Ситуация в Ливии: июнь 2020 г.

Формирования Ливийской национальной армии (ЛНА), потерпевшие ранее несколько громких поражений на западе Ливии, 1 июня объявили, что выбили отряды сторонников Правительства национального согласия (ПНС) из населенного пункта Аль-Ассабия в 120 км к юго-востоку от Триполи, восстановив таким образом контроль над ним. Действия на земле прикрывались самолетами ВВС ЛНА.

3 июня ООН сообщила о возобновлении непрямых переговоров в формате «пять плюс пять» относительно установления режима прекращения огня в Ливии. Этот формат предусматривает участие по пять военных представителей от ЛНА и ПНС. Сначала исполняющий обязанности эмиссара ООН в Ливии американка Стефани Уильямс провела переговоры в режиме видеоконференции с «пятеркой» от ЛНА. Ожидалось, что затем наступит очередь «пятерки» от ПНС.

Тем временем на земле продолжались бои. 3 июня силы ПНС объявили об установлении полного контроля над международным аэропортом Триполи, бездействующим с 2014 г., когда его разрушили в ходе боев между противоборствовавшими милициями. Он находится в 20 км к югу от столицы. Силы Х.Хафтара овладели им несколько недель спустя после начавшегося 4 апреля 2019 г. наступления ЛНА на Триполи.

Операция по захвату аэропорта была скоротечной – всего один день. В боях силы ПНС активно использовали турецкие ударные беспилотники. Поскольку их операторов быстро подготовить невозможно, очевидно, что ими управляли турецкие военнослужащие. Предварительно в ходе двухнедельных боев зона аэропорта была окружена силами ПНС.

В результате боев за аэропорт формирования ЛНА отступили к югу от него в направлении Гаср Бен Гашир.

В мае формирования ЛНА утратили контроль над важной авиабазой «Аль-Ватыя» в 140 км к юго-западу от Триполи.

Все эти военные успехи позволили силам ПНС 4 июня заявить, что отныне, после 14 месяцев боевых действий в окрестностях столицы Ливии,  они контролируют целиком Триполи и его предместья.

4 июня побывавший в Анкаре глава ПНС Фаиз Саррадж заявил о своей «решимости» установить контроль над всей территорией Ливии. Он же ответил отказом на пожелание ООН развить переговоры в формате «пять плюс пять», заявив об отказе садиться за стол переговоров с Х.Хафтаром.

5 июня силы ПНС добились очередного громкого военного успеха, установив контроль над городом Тархуна (80 км к югу от Триполи), бывшим последним оплотом ЛНА на западе Ливии. В апреле 2019 г., когда Х.Хафтар начал наступление на Триполи, милицейские формирования уроженцев Тархуны примкнули к ЛНА.

5 июня Совет Безопасности ООН единогласно одобрил резолюцию, продлившую на один год разрешение инспектировать в международных водах близ Ливии суда, заподозренные в том, что они нарушают эмбарго на поставки оружия в эту страну. Запущенная в апреле военно-морская операция Евросоюза «Ирини» пыталась действовать на основании этого разрешения, но быстро превратилась в фарс.

Судя по всему, после ряда крупных поражений «восточных» 6 июня командующий ЛНА фельдмаршал Халифа Хафтар оказался в Каире. Из египетской столицы после встречи Х.Хафтара с президентом АРЕ Абдель Фаттахом ас-Сиси в тот же день прозвучала «Каирская инициатива», предложившая прекращение огня с 6 часов утра 8 июня. В момент ее объявления присутствовал также спикер избранного ливийского парламента Акила Салех Исса. Понятно, что она была отвергнута ПНС и покровительствующей ему Турцией.

А.Ф.ас-Сиси потребовал от мирового сообщества поддержать его инициативу и призвал ООН организовать переговоры между враждующими Западом и Востоком Ливии. В «Каирской инициативе» содержался также мало реалистичный призыв к «роспуску милиций и изъятию у них оружия с тем, чтобы ЛНА смогла выполнить свои военные функции и обеспечить безопасность». Известно, что в отсутствие регулярной армии ПНС опирается на ряд милицейских формирований, в том числе исламистского толка. ЛНА кроме «регулярных» частей пользуется поддержкой также милицейских формирований, среди которых также есть исламистские салфистского толка.

Еще одно требование касалось вывода «иностранных наемников со всей территории Ливии».

По оценке А.Ф.ас-Сиси, «Каирская инициатива» якобы открывает дорогу к формированию избранного Президентского совета в Ливии и мешает «экстремистским милициям» контролировать (нефтяные) ресурсы страны. Ее поддержали Лиг арабских государств, Франция, ОАЭ. Иную позицию заняли США, призвавшие 11 июня к установлению в Ливии режима прекращения огня под эгидой ООН.

