О политической ситуации в Израиле на фоне падения популярности премьер-министра Биньямина Нетаньяху

Нынешнее правительство Израиля было сформировано от силы два месяца назад после трех избирательных кампаний подряд, в течение которых (суммарно более года) еврейское государство находилось под управлением так называемого «переходного правительства», не имеющего поддержки большинства в Кнессете и потому ограниченного в своих полномочиях (в частности такое правительство не имеет возможности провести решение о принятии государственного бюджета). Ничего подобного за семь десятилетий возрожденной государственной независимости еврейского народа на его исторической родине прежде не бывало. Само по себе это свидетельствует о глубоком системном кризисе, переживаемом еврейским государством.

Еще одним свидетельством этого кризиса можно считать полный распад казавшейся незыблемой системы двух лагерей – правого и левого, существовавшей в Израиле десятилетиями. При этом правыми считались противник территориальных уступок арабам, а левыми, соответственно, сторонники таких уступок. Возглавляемый премьер-министром Биньямином Нетаньяху Ликуд традиционно считается правой партией, однако сейчас в коалиции с ним заседают ультраортодоксальные религиозные, левоцентристские и левые партии в то время, как все правые партии, кроме Ликуда, оказались в оппозиции.

Неудивительно, что в такой коалиции сразу же наметились острые разногласий и возможность проведения новых досрочных выборов в Израиле до конца текущего года обсуждается с завидной регулярностью. До недавнего времени Биньямин Нетаньяху имел возможность пугать этой возможностью своих строптивых партнеров, потому что опросы общественного мнения неизменно демонстрировали его высокую популярность среди граждан и предсказывали серьезное усиление его партии. Однако в последние недели эта тенденция переломилась. Популярность Биньямина Нетаньяху падает. Возглавляемая им партия тоже начинает слабеть в опросах. Однако это ослабление идет на пользу левоцентристским партнерам Ликуда по правящей коалиции, а оказавшимся в оппозиции правым партиям. Такой поворот можно объяснить только одним – Биньямин Нетаньяху перестает восприниматься в качестве лидера правого лагеря. Спектр причин разочарования в нем широк и включает в себя причины, политического, экономического и общегражданского характера.

 

Наглядным подтверждением данного тезиса могут служить результаты опроса общественного мнения, проведенного в понедельник тель-авивским институтом «Мидгам» по заказу 12-го канала ИТВ. Они однозначно указывают на то, что уровень доверия израильских граждан к премьер-министру еврейского государства и лидеру крупнейшей израильской партии Ликуд Биньямину Нетаньяху продолжает падать. Учитывая, что это, как уже было сказано выше, не первый опрос общественного мнения, дающий подобные результаты, можно утверждать, что речь идет о не о случайности, а именно о тенденции, которую более невозможно игнорировать.

Так, например, аналогичный опрос, проведенный два месяца назад, показал, что 74% израильтян довольны тем, как Биньямин Нетаньяху функционирует в условиях кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Опрос, проведенный на прошлой неделе, показал, что его функционированием на этом поприще довольны только 58% израильтян. Что же касается последнего по времени опроса, проведенного институтом «Мидгам» в понедельник, то он показал, что функционированием действующего премьер-министра в условиях пандемии довольны всего 46% израильтян.

Судя по данным этого опроса, еще менее популярна среди граждан деятельность премьер-министра Биньямина Нетаньяху на экономическом поприще. Лишь 33% опрошенных в понедельник заявили, что они поддерживают экономическую политику премьер-министра. Весьма примечательно, что его экономической политикой недовольны не только сторонники левых и центристских партий, но более половины опрошенных, заявивших, что они голосовали за партии правого лагеря, в том числе за Ликуд. Последнее неудивительно, учитывая резкий рост безработицы в Израиле и особенно тот тяжелый удар, который был нанесен нынешним кризисом по мелкому и среднему бизнесу.

Что касается электоральных потенциалов, то если бы выборы в Кнессет состоялись сейчас, то, согласно данным последнего опроса, проведенного институтом «Мидгам», Ликуд получил бы 37 мандатов (36 депутатов в Кнессете нынешнего созыва). На первый взгляд это весьма впечатляющий результат, учитывая, что всего в Кнессете – 120 депутатов, однако это заметно меньше, чем обещали израильской партии власти предыдущие опросы общественного мнения, согласно которым Ликуд мог рассчитывать на получение в Кнессете следующего созыва 40 мандатов и даже более.

На фоне ослабления Ликуда бросается в глаза усиление находящегося в оппозиции религиозно-сионистского блока «Ямина», возглавляемой депутатом Кнессета Нафтали Беннетом. Он получил бы 11 мандатов (5 мандатов в Кнессете нынешнего созыва).

За место второй по величине фракции Кнессет будущего созыва претендуют возглавляемый депутатом Кнессета Айманом Удой антисионистский блок Объединенный арабский список (ОАС), в состав которого входят коммунисты, исламисты и светские арабские националисты, и находящийся в оппозиции центристский блок «Еш атид2 – ТЕЛЕМ, возглавляемый депутатом Кнессета Яиром Лапидом. Оба названных блока получили бы по 15 мандатов. При этом у ОАС есть 15 мандатов и в Кнессете нынешнего созыва, а вот у блока «Еш атид» – ТЕЛЕМ сейчас 17 мандатов.

Основной партнер Ликуда по нынешней правящей коалиции, именуемой «правительством национального единства», центристская партия «Бело-голубые», возглавляемая министром обороны и «альтернативным премьер-министром» Биньямином (Бени) Ганцем, получил бы 11 мандатов, как и блок «Ямина». Однако для «Бело-голубых», в отличие от блока «Ямина», это серьезное ослабление, поскольку сейчас у этого блока 14 мандатов.

Далее в порядке убывание следуют: Возглавляемая министром иностранных дел Арье Дери сефардская ультраортодоксальная религиозная партия ШАС – 9 мандатов (ровно столько же мандатов у нее сейчас); находящаяся в оппозиции правая «израильская партия с русским акцентом» «Наш дом – Израиль», возглавляемая депутатом Кнессета Авигдором Либерманом, — 8 мандатов (7 мандатов в Кнессете нынешнего созыва); возглавляемый министром жилищного строительства Яаковом Лицманом ашкеназский ультраортодоксальный религиозный блок «Еврейство Торы», который получил бы 7 мандатов (ровно столько же мандатов есть у блока «Еврейство Торы» и в Кнессете нынешнего созыва), и находящаяся в оппозиции радикальная левая партия МЕРЕЦ, возглавляемая депутатом Кнессета Ницаном Горовицем, которая получила бы 7 мандатов, как и «Еврейство Торы». Однако, в отличие от последнего, для левых радикалов это весьма серьезное усиление, поскольку сейчас у МЕРЕЦ всего 3 мандата. Столь впечатляющее усиление МЕРЕЦ, несомненно, объясняется тем, что кроме левых радикалов в Израиле, по сути, не осталось никаких других левых партий.

Все остальные партии, включая возглавляемую министром труда и благосостояния Аиром Перецем левую Аводу, не преодолели бы электорального барьера, который составляет сейчас в Израиле 3,25% от всех поданных на выборах голосов. Однако в этом нет ничего нового по сравнению со всеми предшествующими опросами общественного мнения такого рода.

На вопрос «Полагаетесь ли или не полагаетесь на то, как правительство реагирует на вторую волну эпидемии коронавируса?», 59% ответили, что они не полагаются на правительство. 30% ответили, что они полагаются на правительство в данном вопросе, а 7% ответили, что они «полностью полагаются» на правительство данном вопросе.

52.76MB | MySQL:104 | 0,243sec