О состоянии турецко-американских отношений. Часть 1

Турецко-американские отношения в период после распада Советского Союза и окончания холодной войны оказались лишенными геополитического фундамента эпохи двуполярного мира.

Именно со времен холодной войны в отношении турецко-американских отношений, вплоть до настоящего времени, сохранился эпитет «образцовое партнёрство». Даже невзирая на то, что и во времена холодной войны отношения между Турцией и США нередко штормило (пример: Кипрский кризис), результатом чего становились попытки Турции развивать альтернативные варианты сотрудничества – в частности, с СССР, когда к Турции, в частности, начинали применяться ограничительные меры (запрет на поставки оружия).

Современные отношения между Турцией и США характеризуются наличием большого числа противоречий. Заметим, намного большим числом, чем это было ранее. Обратимся к их краткому, безусловно, неполному перечню.

В число этих противоречий следует отнести, как минимум – закупку Турцией российских систем ПВО С-400 и исключение американцами Турции из программы создания истребителя 5-го поколения F-35, попытку военного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года и проживание на территории Пенсильвании главного обвиняемого по этому делу – беглого проповедника Фетхуллаха Гюлена, поддержку американцами курдских организаций региона, включая Силы народной самообороны и Партии демократический союз, считающимися ответвлениями Рабочей партии Курдистана, признаваемой террористической организацией не только в Турции, но и в самих США.

Помимо этого, можно говорить ещё о разных «мелких трениях», включая арест вице-президента банка Halk Х.Атиллы и турецко-иранского бизнесмена Р.Зарраба в США, по обвинениям в нарушении санкционного режима в отношении Исламской Республики Иран. Которых, очевидно, «выпотрошили» на предмет личных интересов и методов / подробностей работы турецкого руководства на Ближнем Востоке и в Иране, в частности.

Фоном идет постоянная критика в адрес турецкого руководства и, прежде всего, президента Р.Т.Эрдогана в американских СМИ, создающая Турции негативный образ на Западе. Влиятельная армянская диаспора является лоббистом антитурецких шагов в Вашингтоне.

Нельзя при этом сказать, чтобы Турция не пыталась вести контрпропаганду. Однако, ни публикации в ведущих турецких СМИ статей президента Р.Т.Эрдогана, ни найм профессиональных лоббистских структур для работы в интересах Турции (и о той, и о другой практиках нами писалось на станицах сайта ИБВ – В.К.) пока не привели к существенному изменению картины в турецко-американских отношениях. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что эта практика начата Турцией относительно недавно, а ожидать быстрых плодов в таком деле, вряд ли, представляется разумным.

Во всяком случае, эпитет «образцовое партнёрство», применительно к отношениям с США, в самой Анкаре, в последнее время, регулярно ставится под сомнение.

Путей же выхода из сложившейся ситуации пока наметить не удается. Невзирая на то, что у процесса нормализации турецко-американских отношений есть в Турции большое лобби.

Прежде всего, речь идет о «старых турецких деньгах», которые заработаны, начиная с 1950-х годов на сотрудничестве между Турцией и США. Сегодня обладатели этих капиталов – самые известные турецкие фамилии – участники списка Forbes и «заседают» они в главном турецком деловом клубе – Турецкой ассоциации промышленников и предпринимателей (TÜSİAD).

Кроме того, за то, чтобы вернуться на путь в сторону Запада, выступает и главная оппозиционная Народно-республиканская партия Турции.

Заметим, что у неё пусть и нет возможности одержать победу в очном противостоянии с правящей Партией справедливости и развития. Однако, нынешний разрыв в рейтингах двух движений составляет всего лишь 6% (около 30% у ПСР и 24% у НРП), что делает возможным борьбу «стенка на стенку», «коалиция на коалицию» с небезнадежным для оппозиции исходом. Подчеркнем, что электорат НРП – устойчив, в пределах 25%. Однако, рейтинги ПСР постоянно падают и сегодня они уже перешагнули за порог возможности победы на выборах с итогом, который бы обеспечивал возможность формировать в одиночку (без теневой поддержки другой партии – в данном случае, Партии националистического движения – В.К.) однопартийного правительства.

Кроме того, торгово-экономические отношения между Турцией и Россией, очевидным образом, достигли своей пиковой отметки, если говорить о товарообороте. На 100 млрд товарооборота российско-турецким отношениям, в обозримой перспективе, никакими средствами не замахнуться. Эта цель – всего лишь указание линии горизонта со стороны руководства двух стран, достижение которой будет постоянно сдвигаться вперед.

Однако, России пока удается предлагать Турции интересные варианты крупных двусторонних проектов – АЭС «Аккую», газопровод «Турецкий поток» и поставка систем С-400. Теперь вопрос: каков «охват» этих проектов? В том смысле, какому срезу турецкой предпринимательской среды они интересны? Сразу скажем, что даже в АЭС «Аккую», где предполагается участие множества турецких подрядчиков, пробиться турецкому предпринимателю «с улицы» будет крайне затруднительно. Ситуацию там диктует ограниченное число крупных игроков, в том числе, из так называемого «ближнего круга» турецкого президента.