«Каирская инициатива» никак не помешала силам ПНС начать 6 июня наступление на Сирт, контроль над которым ЛНА установила в январе с.г. Это наступление было блокировано силами Х.Хафтара и уже 7 июня забуксовало, главным образом – благодаря применению авиационных средств поражения.

ЛНА установила контроль над Сиртом в январе с.г. До этого с 2016 г. город находился под контролем сил ПНС, и в частности, бригад бывших повстанцев из Мисураты, которые ранее после продолжавшихся несколько месяцев ожесточенных боев выбили из него джихадистов из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Переходу Сирта под контроль ЛНА способствовало то, что на сторону Х.Хафтара перешло одно из местных формирований салафистского толка.

Как утверждал командующий силами ПНС на Сиртском направлении генерал Ибрагим Байталмал, по состоянию на 7 июня «правительственные» силы находились в нескольких километрах от Сирта.

17 июня Каир провел операцию по репатриации с г.Тархуна на западе Ливии 23 работавших там египтян после того, как они подверглись насилию со стороны боевиков одной из группировок, лояльных ПНС. Их доставили в Марса Матрух. ПНС со своей стороны поторопилось объявить об аресте тех, кто подверг египтян ненадлежащему обращению.

20 июня президент АРЕ А.Ф.ас-Сиси предупредил, что любое продвижение сил ПНС к Сирту приведет к «прямому» вмешательству Египта в события в Ливии. По его словам, Сирт и расположенная к югу от него Аль-Джуфра являются для Каира «красной линией». Если эта линия будет пересечена, для обеспечения безопасности Египта потребуется «прямое вмешательство» египетской армии в Ливии. «Любое прямое вмешательство Египта будет законным и соответствовать международному праву, как с точки зрения Хартии ООН и ее положения о законной обороне, так и сточки зрения поддержки единственной законной власти, избранной ливийским народом — ливийского парламента», базирующегося на востоке Ливии, сказал А.Ф.ас-Сиси в телевизионном выступлении. «Если ливийский народ потребует от нас вмешаться, это будет сигналом всему миру о том, что Египет и Ливия имеют  общие взгляды на безопасность и стабильность», — отметил он.

Демарши Египта были поддержаны ОАЭ, Саудовской Аравией, Бахрейном и Иорданией. Спикер избранного парламента Ливии Акила Салех  Иссса поддержал предупреждение А.Ф.ас-Сиси, заявив, что считает «необходимым» вмешательство египетской армии с тем, чтобы «поддержать наши вооруженные силы (ЛНА), противостоящие терроризму и иностранному вторжению».

Достаточно интересная ремарка пришла от советника наследного принца Абу-Даби Абдулхалека Абдуллы, согласно которому «Триполи стал первой арабской столицей, оказавшейся под турецкой оккупацией». «Рассчитывайте на Египет и его армию, которая сыграет решающую роль. Она устрашит Эрдогана и остановит продвижение его наемников», — «посоветовал» он.

Со своей стороны Анкара обусловила любое перемирие предварительным выводом сил ЛНА из Сирта и Аль-Джуфры. ПНС восприняло заявление А.Ф.ас-Сиси как «объявление войны».

10 июня Министерство здравоохранения ПНС сообщило, что в результате подрыва на минах в двух южных кварталах Триполи, который ранее контролировала ЛНА, погибли по меньшей мере 30 человек, 60 получили ранения. Речь шла о кварталах Аин Зара и Вади ар-Рабии, куда после недавних боев начали возвращаться мирные жители.

10 июня напомнили о себе главные виновники того, что творится сейчас в Ливии – США. Они призвали стороны ливийского конфликта «в кратчайшие сроки» возобновить переговоры под эгидой ООН с тем, чтобы установить режим прекращения огня и помешать новым иностранным вмешательствам. Госсекретарь США Майк Помпео приветствовал «очень позитивные» решения ПНС и ЛНА возобновить диалог. «Настало время, чтобы все ливийцы, каждый лагерь перешли к действиям с тем, чтобы ни Россия, ни какая-либо другая страна не могли вмешиваться в дела суверенной Ливии ради своих интересов», — лицемерно заявил он, не став упоминать ни Турцию, ни Египет, ни ОАЭ, равно как напрочь «забыв» о роли США в событиях 2011 года.

Про достаточно мутную историю поведало 11 июня МИД РФ. Согласно этому ведомству, ранее СМИ сообщали о конфликте между параллельными правительствами в Ливии из-за валюты. Центральный Банк, находящийся в Триполи, требовал от ПНС изъять из оборота деньги, напечатанные в России по заказу ЦБ, базирующегося в контролируемой силами Хафтара Эль-Байде.
Госдепартамент США заявил о перехвате на Мальте якобы поддельных ливийских динаров на сумму 1,1 млрд долларов, которые были напечатаны российским Гознаком.

