К вопросу о решении Госсовета Турции по статусу Собора Святой Софии. Часть 5

10 июля 2020 года, спустя чуть более недели, после заседания 2 июля, Государственный совет Турции обнародовал официальное решение, которое удовлетворяет иск частного фонда об аннулировании решения Совета министров Турции от 1934 года по превращению мечети Святой Софии в музей.

С юридической точки зрения, ровно в тот самый момент, когда официально прозвучало решение Госсовета, Святая София вернула себе статус мечети и должна начать предоставлять религиозные услуги турецкому населению. Должно это случиться уже с конца июля месяца. 24 июля в Святой Софии состоится первый пятничный намаз, приготовления к которому идут полным ходом.

Разумеется, Святая София является многомерным фактором, и в этом вопросе присутствует и внутриполитическое измерение.

Достаточно характерным образом, Народно-республиканская партия предпочла «не связываться», а её лидер Кемаль Кылычдароглу отделался лишь очень кратким и общим комментарием про лицемерность турецкой власти. Не хочет он затрагивать чувства религиозного электората, как можно судить, по причине того, что рассчитывает на расширение своей электоральной базы за счет консервативной части общества. И не хочет нарваться на встречное обвинение со стороны ПСР, что НРП «не чувствует запрос народа» и «не уважает чувства верующих». Хотя, следует отметить, что Святая София – это не только про сам статус этого сооружения, но и про решение М.К.Ататюрка, которое было принято в 1934 году и которое сейчас поставлено под сомнение. А М.К.Ататюрк и есть основатель Народно-республиканской партии. То есть, отделаться подобным заявлением для республиканцев, даже в угоду политической конъюнктуре, смотрится, как минимум, странно.

Совсем в другом положении пребывает Хорошая партия Турции – своего рода «реинкарнация» Партии националистического единства.

Вот уж кому, а им не стоит бояться обвинений в «неверии» и в «воинствующей светскости». Поэтому 14 июля лидер «хорошистов» Мераль Акшенер выступила с весьма развернутым заявлением по Святой Софии. Произошло это на внутрифракционном заседании в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции, где Мераль Акшенер выступила решительно и развернуто, не в пример лидеру кемалистов Кемалю Кылычдароглу. Причем, нашлись у неё такие слова, которые должны быть услышаны и людьми верующими, желающими видеть Святую Софию в качестве мечети.

Процитируем лидера Хорошей Партии Турции:

«Турция, на этой неделе, стала ареной важных событий. Собор Святой Софии, доверенный султану Мехмету Хану, теперь будет полностью открыт для молитвы. Ожидание нашей нации сбылось. Пусть это решение будет удачным. Пусть будет удачным, но я чувствую необходимость в том, чтобы повторить свое предупреждение, сделанное в самом начале.

Святая София должна быть открыта для молитвы, но – закрыта для политики. Как вы знаете, уважаемый Эрдоган появился на экранах и произнес речь после решения Государственного совета. Я ожидала, что (это решение будет встречено) языком, в котором будут требования и ожидания, исходящие из нашей нации, поддержка, которая исходит ото всех политических сторон, здравомыслие и консолидация. Но снова этого сделано не было: он не смог сделать это снова. Он произнес речь, которая была проявлением борьбы, подпитываемой настроением, которая была выражением его бесконечной борьбы с Республикой, которая не объединяла, но и разделяла. Он снова был перед нами не как президент Турции, а как глава Партии справедливости и развития. Снова этого не случилось. Снова это было некрасиво. Вышел, и без стыда, он назвал решение основателя Республики Мустафы Кемаля Ататюрка, принятое им будучи президентом, как юридической ошибкой, так и предательством».

И далее:

«Приди в себя, уважаемый Эрдоган. Пусть твое ухо услышит свои собственные слова. В документе, исправленном 19 ноября 1936 года, после основания Фонда Фатиха султана Мехмета Хана, согласно записям нового Турецкого государства, вторым человеком, который зарегистрировал Святую Софию как мечеть Джами-и Шериф, стал тот самый нелюбимый тобой Мустафа Кемаль Ататюрк. Когда этот факт очевиден, никто не может говорить о такой юридической ошибке, даже более того, предавать историю без стыда, независимо от его положения. Султан Мехмет Хан был покорителем Софийского собора в османский период. Победителем в республиканский период был Гази Мустафа Кемаль Ататюрк. Излишним является перебрасывать мяч на сторону административного суда (Государственный совет – В.К.) и пытаться объявить себя покорителем Святой Софии, получив оттуда решение. Это — бессилие, которое вызывает лишь улыбку.

Уважаемый Эрдоган, это было требование нашей нации, партии его поддержала, судебная власть приняла решение, работа окончена. Республика, основанная Мустафой Кемалем, дала возможность сделать все это. В этом-то и дело. Говори, зная его историю. Говори это с осознанием своей должности».

