ключевые посты в ПНС и структурах силового блока. Командир милиции из Зинтана Имад аль-Трабелси также имеет амбиции занять высший пост в разведке, но у него очень плохие личные отношения с министром внутренних дел Фатхи Башагой. Еще в феврале министр отказался выделить 48 млн динаров, запрошенных Абдуллой аль-Трабелси, братом Имада аль-Трабелси, для урегулирования гуманитарной ситуации с беженцами в регионе Триполи. Сам же Имад аль-Трабелси тоже не очень позитивно проявил себя во время обороны Триполи во время апрельского наступления ЛНА, самовольно покинув линию фронта в феврале, когда проправительственные силы находились под самым сильным военным давлением со стороны ЛНА. К тому же в любом случае формально он не может претендовать на эту должность в принципе, поскольку не является ни членом гражданского общества, ни сотрудником спецслужб. В отличие от него, менее известный представитель этого клана Тарик Зармох реально имеет шансы на этот пост, поскольку официально он входит в структуру подразделения, ответственного за борьбу с джихадистскими группировками. В этой связи Зармох надеется, что именно эта его роль обеспечит ему международную поддержку для занятия поста главы разведки, учитывая, что борьба с терроризмом является одним из главных приоритетов международного сообщества.
Один из последних претендентов на эту должность — Мустафа Гадур. Он является лидером ополчения «Аль-Навайси», члены которой постепенно проникают в различные органы безопасности региона Триполи, а сам он возглавляет подразделение, ответственное за пресечение незаконной деятельности. Он также тесно связан и находится в хороших отношениях с главой Центрального банка Ливии Аль-Седдиком Омаром аль-Кабиром, который имеет в свою очередь тесные конструктивные связи с «Братьями-мусульманами». И что еще более важно, у него также хорошие отношения с итальянскими спецслужбами. Претензии М.Гадура на высший пост в разведке ПНС очень сильны, а в средствах достижения этого он особо не стесняется, если мы вспомним обстоятельства не проясненной до конца обстоятельств смерти А.аль-Тухами.
Наступление на Триполи, начатое ЛНА 4 апреля 2019 года, не только изменило военную обстановку на местах, но и изменило состав иностранных держав, вовлеченных в конфликт. В настоящее время Рим утратил свое доминирующее влияние на ливийские спецслужбы, с которыми он исторически всегда был тесно связан. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в настоящее время является главным спонсором ПНС и пользуется решающим влиянием на правительство с тех пор, как он помог ему отразить наступление ЛНА на Триполи. И это определяет ведущую роль Анкары в процессе назначения нового руководителя разведки ПНС. Теперь, развернув военные силы на западе Ливии, Анкара начнет все более активно настаивать на реформирование местных разведывательных служб, игнорируя Схиратское соглашение и гарантируя, что эти службы будут контролироваться исключительно Триполи и Мисуратой. В мае турецкая сеть «Братьев-мусульман» тщетно лоббировала назначение лидера исламистов Халеда Шерифа, бывшего члена Ливийской исламской боевой группы (ЛИБГ), которая была тесно связана с «Аль-Каидой» (запрещена в России). С их подачи он пафосно вернулся в Триполи 12 мая из Стамбула, явно публично позиционируя свое намерение занять место умершего к тому времени А.аль—Тухами. Именно тогда министр внутренних дел Фатхи Башага, который, кстати, вопреки распространенному мнению, находится в жестком конфликте как с местными «братьями», так и с их турецкими коллегами, начал активно перетряхивать аппарат безопасности. Фатхи Башага на сегодня очень в активной степени вовлечен в борьбу за власть в государственном аппарате безопасности и разведки. При этом он доверяет только мадхалистам из «Сил Раады», чьи люди интегрированы в органы безопасности под знаменем подразделения по предупреждению организованной преступности и терроризма. Это структурой командует Абдеррауф Кара, который находится на переднем крае этой кадровой чистки. Именно бойцы «Сил Раады» 4 мая арестовали Реду Гергаба, директора антикоррупционного отдела аудиторского бюро. Гергаб считается «занозой в боку» главы МВД, многие контракты которого он заблокировал, по данным наших источников в Триполи. Гергаб связан с Фейселом Гергабом, главой общественной телекоммуникационной группы LPTIC и членом окружения премьер-министра Фаиза Сарраджа. Освобожденный 8 мая Гергаб обвинил Башагу в том, что тот арестовал его в связи с расследованием коррупции в МВД. Башага также изо всех сил сейчас пытается оправдать этот незаконный арест перед государственным прокурором, поскольку он был осуществлен без необходимого ордера. В этой связи отметим, что в рамках своей подковереной борьбы Башага хочет создать в рамках противовеса разведке мощную обычную полицию, члены которой в настоящее время проходят подготовку. Эта реформа в основном направлена прежде всего на минимизацию уровня влияния двух крупных базирующихся в столице группировок: ополчения «Аль-Навайси» во главе Мустафой Гадуром и «Бригады революционеров Триполи»

52.47MB | MySQL:104 | 0,351sec