Как сообщили в МИД РФ, контракт на печать конфискованных на Мальте ливийских динаров был подписан в 2015 г. между АО «Гознак» и главой Центрального банка Ливии, утвержденным парламентом Ливии. В рамках исполнения своих контрактных обязательств российская организация направила в адрес ЦБ в Тобруке груз с напечатанными ливийскими банкнотами. В российском министерстве исходят из того, что указанные денежные средства необходимы для поддержания стабильного функционирования всей ливийской экономики. На Смоленской площади указали, что, таким образом, изготовленные для восточноливийского правительства динары не являются фальшивыми, в отличие от заявлений госдепартамента США на эту тему.

В Гознаке отметили, что таможня Мальты в 2019 г. задержала груз с банкнотами Центробанка Ливии, нарушив нормы международного права, и называть эти банкноты фальшивыми неправомерно (интересно, зачем надо было доставлять их через Мальту? – авт.). В заявлении подчеркивалось, что экспертная комиссия по вопросам Ливии при Совете Безопасности ООН не нашла нарушений санкций в поставке банкнот. При этом АО «Гознак» и Центральный банк Ливии неоднократно пытались добиться объяснений мальтийских властей по поводу задержания таможней Мальты груза с банкнотами ЦБ Ливии, однако власти не предоставляли разъяснений.

11 июня Турция отвергла «Каирскую инициативу», однако высказалась за установление режима прекращения огня под эгидой ООН. «По нашей оценке, (египетский» призыв к прекращению огня – мертворожденный. Он не реалистичен и не искренен», — заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Одновременно стало известно о намерении Турции закрепить свое военное присутствие в Ливии путем создания двух баз – авиационной в Аль-Ватые (к юго-западу от Триполи) и военно-морской в Мисурате.

10 июня произошел конфликт не только месяца, а и возможно – года. В тот день Турция не позволила греческому фрегату из состава европейской миссии «Ирини» осуществить досмотр судна, заподозренного в нарушении эмбарго на поставки оружия в Ливию. Инцидент произошел в международных водах, примыкающих к территориальным водам Ливии. Эскортировавший судно фрегат ВМС Турции взял на прицел греческий  корабль и предложил ему ретироваться. К тому времени Турция располагала семью фрегатами в этой зоне и могла диктовать свои условия.

10 июня инцидент повторился с французским фрегатом, которого трижды подсветили радарами целеуказаний турецкие корабли. Это делается перед ракетной стрельбой и является как бы предупреждением. Парижу особенно не понравилось то, что турецкие корабли использовали принятую в НАТО систему опознавания «свой – чужой».

Уже 12 июня возмущенный инцидентом Евросоюз потребовал помощи от НАТО, членом Альянса формально является Турция. 14 июня ужесточила тон Франция, осудившая «неприемлемое» поведение Турции, которое Париж «не может позволить» Анкаре. Тем самым Париж подтвердил ранее заявленное — «Мозг НАТО находится в коме» — и Альянс оказался просто недееспособным.

17 июня Франция осудила «чрезвычайно агрессивные» действия Турции против одного из французских фрегатов в Средиземном море. Она поставила все точки над i, четко заявив, что именно турецкое вмешательство подрывает все усилия по достижению перемирия в Ливии. Все это было высказано на видеоконференции с участием министров обороны стран НАТО. В целом, эти инциденты продемонстрировали недееспособность европейской операции «Ирини».

17 июня в Триполи с необъявленным ранее визитом побывал глава МИД Турции М.Чавушоглу. Это была самая высокопоставленная делегация Турции с момента начала наступления ЛНА на Триполи в апреле 2019 г.

20 июня президент АНДР Абдельмаджид Теббун принял в Алжире главу ливийского ПНС Ф.Сарраджа. Как сообщило информагентство АПС, обсуждались возможности привлечения Алжир в качестве посредника для урегулирования конфликта в Ливии. Еще 9 июня представитель канцелярии президента заявил, что Алжир был готов «играть роль посредника для того, чтобы собрать стороны» ливийского конфликта, одновременно оставаясь «нейтральным».

За неделю до главы ПНС в Алжире побывал спикер избранного ливийского парламента (поддерживает восточное правительство) Акила Салех Исса.

20 июня президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси еще раз предупредил, что любое продвижение сил ПНЕ к Сирту приведет к «прямому» вмешательству Египта в события в Ливии. По его словам, Сирт и расположенная к югу от него Аль-Джуфра являются для Каира «красной линией». Если эта линия будет пересечена, для обеспечения безопасности Египта потребуется «прямое вмешательство» египетской армии в Ливии.