Так что, турецкому предпринимательскому сообществу, в массе своей не участвующему в российско-турецких мега-проектах, намного интереснее обычная «конвенциональная» торговля с Западом – с США и с ЕС. Россия, хоть она и под рукой, сегодня уже не столь интересна – ни по платежеспособности населения и заказчиков, ни с точки зрения общих правил ведения игры, по которым научиться играть удается далеко не всем турецким бизнесменам.

Впрочем, пока ситуация между Турцией и США развивается не слишком благоприятно – не раз можно было слышать за последние годы, что турецко-американские отношения находятся на своем «дне» и путей к урегулированию ситуации не просматривается.

Вплоть до того, что именно США стояли за обрушением турецкой лиры в 2018 году и именно «образцовый партнёр» грозит Турции – члену НАТО (!) — введением экономических санкций из-за покупки российских систем С-400. Не говоря уже об обвинениях Турции в том, что американцы стояли за попыткой военного переворота в стране, предпринятой в 2016 году.

Ещё один аспект следует затронуть – это ситуацию в Восточном Средиземноморье. США поддерживает антитурецкий газовый консорциум в составе Греция – Кипр – Египет – Израиль. Безусловно, США заинтересованы в том, чтобы природный газ добывался указанными странами, с помощью глобальных энергетических корпораций, и доставлялся на европейские рынки сбыта, в том числе, в качестве альтернативы газу российскому. И разумеется, с этой точки зрения, нынешняя турецкая активность в регионе, лишь только вредит американским интересам, о чем с Капитолийского холма в адрес Турции и открыто заявляют и, снова, грозят экономическими санкциями.

И, разумеется, существует ещё проблема турецко-израильских отношений, которые с 2011 года оказались, по сути, расторгнуты в том виде, в котором они существовали на протяжении десятков (!) лет, когда Турция и Израиль тесным образом сотрудничали в региональных делах, в том числе, по линии оборонных и разведывательных ведомств.

Турция сделала большую ставку на укрепление своей роли в мусульманском мире, объединяющим фактором в котором является лишь неприятие Израиля – не только его политики, но и самого факта его существования, как государства. Применительно к теме нашей статьи —  турецко-американским связям — это означает возникновение достаточно мощного антитурецкого израильского лобби в США. Или, скорее, антиэрдогановского, которое существенно затрудняет собственную лоббистскую деятельность Турции в Вашингтоне, на которую, с недавних пор, Анкарой выделяются немалые средства.

Итак, если обратиться к первопричинам возникновения между Турцией и США столь большого груза проблем, следует заметить следующее.

Турция с окончанием холодной войны и распадом Советского Союза почувствовала для себя исторический шанс и вернулась на практике к имперской повестке дня. Заметим, что теоретическая база для подобного ревашнизма начала складываться уже в середине 20-го века.

Распад СССР и, вообще, всего советского блока, означал для Турции открытие новых рынков сбыта. Это дало мощный толчок для развития турецкой экономики, начиная со строительства и туризма и заканчивая торговлей. Турция окрепла экономически и перешла к высоким темпам роста своей экономики, заявив о своем большом экономическом потенциале, который должен позволить ей справляться с задачами политического свойства.

В Турции, наконец, поняли, что в «европейскую семью» народов её не возьмут. И при наличии достаточно стройной идеологической базы и определенного экономического фундамента, Турция заявила о собственной повестке и о собственных планах, в которых Запада нет. Зато есть Ближний Восток и Северная Африка, Кавказ, Центральная Азия и Балканы – то есть, традиционные для Османской Империи территории. Сюда же стоит ещё добавить страны третьего мира, особенно в Африке и особенно те из африканских стран, которые исповедуют ислам.

Меры по сдерживанию развития Турции, в частности, путем отказа в продаже ей высокотехнологичного оборудования или же отказа в передаче технологий больше не работают, поскольку у Турции теперь есть альтернативы. К примеру, та же Россия – по ОПК и атому (сознательно не пишем «мирному» — В.К.), что наглядно показали сделки по АЭС «Аккую» и по системам ПВО С-400.

Наглядным индикатором того, что Турция находится сегодня на совершенно другой «волне» по отношению к Западу служит то, что у Турции нет своей повестки в НАТО. То есть, то, что реально интересует Турцию в структурах НАТО она получить не может. Более того, обеспокоенности Турции не особо НАТО и занимают (в частности, серьезное беспокойство по поводу образования курдской автономии в Сирии – В.К.).

А, в свою очередь, повестка НАТО (к примеру, планы по обороне стран Балтики и Восточной Европы – В.К.) для Турции является неблизкой, не сказать слово «чужой». Это все укладывается в тезис о «кризисе идентичности НАТО», в котором Турция смотрится достаточно чужеродно (что, впрочем, не должно наводить на мысли о перспективах выхода страны из НАТО – В.К.).

