Об интересах Ирана и Пакистана в Афганистане в контексте ожидаемого вывода войск США

Начало военной кампании США против радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) в Афганистане было поддержано большинством стран региона, которые разделяли цель свергнуть экстремистов и ликвидировать союзную им террористическую сеть «Аль-Каида» (запрещена в РФ). Правительства Тегерана и Исламабада с готовностью помогали Соединенным Штатам бороться с террористическими группировками: так, Иран предоставлял важную разведывательную информацию для поддержки спецназа США и организовавших вторжение в Афганистан подразделений ЦРУ. Даже правительство Пакистана, которое принято считать главным сторонником талибов, предложило свою помощь в поиске боевиков «Аль-Каиды» и взяло на себя роль основного канала снабжения сил НАТО. Однако в последние годы американской военной кампании можно было наблюдать, что региональный консенсус сформировался не в пользу присутствия войск США на территории страны. Хотя американские вооруженные силы оперативно свергли талибов и уничтожили убежища «Аль-Каиды» в Афганистане, многие зарубежные эксперты считают, что они увязли в собственной неэффективности. Между тем связи Вашингтона со многими региональными игроками, включая Пакистан и Иран, стали приобретать негативный характер. Учитывая, что вооруженные силы США планируют покинуть территорию Афганистана в следующем году в рамках мирного соглашения с талибами, конкуренты Вашингтона в регионе видят возможность вмешаться и расширить свое присутствие в охваченной войной стране. Активизацию подобных усилий можно было наблюдать после того, как Соединенные Штаты и талибы подписали в феврале соглашение, направленное на проведение переговоров об окончании войны. В соответствии с этим соглашением военный контингент США будут выведен из Афганистана к маю 2021 года в обмен на контртеррористические гарантии от талибов, также обязавшихся обеспечить постоянное прекращение огня и согласовать новые принципы разделении власти с афганским правительством. При этом, с учетом напряженной обстановки и регулярных вспышек насилия в Афганистане, ожидается, что внутриафганские мирные переговоры будут проблематичными и, вероятно, затянутся на годы. В то же время становится очевидным, что президент США Дональд Трамп неспроста рассматривает вопрос о скорейшем выводе американских войск из Афганистана накануне президентских выборов, которые состоятся уже в ноябре. По мнению американских экспертов, глава государства рассматривает данный шаг как возможность сделать популистский шаг, повысив собственный рейтинг в преддверии выборов, а также как способ сократить неэффективное расходование американского военного бюджета. В то же время ряд экспертов опасается, что в отсутствие мирного соглашения вывод военного контингента из США может спровоцировать силовое разделение сфер влияния в Афганистане, в котором будут участвовать соседние державы, преследующие свои личные интересы. «Цель состоит в том, чтобы добиться влияния и усилить рычаги по всем направлениям, чтобы ключевые игроки были в лучшем положении для достижения своих целей в постамериканском Афганистане – месте, которое, как мы можем ожидать, во все большей степени станет нестабильным и сложным», – считает Майкл Кугельман, старший научный сотрудник отдела Южной Азии в Международном научном центре имени Вудро Вильсона (г. Вашингтон).

Иран и Пакистан имеют давнюю историю вмешательства в дела Афганистана. Обе страны стремились улучшить свои отношения с поддерживаемым Западом правительством в Кабуле, одновременно проявляя благосклонность к талибам на случай, если они получат роль в будущем афганском правительстве. Неофициально, Пакистан сохранил свои давние связи с «Талибаном»: по сей день власти страны продолжают обеспечивать укрытие руководству движения. Иран, в свою очередь, молчаливо работает над укреплением связей с боевиками с целью расширения своих собственных стратегических интересов в Афганистане. Пакистан давно обвиняется в том, что он ведет двойную игру в Афганистане, укрывает и помогает талибам, получая при этом миллиарды долларов американской помощи для подавления боевиков.

Связи Пакистана с талибами восходят к 1990-м годам, когда Исламабад предоставлял боевикам движения оружие и обеспечивал их обучение. Пакистан был одной из трех стран, официально признавших правительство талибов, когда оно пришло к власти в Афганистане в 1996 году (наряду с Саудовской Аравией и ОАЭ) – авт.). После падения режима талибов в 2001 году многие главари движения укрылись в Пакистане. Эксперты полагают, что, поддерживая отношения с «Талибаном», Пакистан страхует свои давние стратегические цели в Афганистане – создание пропакистанского правительства в Кабуле и ограничения влияния его главного регионального противника Индии, которая также имеет тесные связи с Афганистаном. Аналитики уверены, что Пакистан станет крупнейшим бенефициаром вывода американских войск из Афганистана. «Если вывод приведет к мирному процессу, который, в свою очередь, приведет к урегулированию, Пакистан выиграет, так как это, вероятно, повлечет за собой наделение талибов ощутимой долей власти», – считает Кугельман. «Если мирный процесс рухнет, а вывод войск США приведет к периоду длительной дестабилизации, Пакистан все равно выиграет, потому что это сделает талибов еще сильнее», – добавил он.

Иран поддерживает своих традиционных союзников в Афганистане – шиитское хазарейское меньшинство и персоязычных этнических таджиков, хотя, в последние годы исламская республика и талибы установили более тесные связи, а лидеры движения даже посещали Тегеран. Иран и «Талибан» находились на грани войны в 1998 году, когда группировка контролировала большую часть Афганистана, после смерти восьми иранских дипломатов в афганском городе Мазари-Шариф. В то время Тегеран поддерживал афганский Северный альянс, воевавший против талибов до вторжения США в 2001 году.

Отношения между шиитским большинством Ирана и фундаменталистским суннитским движением «Талибан» вызывают ряд вопросов. Иран официально выступает против талибов, однако эксперты утверждают, что власти страны оказывают некоторую военную поддержку не только основному составу талибов, но даже отколовшимся группировкам. Аналитики утверждают, что, хотя Иран не хочет, чтобы талибы вернулись к власти, в то же время он стремится сохранить влияние на главарей движения и делает это в качестве перестраховки на случай, если они вновь обретут вес в качестве политических игроков в Афганистане или насильственно захватят контроль над страной. «Данные инициативы служат цели защиты сферы влияния Ирана в Афганистане и, возможно, даже созданию буферной зоны на афганской территории для защиты части восточных границ Ирана от проникновения враждебных ему сил», – считает Али Альфонех, старший сотрудник Института арабских государств Персидского залива в Вашингтоне.

Таким образом, текущая обстановка в Афганистане держит в подвешенном состоянии ряд игроков в регионе, так как существует несколько сценариев развития внутриполитической ситуации после вывода американского военного контингента с территории страны. В то же время, отсутствие стабильности в Афганистане служит дополнительным стимулом для того, чтобы заинтересованные региональные державы разрабатывали различные стратегии взаимодействия с борющимися за власть сторонами. В случае грамотного дипломатического подхода и Пакистан, и Иран смогут стать бенефициарами нового внутриафганского уклада. Учитывая сильную политическую и экономическую зависимость Афганистана от соседствующих государств, любое пришедшее к власти правительство будет заинтересовано в развитии дипломатических, а также торговых и экономических отношений с ближайшими соседями.

52.56MB | MySQL:107 | 0,417sec