Попытки ФРГ добиться через ООН выполнения решений Берлинской конференции по Ливии

Промежуточный результат нынешнего председательства ФРГ в Совете Безопасности ООН показывает, что конфликтом, для урегулирования которого германская дипломатия стремиться воспользоваться своим текущим статусом, стал именно ливийский. В частности, Берлин выступил инициатором созыва видео-конференции на уровне министров иностранных дел государств-участников СБ ООН. В ходе мероприятия глава федерального внешнеполитического ведомства Х.Маас призвал международное сообщество вмешаться, поскольку «эскалация последних недель и месяцев грозит разрушить страну».

Из выступления главы МИД Германии следовало, прежде всего, явное намерение через СБ ООН, вдохнуть новую жизнь в Берлинский процесс урегулирования ливийского конфликта. Так, Х.Маас напомнил: «пять месяцев назад Совет Безопасности поддержал Берлинские соглашения своей резолюцией. Неделю назад мы приняли резолюцию о прекращении огня во всех конфликтах на фоне коронавируса. Теперь пришло время принять меры». Под последним он подразумевал выполнение эмбарго на поставки вооружений с зону противостояния, а также поддержку режима прекращения огня. При этом именно в несоблюдении данных требований Х.Маас упрекнул внешних игроков, которые, по его словам, остаются «главной движущей силой конфликта». Не случайно в своем выступлении глава германского МИДа сообщил: «пока весь мир закрыл границы, в ливийские города прибыли корабли, самолеты и грузовики с оружием и наемниками».

В настоящий момент на Германию воздействуют несколько факторов, заставляющих ее активизировать усилия на ливийском треке по линии ООН. С одной стороны, в рамках ЕС решение данного вопроса в серьезной степени связано с разладом между Францией и Турцией, поводом для которого стал инцидент у берегов Ливии связанный с контрабандой оружия. Данная проблематика была в том числе включена в повестку дня встречи министров иностранных дел стран Евросоюза в понедельник. Несмотря на то, что ситуация напрямую связана с эмбарго, к контролю над соблюдением которого призывали участники конференции в Берлине, ФРГ все же стремиться воздерживаться от излишней активности при разборе  произошедшего между Францией и Турцией, поскольку конечной целью Парижа является в данном случае ограничение влияния Анкары, участвующей в ливийском конфликте на противоположной стороне, а не борьба за реализацию на практике итогов Берлинской конференции.

С другой стороны, на Берлин давит Рим, опасающийся на волне новой эскалации очередного притока беженцев, которых у себя итальянские власти размещать не готовы. При этом первой, к кому обратиться Италия станет, судя по всему, именно Германия, для которой время решать проблемы нелегальной миграции также во всех смыслах не подходящее. Немаловажно и то, что риторика Х.Мааса и его итальянского контрпартнера Л. ди Майо в отношении угрозы эскалации совпадает. А Рим является штаб-квартирой  миссии Irini, стартовавшей пусть и под эгидой ЕС, но на фоне итогов Берлинской конференции с целью исполнения резолюций СБ ООН по эмбарго на отправку вооружений в Ливию.

Наконец, на экспертном уровне растет убежденность в том, что активизация ЕС в ливийском конфликте по поддержке такого рода действий со стороны Берлина должна неизбежно приводить и к фактическому участию Бундесвера. Так, германский дипломат, председатель Мюнхенской конференции по безопасности В.Ишингер считает, что «дипломатия слишком часто остается риторикой» в том случае, если она не подкреплена «использованием военных средств в международных конфликтах». При этом с его точки зрения начать меняться образ действий ЕС должен именно с переходом председательства к ФРГ.

Эксперт по внешней политике старшей коалиционной партии ХДС Н.Рёттген считает, что ФРГ слишком часто пытается переложить ответственность за участие в операциях на местах на других игроков, таких как, к примеру, США или Франция. По мнению парламентария, такой подход, особенно в нынешних обстоятельствах нельзя считать правильным по тем же причинам, о которых говорит В.Ишингер, т.е. потому, что ничем не подкрепленная дипломатия не работает сама по себе. В этой связи он видит целесообразным создание миротворческих сил, которые будут контролировать буферную зону между сторонами ливийского конфликта. В эти миротворческие силы, как настаивает Н.Рётген, должен войти Бундесвер.

В целом внешнеполитическая линия Германии в отношении ливийского конфликта в настоящий момент остается под контролем младшей коалиционной партии СДПГ, представителем которой является Х.Маас. Последний продолжает пытаться отстаивать решения Берлинской конференции, доказывая, что основу урегулирования должны составлять дипломатические методы. Это в большей степени соответствует деятельности ООН. Внутри Евросоюза, наоборот, крепнет убежденность, что вес в ливийских делах приобретают только те игроки, которые вовлечены в непосредственную вооруженную поддержку участников противостояния. Однако следование по этому пути рискует повлечь серьезные внутриполитические последствия для ФРГ, где в парламентских кругах и без того крепнет оппозиция в отношении участия Бундесвера в зарубежных миссиях в целом. При этом возражения есть не только среди оппозиционных партий, но и внутри правительственной коалиции.

Также не исключено усиление противоречий между самими странами-участницами Евросоюза, поддерживающими в ливийском конфликте противоположные центры силы, что, в свою очередь, только усилит поляризацию по данной проблематике внутри организации. Такое мнение на днях высказал представитель фракции «Зеленых» О.Нурипур, опасающийся, что политические договоренности, достигаемые в Брюсселе, не повлияют серьезным образом на ситуацию в Ливии. Таким образом, наблюдается совпадение позиций СДПГ и «Зеленых», некогда состоявших в одном правительстве при Г.Шредере при расхождении во взглядах в рамках нынешнего кабинета министров.

62.37MB | MySQL:101 | 0,535sec