Заметим, насколько удается Мераль Акшенер держать баланс между поддержкой принятому Государственным советом решению и между контратакой на власть за то, что они не слишком аккуратно обошлись с турецким вождем и его решением 1934 года. Цитируем дальше:

«Я имею в виду, что никто не должен осквернять это прекрасное решение. Никто не должен пытаться обидеть Гази Мустафу Кемаля Ататюрка и его соратников по оружию, используя собор Святой Софии. Потому что без них у нас не было бы собора Святой Софии с печатью турецкого государства и мечети в его названии. На самом деле, если бы их не было, у нас не было бы по всей Турции 84 684 мечетей. Когда делаются такие вещи, надо уделять особое внимание исторической реальности и тому, чтобы никого не оскорбить. Это требуется и для государственного деятеля, и для должности президента.

Да ради Бога. Вы видели хоть кого-то, спорящего по решению по Святой Софии на улице? Был ли хоть один гражданин, который оскорблял бы другого (по этому поводу)? – Нет. Тогда почему вы загрязняете такой союз и позируете на вершине государства, как будто произошел спор? Вы не устали от попыток расколоть единство нации?

Я хотела бы подчеркнуть важный момент: вы знаете, когда в повестку дня попало открытие Святой Софии для молитв (мусульман – В.К.), с тем чтобы были приняты правильные шаги, мы, в качестве Хорошей партии, подали предложение о проведении исследования. Наше предложение было отвергнуто как со стороны Партии справедливости и развития, так и голосами Партии националистического движения (союзник по коалиции ПСР – В.К.).

В ответ на реакцию, поступившую от многих стран, выступил представитель Дворца (то есть, «Аксарая» или «Белого дворца» — президентской резиденции в Анкаре – В.К.) и сделал заявление для западной прессы: «Решение по Святой Софии было принято совместно с оппозиционными партиями».

Во-первых, решение было принято судом, а не политиками. Они ведут себя так, как будто не сказали «нет» тому предложению, которое было нами сделано с государственным подходом, а теперь используют нас в качестве «защиты экрана». И, как всегда, как будто они не наплевали в руку помощи, сегодня они эти плевки облизывают».

Касательно предложения, поданного со стороны «хорошистов» по Святой Софии, цитируем:

«Вот почему наше предложение было важным. Мы подали это предложение с тем, чтобы на те реакции, которые могут поступить из-за рубежа, в качестве страны, мы могли бы дать ответ, используя общий разум и общий язык. Мы сказали, давайте над этим поработаем. Таким образом, мы хотели, чтобы турецкая политика была объединена против возможных реакций. Таким образом, мы могли бы дать более эффективный и сильный ответ».

Касательно непосредственно статуса Святой Софии:

«Султан Мехмет Хан завоевал (Константинополь и Святую Софию – В.К.). Мустафа Кемаль подготовил свидетельство на объект, где указана мечеть. Кто после этого может вмешаться? Но из-за того, что они думают, что управляют не государством, а фермой, единственный ответ, который они смогли дать – это «Но оппозиция тоже этого хотела». Внутри страны, они действуют, как будто оппозиция против этого, пытаются раздуть скандал. А потом отправляются на Запад и говорят, что «оппозиция тоже (этого) захотела. Вот такой у них подход. Вот такая у них искренность».

На самом деле, вопрос с тем, чтобы использовать объект и / или землю по назначению и должным образом – это вопрос, который касается не только Святой Софии и не только Садоводческого товарищества М.К. Ататюрка в Анкаре, о ситуации по которому мы уже писали ранее.

Решение Государственного совета Турции, который единогласно проголосовал за отмену решения Совета министров Турции 1934 года, породило волну отсылок к другим судебным процессам, где власть, очевидным образом, подыгрывает себе и использует недвижимость и землю страны по своему полному усмотрению.

В частности, продолжается дискуссия по поводу Канала «Стамбул», который вызвал в свой адрес судебные иски со множеством претензий, главная из которых – возможный огромный ущерб окружающей среде и уникальному природному памятнику, которым является Босфор.

И вот, что по поводу этого проекта говорит глава Хорошей партии Мераль Акшенер, в ходе того же самого выступления и сразу после вопроса Святой Софии:

«Пока все это происходит, в другом административном суде проходит еще одно дело… 10-й административный суд Стамбула, два месяца назад, запросил «Экспертное заключение» о Канале «Стамбул», который является безумием Эрдогана (обыгрывается «рабочее название» проекта, который сам президент страны назвал «безумным проектом», но, разумеется, в хорошем смысле, смысле его крайней амбициозности – В.К.). Он (то есть, суд – В.К.) сказал: «Пусть специалисты по этому вопросу поработают и объяснят нам правду. Исходя из этого мы и примем решение».

Что должен сделать кто-то, кто уважает судебную власть? Он должен ждать решения. Но что делает господин Эрдоган? Он продолжает игнорировать судебный процесс и мутить воду… Безумная рента Канала Стамбул так ослепила его глаза, что он не признает ни суда, ни закона».