Многие связывают нынешний турецкий внешнеполитический курс, который столь сильно раздражает Запад – США и ЕС, с личностью президента Р.Т.Эрдогана.

Если это и является правдой, то лишь отчасти. Все же, новоосманская идеологическая база была подготовлена до прихода нынешнего турецкого президента к власти. Хотя, такой упор на собственной турецкой повестке, с отказом следовать в фарватере Запада, вероятно, свойственен далеко не всем турецким политикам. Ряд из которых полагают, что Турция чересчур оторвалась от «столбовой дороги» Запада и ей надо вернуться на неё. И эти политики ждут, безусловно, своего часа, который пробьет с уходом президента Р.Т.Эрдогана, который, по всей видимости, не за горами.

Правильным вопросом в этой связи является тот, случился ли необратимый (!) поворот в сознании турецкой политической элиты, где Запад – лишь одно из направлений турецких интересов и собственной турецкой повестки? И, следовательно, чего ожидать от следующего президента Турции, который будет уже избираться в 2023 году (скорее всего, Р.Т.Эрдоган выдвинется на этот пост, со ссылкой на то, что нынешний его срок является первым, после внесения поправок в турецкую Конституцию в 2017 году, однако, его выигрыш – далеко не так очевиден, как может показаться – В.К.)?

Важнейшим фактором для Турции в отношениях с Западом являются её отношения с США. И невзирая на весь груз проблем в турецко-американских отношениях, уместным представляется задаться вопросом, не качнется ли маятник в обратную сторону, допустим, после ухода «неудобного и неприятного» для Запада президента Р.Т.Эрдогана со своего поста? На место которого придет более «договороспособный и приятный» для Запада политик, который скорректирует курс Турции.

Для того, чтобы подступиться к ответу на этот вопрос, уместным является обратиться к турецко-американским отношениям на всю их глубину. И, как раз, на эту тему в 2019 году вышла книга – сборник статей «Турецко-американские отношения: 200-летний период и далее».

Авторами сборника выступили компетентные турецкие эксперты. Книга вышла под редактурой двух турецких исследователей – Сертифа Демира и Аиче Эминоглу.

Вот краткая биографическая справка на д.н. Сертифа Демира:

Он получил степень бакалавра экономики в Военной академии Турции (1981 г.), степень магистра по международным отношениям на Факультете экономики Стамбульского университета (1984 г.). Сертиф Демир закончил докторскую программу в 1987 г. на Факультете экономики. В 1990 году он окончил Военную академию и стал офицером штаба. До академической жизни он работал в сфере логистики на различных должностях в национальных структурах и в структурах НАТО. Он планировал и проводил различные мероприятия, включая учения и конференции. Д.н. Демир стал доцентом в 2014 году. После работы в различных университетах в 2017-2018 учебном году он перешел в Университет Турецкого авиационного ведомства (THK) на Факультет делового администрирования и Факультет управления логистикой. Сертиф Демир опубликовал множество книг и статей по своей специальности.

И краткая справка на д.н Аиче Эминоглу:

Она получил степень бакалавра на Факультете международных отношений на факультете экономики и административных наук Ближневосточного университета в 1997 году и степень магистра по международным отношениям в Институте социальных наук Черноморского технического университета в 2009 году. С 2011 по 2015 год она проходила обучение, по докторской программе, в Черноморском техническом университете, в Институте социальных наук, на Факультете международных отношений. В настоящее время она работает в качестве преподавателя в Черноморском техническом университете, на Факультете экономических и административных наук и на  Факультете международных отношений.

Авторский коллектив книги, посвященной турецко-американским отношениям, насчитывает около 40 известных исследователей и экспертов. Книга вышла в 2019 году в Анкаре, в издательстве Barış Kitap. На настоящий момент эту книгу можно считать, пожалуй, одним из самых полных и свежих изданий, посвященных всестороннему системному рассмотрению турецко-американских отношений. Ещё раз подчеркнем, что за грузом нынешних проблем в отношениях между США и Турцией надо увидеть: а) инфраструктуру в виде двусторонних связей, б) философию, если так можно выразиться, двусторонних отношений и в) тех лиц, которые работают на ниве турецко-американских отношений и, говоря шире, на ниве международных отношений и которые выступают за то, чтобы отношения между США и Турцией сначала бы нормализовались, а потом и вернулись к своему определению – «образцовому партнерству».

Рассматриваемая нами книга включает четыре главы, которые озаглавлены соответственно: «Философия и теоретический анализ отношений», «Турецко-американские отношения в историческом процессе», «Турецко-американские отношения через геополитическую, военную, политическую, экономическую и культурную призмы», «Турецко-американские отношения – регионы / структуры / проблемы».

52.77MB | MySQL:104 | 0,381sec