22 июня в Ливии побывал командующий Африканским командованием Пентагона (Африком) генерал Стефан Саундсенд. Там он провел переговоры с главой ПНС Ф.Сарраджем. Как сообщили ПНС и американское посольство в Ливии, на встрече в Зуаре (120 км к западу от Триполи) обсуждались вопросы, касавшиеся остановки боевых действий в Ливии, возвращения за стол переговоров под эгидой ООН, а также взаимодействие в борьбе с терроризмом.

За несколько дней до этого Африком распространило «новые доказательства активности российских (военных) самолетов в ливийском воздушном пространстве». По американским данным, эти самолеты были переброшены в Ливию в конце мая и сейчас совершают взлеты и посадки на авиабазах в Аль-Джуфре и Сирте.

23 июня в режиме видеоконференции прошла встреча глав МИД стран –участниц Лиги арабских государств (ЛАГ). По ее итогам ЛАГ призвала к выводу с территории Ливии и ее территориальных вод иностранных войск и началу мирных переговоров. ПНС первоначально отказалось от участия в этой встрече, организованной по инициативе Египта, однако затем передумало.

Представитель ПНС на встрече Салех аш-Шемакхи выразил особое мнение по поводу призывов ЛАГ, заявив, что иностранные силы, которые поддерживают Триполи, якобы содействуют отражению «агрессии» со стороны ЛНА.

Известно, что на стороне ПНС воюют военные «советники» из Турции и до 10 тысяч наемников из числа бойцов протурецких формирований из Сирии. ЛНА пользуется поддержкой порядка 2 тысяч сирийцев из числа сторонников Дамаска, наемников из Судана. Неоспоримым также является присутствие бойцов российской ЧВК «Вагнер». По всей видимости, они наняты одной из нефтяных компаний.

Еще одна загадочная история. Зарубежные СМИ заметили появление в Ливии зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Панцирь-С» на базе автомашин КАМАЗ-6560. Интересно, как и от кого они туда попали? Давно известно, что ОАЭ поставили из своего наличия в Ливию ЗРПК этого типа, но они были на шасси германских MAN. Причем, по имеющимся данным, 9 из них были уничтожены турецкими беспилотниками.

Что касается «Панцирей» на базе КАМАЗов, то такие поставлены в Алжир, Эфиопию, Ирак, Сербию, Эфиопию, а также состоят на вооружении российской армии. Задачка с 6-ю неизвестными?

24 июня в Ливии с блиц-визитом побывал глава МИД Италии Луиджи ди Майо. У него состоялись встречи с главой ПНС, министрами внутренних и иностранных дел ПНС. Принципиальная позиция Рима – он против раскола Ливии. Именно этим он объясняет свое взаимодействие с Триполи и Анкарой.

25 июня Франция, Италия и Германия в совместном заявлении призвали к прекращению «любого иностранного вмешательства» в Ливии. Они предложили сторонам ливийского конфликта «немедленно и без выдвижения предварительных условий прекратить огонь».

29 июня громкое заявление президента Франции Э.Макрона прозвучало из германского Мезеберга. Он обвинил Турцию в том, что она несет «историческую и преступную ответственность» за ливийский конфликт при том, что она «претендует на то, что является членом НАТО». По его оценке, в Ливии, с 2011 года раздираемой гражданской войной, «первой, кто осуществила иностранное вмешательство, была Турция».

30 июня глава МИД Турции М.Чавушоглу заявил, что Франция выступает за расширение российского присутствия в Ливии. «С одной стороны, НАТО рассматривает Россию как угрозу. С другой стороны, Франция – член НАТО – пытается усилить российское присутствие в Ливии», — утверждал он на пресс-конференции в Анкаре.

В целом, есть понимание, что Турция и Россия включились в борьбу за ливийскую нефть – самую дешевую по себестоимости в мире. Франции это не очень нравится, поскольку ее нефтяные компании рискуют остаться не у дел. В этой борьбе, как представляется, есть смысл делать ставку на традиционного союзника, каковым является Франция. Последняя крайне негативно относится к перспективе иметь в своем подбрюшье «Братьев-мусульман», олицетворяемых с ПНС и Турцией, и, кстати напомним, запрещенных в РФ. Что касается России и Египта, то им, возможно, стоит подумать о политических альтернативах Х.Хафтару, которые могли бы защитить их интересы на востоке Ливии. В любом случае ключевыми внешними сторонами конфликта в Ливии в ближайшей перспективе останутся два заклятых «друга» Россия и Турция.

62.42MB | MySQL:101 | 0,535sec