И далее: «В то время, как продолжается судебный процесс, … осуществлена продажа участков площадью в 30 млн кв. м. В абсолютной тишине, продолжаются конкурсные процедуры.

В то время, как Святую Софию называют наследием Фатиха, забыли, что (и сам) Стамбул является наследием Фатиха. И снова они увлечены тем, чтобы создать ренту для тех пяти строительных подрядчиков (компании «близкого круга» Р.Т. Эрдогана – В.К.).

Что происходит, уважаемый Эрдоган? Откуда эта твоя спешка? Когда речь идет о решении суда, которое отражает ваши интересы, вы аплодируете, когда не отвечает вашим интересам, вы его игнорируете. Что это за беззаконие? Что это за аппетиты?

Ты отдаешь себе отчет в том, что собираешься уничтожить треть водных источников Стамбула? Ты отдаешь себе отчет в том, что сельскохозяйственные угодья будут погребены под бетоном?

Ты говоришь народу про 75 млрд лир (озвученная властью ориентировочная стоимость проекта – В.К.) в это безденежье, в эти трудные дни, вы будете тратить сотни миллиардов лир из казны нашего святого народа ради безумия. Ты это понимаешь?

Конечно, он понимает! Он знает, но продолжает, осознанно, предавать Стамбул, похороненный в бетоне. Когда дело доходит до ренты, когда дело доходит до бетона, власть смотрит во все глаза и слушает во все уши. Когда же дело доходит до людей, то она не видит, не слышит и не говорит.

Когда дело доходит до разграбления, разбазаривания сокровищ нации, у власти пробуждается аппетит. И она не видит, не слышит и не говорит, когда страдают и переживают ее граждане.

Когда речь идет о защите и обогащении себя, власть не признает границ. Когда же речь идет о притеснении женщин, власть играет в трех обезьян».

Ещё одной значимой политической силой, чья реакция на превращение Святой Софии из музея в мечеть является важной и представляющей для нас интерес, является прокурдская Партия демократии народов.

Надо сказать, что, невзирая на то, что ПДН, разумеется не афишируя этого, блокируется с кемалистами из Народно-республиканской партии, у неё присутствует свой собственный, нередко резко отличающийся от общепринятого, взгляд на актуальные вопросы повестки дня, который партия принципиально транслирует, невзирая на ту реакцию, которая на них, с неизбежностью, обрушится.

Собственно, это может быть, в полной мере, отнесено и к вопросу Святой Софии. ПДН опубликовала письменное заявление относительно решения Государственного совета превратить собор Святой Софии в мечеть. В заявлении, сделанном Севтап Акдаг Карахалы, пресс-секретарем Комиссии по политике в области образования, спорта, культуры и искусства партии, в частности, отмечается следующее:

«Партия справедливости и развития и Партия националистического движения оказались зажатыми в повестках внутренней и внешней политики, не справляются ни с экономическими ни с социальными кризисами, застряли в вопросе эпидемии коронавируса (Covid-19), их блок, в очередной раз, в качестве выхода, прибег к истории и культурному наследию. И выбрал построить на них свою политическую игру».

Как подчеркнуто в заявлении ПДН, нынешнее правительство пыталось скрыть реальность безработицы и бедности с помощью этой политики. И с помощью искусственного создания ажиотажа, власть пытается повлиять на религиозные слои населения.

В продолжении заявления ПДН, в частности, отмечается следующее: «Они пытался форсировать международное право и практику человеческой культуры, принимая решение от Государственного совета. Государственный совет стал участником этой политической игры, приняв решения в соответствии с директивами и политическими ожиданиями правительства. Это решение явно является политическим решением. Человеческая история и культура не только в Турции, не зависят от произвольной политической власти в любой стране. Ни одно государство не имеет права владеть и распоряжаться этим общим наследием. Эти произведения, которые являются мостами из прошлого в будущее, не могут стать площадкой политических сил по таким причинам, как финансовая рента, голосование или «безопасность». Этот принцип действует как для собора Святой Софии, так и для Хасанкифа, одного из огромных произведений человеческой культуры, разрушенного ради плотины».

Вот заявление, сделанное в английском варианте Твиттера ПДН: «Святая София – это часть гуманитарного культурного и исторического наследия. Превращение её в мечеть является ошибкой. С этим решением, Государственный совет стал частью пропагандистской машины ПСР. Решение должно быть отменено немедленно. Святая София – это не политический инструмент».

И даже более того: депутат от Стамбула ПДН Худа Кая, выступавшая на оппозиционном ТВ-канале Halk TV, отметила то, что статус Святой Софии – должен быть не мечеть, а церковь. Согласимся, что для турецкой политики данное заявление является более чем смелым и его могут позволить только те партии и политики, которые, целиком и полностью, уверены в своем мнении.

62.51MB | MySQL:106 | 0,748sec